В 1875 году в Олимпию приехал немецкий археолог Эрнст Курциус, заранее от лица своего правительства договорившийся с властями Греции о том, что раскопки на территории этого античного города будут разрешены лишь германским ученым.

Курциус добился выдающихся успехов: он раскопал Алтис, храмовый участок, некогда примыкавший к стадиону, на котором проводились античные Олимпийские игры. Хлынувший из Олимпии поток артефактов оживил интерес любителей истории к этим великолепным состязаниям, о которых так много писали древние авторы.

Путь на Олимп: история возрождения Олимпиады
Олимпийский забег, иллюстрация Уолтера Крейна к «Истории Греции» Мэри Макгрегор, 1913 г.
Фото
WALTER CRANE / Уолтер Крейн

Эпоха легенд

Что мы сейчас знаем об античных Олимпийских играх? Как пишет живший во II веке нашей эры географ Павсаний, честь проведения первых таких состязаний многие приписывали критянину по имени Геракл, жившему еще во времена, когда миром правил жестокий бог Кронос.

«Есть и такие, которые говорят, что здесь Зевс боролся за власть с самим Кроносом; иные же считают, что он установил эти игры после победы над ним. Победителями называют и других <богов>, так, например, Аполлона, который победил в беге Гермеса, а Ареса одолел в кулачном бою», — сообщает Павсаний.

Путь на Олимп: история возрождения Олимпиады
Зажжение Олимпийского огня, литография, 1922 г.
Фото
Getty Images

По традиции эти игры проводились раз в четыре года — в канун первого полнолуния после летнего солнцестояния. Первые достоверно известные нам состязания в Олимпии состоялись в 776 году до н. э. По мере того, как Олимпийские игры расширяли свою известность в античном мире, увеличивалась и их продолжительность: сначала один день, потом три, и, наконец, начиная с 468 года до н. э., — до пяти дней.

Постепенно расширялась и программа состязаний: сначала бег, в 708 году до н. э. к нему добавилось пятиборье, в 688-м — кулачный бой, в 680-м — колесничные бега, в 648 до н. э. — скачки и панкратий (единоборство).

Участвовать и созерцать Олимпийские игры имели право лишь полноправные граждане-эллины, ни иностранцев, ни женщин туда не допускали. Атлеты прибывали в Олимпию за десять месяцев до начала игр и в течение этого срока упражнялись вместе. Непосредственно началу игр предшествовали пышные церемонии с участием жрецов, судей и атлетов. Победители же состязаний получали практически царские почести и входили в число наиболее уважаемых граждан. Авторитет и популярность мероприятия еще больше возросли, когда Греция стала частью Римской империи.

Но по мере того как Рим погружался в упадок, увядали и Олимпийские игры. Спортивная инфраструктура Олимпии ветшала от времени и разрушалась землетрясениями. Широкое распространение христианства постепенно отвращало людей от участия в «языческих обычаях». В 394 году н. э. император Феодосий приказал закрыть языческие храмы и запретил проведение Олимпийских игр.

К этому моменту оказалось проведено уже 292 четырехлетних Олимпийских цикла, а 293-й Олимпиаде случиться уже оказалось не суждено. Спустя полтора столетия остатки Олимпийских сооружений были окончательно разрушены сильными землетрясениями, а потом постепенно поглощены наносами реки Алфей.

 Не сказать, правда, чтобы об Олимпийских играх забыли — красочные описания античных авторов передавались из поколения в поколение. Небольшие «олимпийские» состязания проводили в XVII веке в Англии, свои «Олимпийские игры» учредила в конце XVIII века и Французская Республика.

Позже идею возрождения Олимпийских игр в Греции активно пропагандировал поэт Панайотис Суцос, увлеченный возрождением древних национальных традиций. На средства богатого филантропа Евангелиса Заппаса с 1859 по 1889 годы в Греции прошло пять игр, названных Олимпийскими. Однако все это были чисто региональные мероприятия. Пока за дело не взялся французский аристократ Пьер де Кубертен.

Борьба важнее триумфа

Пьер де Фреди, барон де Кубертен, родился в первый день 1863 года. Как и многие аристократы той эпохи, он был прогрессивным интеллектуалом с широким кругом интересов: образование, история, литература и социология. Он был приверженцем древнегреческого идеала всестороннего развития — и ума, и тела.

