Фото №1 - Игра с драконами: секрет популярности маджонга в Китае
Фото
Andrew Danilov / ISTOCKPHOTO

Большинство людей имеют представление о маджонге благодаря одноименному компьютерному пасьянсу с немудреными правилами: все фишки на экране выстроены в пирамиду, которую надо разобрать, постепенно удаляя парные кирпичики, то есть нажимая на фишки с двумя одинаковыми изображениями.

Собственно, «пара» — это базовая комбинация в традиционном маджонге, поэтому умение их быстро вычленять из общего ряда можно считать первым шагом на пути обучения игре. Следующим этапом становится классификация фишек, понимание того, как они называются и соотносятся друг с другом. Особенно если приходится иметь дело с классическим китайским набором без пояснительных европейских маркировок. Новичок обычно первые несколько туров недоуменно смотрит на частокол иероглифов и символов и веселит соседей вопросами вроде «Это цветок или ветер?» или «А что это за птичка?».

Фото №2 - Игра с драконами: секрет популярности маджонга в Китае
Фишки маджнога: символы, круги, бамбук, а также ветра и драконы
Фото
ISTOCKPHOTO

Убийство с маджонгом

На самом деле, китайский колорит и красочные картинки, ну и, пожалуй, еще приятный стук фишек об стол — это главные компоненты привлекательности маджонга, потому что сама по себе игра несложная, похожая на многие карточные игры с составлением комбинаций, например джин-рамми или отчасти покер (только без блефа и торговли). По сути, это очень спокойная, медитативная и стратегическая игра. Ее цель не в том, чтобы разрушить планы противников, а в том, чтобы накопить собственное «богатство» — собрать законченный сет комбинаций, называемый маджонгом, или хотя бы накопить определенное количество «дорогих» комбинаций, которые позволят даже при проигрыше не уйти в минус. На пути к этой цели, кроме правильно выбранной стратегии, многое еще зависит от банального везения: раунд длится довольно долго, игроки ходят по очереди, иногда выигрышные фишки просто сами лезут в руки.

Эта неспешность, возможность играть в полмозга, при этом сугубая индивидуальность участников, когда каждый строго за себя без всяких пар и команд, и сделали маджонг одним из самых уютных салонных развлечений ХХ века. Хотя игра, безусловно, является азартной, она не исключает интересной светской беседы, ведущейся прямо под стук фишек.

Описание такого вечера за маджонгом можно встретить в романе Агаты Кристи «Убийство Роджера Экройда», вышедшем в 1926 году. Там главному герою выпадает редчайшая удача — готовый маджонг, пришедший прямо с раздачи. В книге его называют «тинхо», ссылаясь на правила Шанхайского клуба, хотя на кантонском эта комбинация называется «тинь-ву» (Tin-Wu) — «небесная рука». Правда, как ни назови, а счастья доктору Шеппарду этот выигрыш так и не принес.

Фото №3 - Игра с драконами: секрет популярности маджонга в Китае
Цель каждого игрока — первым собрать маджонг, по очереди беря фишки из общей стены или с кона
Фото
Getty Images

Маджонг или маджан?

В западном мире маджонг завоевал популярность в 20-е годы прошлого века. Но, вопреки расхожему заблуждению, в самом Китае игра появилась немногим раньше. Хотя ее корни пытаются отыскать едва ли не VI веке до н. э., точное происхождение так и неизвестно. Считается, что прообразом маджонга была карточная игра, появившаяся около XII века, с похожими правилами. Вначале в ней нужно было составлять только цифровые комбинации по мастям, но впоследствии к игре добавились высшие карты с различными фантазийными символами. Когда именно и почему карты трансформировались в фишки, тоже нет точных данных, известно, что игра приблизительно в современном виде получила распространение на юге и юго-востоке Китая под названием «маке», что на кантонском означает «воробей». Вроде бы потому, что стук фишек об стол напоминал щелканье воробьиной стаи. Игра быстро распространилась по всему Китаю, а в конце XIX века ею заинтересовались европейцы.

В английском прочтении игра и обрела свое международное имя mahjong, под которым начала шествие по миру. Интересно, что в соседних азиатских странах более распространено мандаринское название majiang, и в России, куда игра впервые проникла через север Китая, ее изначально называли «маджан» или даже «мацзян», следуя точной транскрипции Палладия.

Маджан был весьма популярен среди купцов и интеллигенции, но к середине ХХ века эта традиция в России практически исчезла, тем более что и в коммунистическом Китае игра долгое время находилась под строгим запретом. Фактически маджан вернулся в Россию лишь совсем недавно, но уже с вестернизированными правилами и под новым международным именем.