Впрочем, идеалист Кубертен руководствовался и практическими соображениями. Будучи искренним патриотом, он полагал, что его родная Франция, униженная недавним поражением в войне с Пруссией, нуждается для реванша в умной и физически развитой молодежи в рядах своей армии.

Естественно, Кубертен не мог не знать о раскопках, которые Эрнст Курциус проводил в Олимпии. Барон относился к этому очень ревностно — и однажды он даже патетически провозгласил: «Германия раскопала то, что осталось от древней Олимпии. Почему Франция не может восстановить старое величие?» В 1888 году Кубертен основал общественный «Комитет по распространению физических упражнений», а годом позже высказал идею возрождения Олимпийских игр — в качестве именно международного, а не регионального соревнования.

Кубертен был убежден, что возрождение Олимпиады
умиротворит человечество

Ссылаясь на древнегреческую практику священного перемирия во время Олимпийских игр, Кубертен доказывал, что возрождение Олимпиады послужит делу умиротворения человечества, поспособствует взаимопониманию между культурами. Кроме того, он считал, что Игры помогли бы утверждению философского идеала спортивного соревнования: что состязание, борьба за победу над соперником важнее самой победы.

Кубертен выразил этот идеал так: «В жизни важен не триумф, а борьба. Главное — не завоевать, а хорошо сражаться».

Неугомонный барон добился созыва в 1894 году в Париже международного конгресса, состоявшегося 16–23 июня 1894 года в Сорбонне. На него со всего мира съехались энтузиасты и любители спорта. Они договорились создать Международный олимпийский комитет (МОК), первым президентом которого избрали друга Кубертена греческого коммерсанта, поэта, переводчика и филолога Деметриуса Викеласа.

Путь на Олимп: история возрождения Олимпиады
Члены первого Международного Олимпийского Комитета: Виллибальд Гебхард, Пьер де Кубертен, Иржи Гут-Ярков
Фото
IOK

Именно Викелас убедил членов МОК, что первые международные Олимпийские игры следует провести в Афинах (Кубертен настаивал на том, чтобы устроить их в Париже, приурочив к Всемирной выставке 1900 года). Таким образом ярко подчеркивалась преемственность новых Олимпийских игр древнегреческим.

Вопрос финансирования

Члены МОК постановили, что Олимпийские игры, как и встарь, должны проходить каждые четыре года. Чтобы подогреть интерес общественности, дело решили не откладывать в долгий ящик — и провести первую Олимпиаду уже в 1896 году. Кубертен до конца сомневался, что небогатая Греция сможет устроить у себя столь значимое мероприятие, но Викелас, обладавший на родине громадными связями, со всем пылом яростного энтузиазма бросился решать громоздившиеся перед ним проблемы.

Главная из проблем заключалась в скептицизме греческого правительства — прикинув объемы возможных затрат, премьер-министр Харилаос Трикупис счел, что государство их не потянет.

Кубертен лично оправился в Грецию, встречался с местными политиками, общественностью, журналистами, принцем Константином (будущим королем), убеждая их в том благе для имиджа страны, который она получит, если Олимпиада и в самом деле пройдет в Афинах. Хитрый барон не брезговал и шантажом — в нужный момент он предъявил письмо членов МОК из Венгрии, в котором говорилось, что их страна с радостью проведет Олимпиаду, если греки откажутся.

Путь на Олимп: история возрождения Олимпиады

В конце концов, идеей проникся сам король Греции Георг I. Непреклонный Трикупис выдвинул монарху ультиматум — или он, или Игры. Король выбрал второе, и 24 января 1895 года премьер-министр ушел в отставку. Необходимые деньги искали самыми разными путями.

Помогло то, что хлынул поток пожертвований от греков-энтузиастов. Несмотря на острую нехватку средств, пожертвования принимались только от граждан Греции, где проведение Олимпийских игр превратили в нечто вроде национальной идеи.

Была выпущена серия марок с олимпийской тематикой, мгновенно раскупленных и превратившихся в коллекционную редкость. Предприниматель-филантроп Георгиос Аверофф по просьбе королевской семьи за свой счет отреставрировал древний Мраморный стадион в Афинах.

Игры в присутствии съехавшихся в Афины 80 тысяч человек открылись 6 апреля 1896 года. Дату выбрали в связи тем, что в тот день пасхальный понедельник совпал сразу в католицизме, православии и протестантизме. В эту же дату в Греции отмечается День независимости. Тогда еще не было Олимпийского огня и Олимпийской деревни, спортсмены обеспечивали себя жильем сами.