Фото №4 - Игра с драконами: секрет популярности маджонга в Китае
Пример собранного маджонга: три порядковые комбинации, три восточных ветра и пара символов
Фото
ISTOCKPHOTO

Суть игры

Как уже было сказано, в самом принципе игры нет ничего сложного. Стандартный набор состоит из 144 фишек, из которых непосредственно в игре задействовано 136. Они делятся на базовые, практически как в картах, разделенные по трем мастям (их обычно называют «бамбуки», «круги» и «символы») и пронумерованные от одного до девяти. А также фишки высшего порядка, к которым относятся четыре «ветра» и три «дракона» — Зеленый, Красный и Белый. Оставшиеся восемь фишек называют «цветами», или «сезонами», они не участвуют в составлении комбинаций, а используются, только чтобы повысить стоимость набранных очков.

Непосредственно на правилах игры и типах комбинаций подробно останавливаться не стоит, поскольку их до сих пор существует великое множество, даже в различных регионах Китая сохранились свои вариации. Достаточно сказать, что в классических правилах цель каждого игрока — собрать маджонг, то есть ход за ходом превратить 14 случайных фишек, полученных при раздаче, в набор из четырех «троек» (три одинаковые фишки или три фишки одной масти, идущие по порядку) и одной «пары». Тот, кто успевает это сделать первым, и становится победителем.

Фото №5 - Игра с драконами: секрет популярности маджонга в Китае
Ящик для маджонга сам может быть произведением искусства

Драгоценный сундук

Неизвестно, что привлекло европейцев в маджонге первым — экзотические символы или приятные на ощупь фишки. Традиционно состояли эти фишки из двух компонентов: белой пластинки с узором и внешней «рубашки» из более темного износостойкого материала. Обе части крепились друг к дружке без склейки, с помощью специально вырезанных пазов. Для дорогих пластинок использовалась слоновая кость, жадеит или перламутр, «рубашка» могла быть сделана из твердого дерева, камня или даже золота. Но самым распространенным и доступным сочетанием были пластинки из бычьей кости с бамбуковыми «рубашками».

Рисунок на кость наносился путем гравировки узора, в который затем заливался цветной лак. Базовые символы и цифры вырезались шпателем вручную по трафарету, а для особо сложных рисунков, например красочных «сезонов», использовался пантограф — специальное механические приспособление, позволяющее переносить крупное изображение в точном масштабе на миниатюрную поверхность.

В наборе для маджонга присутствовали не только сами игровые фишки, но и костяные «деньги» для расчетов между игроками, круглые фишки для обозначения сторон света в игре, а также классические кубические кости. Все вместе укладывалось в деревянный сундучок с ящичками, зачастую тоже покрытый искусной резьбой и инкрустацией. Неудивительно, что эти сундучки быстро стали одним из самых популярных китайских сувениров, привозимых домой западными торговцами. На рубеже XIX–XX веков появились и первые своды правил игры в маджонг, собранные европейскими исследователями.

Фото №6 - Игра с драконами: секрет популярности маджонга в Китае
В 1920-х маджонг стал популярным салонным развлечением в США и Европе
Фото
Getty Images

Явление джокера

В США первую массовую торговлю маджонгом в 1920-х годах наладила сеть Abercrombie & Fitch. Поскольку у нее не было своего производства, магазины засылали в Китай представителей. Они ездили по селам и весям и скупали все наборы, которые вырезали местные кустари. Игра быстро приобрела популярность в Нью-Йорке, Вашингтоне и Филадельфии, причем, вышла за пределы чайна-таунов, став в 1930-х излюбленным вечерним досугом домохозяек, особенно в еврейских общинах.

На западном побережье тем временем появился другой популяризатор маджонга, сделавший эту игру по-настоящему «всеамериканской». В 1912 году инженер Джозеф Бэбкок, работавший на представительство Standart Oil в Сычуане, познакомился с маджонгом и решил сделать игру более понятной западной аудитории. В 1920 году он основал торговую фирму в Сан-Франциско, зарегистрировав собственный товарный знак Mah-Jongg и в том же году выпустил руководство к игре под названием «Красная книга Ма-Джонгга», которая оказалась настолько популярной, что только за первые три года пережила десять переизданий.