Не существовало еще и нынешней системы отбора спортсменов; некоторые из них приняли участие в Играх только потому, что в тот момент находились в Афинах. Всего участвовал 241 спортсмен из четырнадцати стран — все поголовно мужчины, женская эмансипация первой Олимпиады не коснулась.

Спортсмены России, которую в Международном Олимпийском комитете представлял генерал Бутовский, в Афинах отсутствовали по анекдотической причине — не хватило средств! Хотя подготовку к Олимпиаде вели и в Санкт-Петербурге, и в Одессе, и в Киеве, тренировавшиеся спортсмены-россияне так и не смогли наскрести деньжат на поездку.

Несколько человек сумели добраться, впрочем, до Стамбула, но наличные иссякли — и им пришлось несолоно хлебавши брать на последние гроши обратный билет до Одессы. Единственный, кто смог приехать в Афины, Николай Риттер, тридцатилетний журналист газеты «Киевлянин». В своей корреспонденции из Афин он сообщил:

«Русских почти нет, из участников — я один. О себе могу сообщить, что на пробном испытании по стрельбе по подвижной мишени и по борьбе я прошел первым: все пули удачно попали в мишени, а желающих посоревноваться в борьбе удалось одолеть…»

Но затем Риттер забрал свою заявку обратно. Потерял свой медальон-талисман и суеверно посчитал это плохим предзнаменованием…

Олимпийский дух

Далее исполнилась мечта Кубертена — вторые в истории человечества международные Олимпийские игры состоялись в 1900 году в Париже, где они проходили аж с 14 мая по 28 октября. Количество спортсменов, по сравнению с Афинами, увеличилось более чем в четыре раза: 975 мужчин и 22 женщины. Были разыграны 95 комплектов медалей в 20 видах спорта.

С тех пор история мирового Олимпийского движения развивалась как по накатанной: 1904-й — Сент-Луис, 1908-й — Лондон, 1912-й — Стокгольм.

Кстати, в 1906-м в Афинах (на том же самом Мраморном стадионе, что и десятилетием раньше) состоялись Внеочередные Олимпийские игры. Их тоже планировалось сделать постоянными, но проводить предполагалось именно в Афинах, на родине Олимпийского движения.

Однако в 1910-м на Балканах бушевал политический кризис, через некоторое время обернувшийся войной, и 2-е Внеочередные игры отменили. А в 1916-м не состоялась и «очередная» Олимпиада, назначенная к проведению в Берлине, — из-за Первой мировой войны.

Путь на Олимп: история возрождения Олимпиады
Внеочередные летние Олимпийские игры 1906 года на стадионе Панатинаикос в Афинах
Фото
Getty Images

Но идея разнообразить мировую спортивную жизнь «внеочередными» Олимпийскими играми не исчезла. И с 25 января по 5 февраля 1924 года во французском Шамони, известном горнолыжным курорте, прошли первые в истории зимние Олимпийские игры. На то, чтобы принять их у себя, претендовало несколько территорий, но лишь Шамони смог гарантировать достаточное количество мест для соревнований и требуемую высоту снежного покрова.

И работа закипела: на деньги Национального олимпийского комитета Франции и городского муниципалитета возводились санно-бобслейная трасса, ледовый каток и лыжный трамплин. После того как мероприятие успешно состоялось, зимние Олимпийские игры стали проводить, как и летние, каждые четыре года.

Что касается Пьера де Кубертена, то он прожил достаточно долгую жизнь и умер 2 сентября 1937 года в Женеве. До самой своей смерти он оставался почетным президентом МОК. В его жизни были свои «пятна», которые, увы, из биографии Кубертена не выбросишь — например, тот факт, что он, активно препятствуя участию в Олимпийских играх команды СССР, в то же время открыто высказывал в последние годы жизни симпатии Адольфу Гитлеру и Третьему рейху.

Но ценят его за другое — ведь именно Кубертен показал человечеству путь к мирному соперничеству на стадионах и в спортзалах, вдохнул реальное содержание в идею спорта как великого объединителя. И поэтому его сердце захоронили возле руин древнегреческой Олимпии, его истиной родины.

Материал опубликован в журнале «Вокруг света» № 3, апрель-май 2022