Фото №7 - Игра с драконами: секрет популярности маджонга в Китае
Красная книга Маджонга Джозефа Бэбкока

Бэбкок уменьшил число комбинаций и упростил правила передачи хода. Он рекомендовал совсем не пользоваться «сезонами», зато ввел дополнительные фишки — «джокеры», по его мнению, делающие игру более динамичной. Для изготовления фишек компания Бэбкока обращалась к разным поставщикам, поэтому каждый набор был уникальным, но она унифицировала трафареты рисунков и «рубашки», фактически заложив основы будущего массового производства. В 1920-х «Красная книга» стала самым популярным англоязычным руководством по игре в маджонг (даже с одним g на конце), зачастую последующие переводы на другие языки делались уже с нее, а не с китайских оригиналов.

И хотя в 1930-е, когда появились первые профессиональные ассоциации игроков, многие нововведения Бэбкока были аннулированы (в том числе и пресловутые «джокеры»), эта система правил и подсчета очков до сих пор является самой понятной и массовой.

Проблема с коровами

Тогда же, в 1920-х, вместе с ростом популярности игры остро встал вопрос ее производства. Причем проблема была даже не столько в эффективности резчиков, сколько в самих материалах для фишек. Если бамбука на «рубашки» в Китае было еще в избытке, то для самих пластинок решительно не хватало не то что элитных слоновьих бивней, а обычной коровьей кости. Дошло до того, что китайские ателье, изготавливающие маджонг для американских фирм, сами импортировали костное сырье с американских боен.

Альтернативой стала пластмасса. Натуральную кость в игровых наборах первым заменил галалит, пластик из молочного белка казеина, а вскоре на смену ему пришел популярный в то время бакелит — теплостойкий пластик, запатентованный бельгийским химиком Лео Бакеландом в 1909 году. Наборы из бакелита производились до 1960-х годов, они и сегодня представляют высокую коллекционную ценность, единственный недостаток в том, что светлый бакелит, как и любой пластик, со временем желтеет.

Сегодня фишки для маджонга массово производятся из акрила или полиэстера, а рисунок на лицевой части моментально отпечатывается роботом. К доступным технологиям также относятся фишки из прессованного картона или просто бумажные карты вместо фишек — компактная, но не слишком удобная «дорожная» версия маджонга, напоминающая о древних временах, когда игрой развлекались китайские солдаты в походах.

Фишки ручной работы до недавнего времени выпускали только единичные потомственные мастера в Гонконге, но сейчас это ремесло вновь становится все более популярным в материковом Китае, где граверы в маленьких ателье скрупулезно выпиливают коллекционные сеты, используя только резцы, шпатели и музейные пантографы. Хотя даже здесь вместо коровьих костей чаще всего используется смола или пластик, чтобы не травмировать ничью психику.

Фото №11 - Игра с драконами: секрет популярности маджонга в Китае
В наборах The Mahjong Line вместо традиционных символов используются забавные рисунки
Фото
THEMAHJONGLINE.COM

Дракон XXI века

Даже без усилий американских популяризаторов в ХХ веке маджонг успешно расползся по всему миру. Например, в Южной Африке, куда игра была завезена самими кантонскими переселенцами, существует своя оригинальная разновидность правил. В Италии маджонг появился в 1920-х годах через портовые города, название игры пишется Magion, а произносится через «а» глубоко в нос. Во Францию игру привезли еще в конце XIX века из Шанхая и Индокитая, а местные традиции обросли целым букетом собственных условностей и названий.

Проблема в том, что этническая экзотика иероглифов и символов в маджонге — это и главный фактор привлекательности игры, и в то же время ее проклятие, которое не дает нормально развиваться. Те же шахматные фигуры можно вырезать любой формы и цвета, главное, чтобы понятно было, но Красный дракон на фишке маджонга — это всегда иероглиф, похожий на русскую букву Ф, и никак иначе.

В этом плане очень занимательна история, произошедшая совсем недавно. Три подруги из Техаса (американки с китайскими корнями и без), увлекающиеся маджонгом, решили превратить хобби в бизнес. В январе 2020-го они основали компанию The Mahjong Line, а уже в конце года выпустили первые наборы с забавными рисунками и надписями вместо традиционных символов. И буквально тут же получили шквал возмущенных сообщений о том, что их дизайн «попирает вековую китайскую культуру».

Вначале подруги смутились и опубликовали пресс-релиз с извинениями. Но быстро передумали, удалили извинения, а вместо этого завели на своем сайте подробный раздел «История игры». Потому что маджонг — это по-прежнему живая традиция, отличный повод собраться небольшой компанией, а не музейная реликвия.

Материал опубликован в журнале «Вокруг света» № 5, июнь 2021