Но что делать, если в результате деятельности человека на месте зеленеющей степи намело волны бесплодных барханов?

Напоить сайгака: как в Калмыцком заповеднике пытаются обеспечить водой краснокнижных антилоп
Фото
MIKHAIL GNATKOVSKIY / Shutterstock / Fotodom.ru

Черные земли

«Из всех природных зон степь пострадала больше всех, — сетует директор заповедника „Черные земли“ Батаар Убушаев. — В советское время сюда пригоняли скот со всего Северного Кавказа, это привело к серьезному пастбищному сбою. Из-за перевыпаса травы пропали, их сменили развеваемые пески, земля стала непригодной для хозяйства. Тогда территорию и решили сделать заповедником. К счастью, степь способна самовосстанавливаться, главное — ей не мешать. Сейчас пески отступили».

Здешние земли назвали Черными из-за малого количества осадков: зимой тут почти не бывает снега, и на фоне белой степи местность смотрится весьма контрастно. Травы было много, что оказалось на руку скотоводам. Постепенно животноводческие хозяйства вытеснили исконных обитателей степи, потом из-за деятельности людей пересохла речка Бургла, дававшая воду сайгакам и питавшая Меклетинские озера. В советское время решили углубить реку Куму и выпрямить ее русло, после этого ответвлявшаяся от нее Бургла и исчезла.

Озера тоже практически пересохли — сейчас они наполняются только дождевой водой, содержание соли в них резко повысилось. Даже сайгаки, когда-то приходившие сюда на водопой, не способны утолять жажду из таких солончаков.

Теперь здесь «пасутся» преимущественно туристы, которые с удовольствием фотографируют ярко-розовые водоемы — в соленой воде активно развиваются гало- и фитобактерии, придающие Меклетинским озерам на удивление насыщенный оттенок.

Мест, где доисторическая антилопа могла бы напиться, оставалось удручающе мало.

«В прежние времена сайгаки мигрировали на север Калмыкии, — рассказывает Батаар. — Когда-то по тем местам проходило древнее русло Волги, потом оно изменилось, но остались старицы — озера, которые пополнялись во время весеннего разлива, а также благодаря дождевой воде, в частности, озеро Сарпа».

«К тому же, трава на севере очень сочная — когда ее много, сайгаки могут вообще не пить, им достаточно влаги, которую они получают из растений. Но сейчас люди перегородили пути миграции животных, разросшиеся хозяйства не позволяют сайгакам ходить привычными маршрутами. Да и осталось этих антилоп не так много, чтобы им нужно было широко расселяться».

В 2015 году в «Черных землях» насчитывалось всего три с половиной тысячи сайгаков. К счастью, работа специалистов заповедника не прошла даром — уже к прошлому году их стало около 15 тысяч. Чтобы добиться такого результата, пришлось немало потрудиться — во-первых, одолеть браконьеров, во-вторых, обеспечить животным комфортные условия жизни. В частности, дать им воду.

На дне колодца

Еще в советское время здесь пробурили несколько артезианских скважин. Планировали поить овец, но далеко не вся вода подошла для скота.

«У нас есть такие скважины, где соленость зашкаливает за 20 грамм на литр, такую горько-соленую воду только сайгаки пить и могут, — поясняет директор заповедника. — Крупный рогатый скот куда более привередлив».

Со временем скважины заилились — с момента их создания прошло полвека с лишним. Еле сочащейся из-под земли воды было недостаточно, чтобы напоить диких животных, а на расчистку требовались немалые средства. Грант РГО позволил привести в порядок две скважины, теперь рядом с ними то и дело можно увидеть стадо сайгаков.

Второй источник воды — канал искусственного происхождения, идущий по границе заповедника.

«Он входит в Черноземельскую оросительно-обводнительную систему, берущую начало в Чограйском водохранилище, — рассказывает Батаар Убушаев. — Если бы возникла угроза прорыва плотины, по нему можно было бы быстро сбросить излишки воды в степь, но обычно канал оставался сухим».

«За прошедшие годы он местами пришел в негодность, но мы договорились с Калммелиоводхозом, чтобы нам разрешили его расчистить, привести в порядок участки, переметенные песками, и пустить по каналу воду. За счет федеральных средств все это удалось сделать, и за умеренную сумму нам теперь выделяют определенный объем воды. В прошлом году у канала, бывало, собиралось до десяти тысяч сайгаков».

В гостях у пеликанов

Самый знаменитый водоем заповедника — озеро Маныч-Гудило, где на 27 гектарах раскинулся орнитологический филиал «Черных земель». Он занимает акваторию озера и острова, где с удовольствием селятся околоводные и водоплавающие птицы.

Здесь проживает самая крупная в России колония розовых пеликанов, насчитывающая примерно 350-400 особей. Этот вид очень не любит, когда его беспокоят, поэтому работники заповедника бдительно следят, чтобы никто не нарушал охранный режим.

Напоить сайгака: как в Калмыцком заповеднике пытаются обеспечить водой краснокнижных антилоп
Фото
ТАСС

Именно ощущение безопасности привлекает пеликанов — с точки зрения пропитания Маныч-Гудило, увы, бесполезно: оно слишком соленое, чтобы в нем могла завестись рыба. Но капризные птицы согласны летать на промысел за многие десятки километров, лишь бы гнезда находились в спокойном месте.

Пару лет назад популяция внезапно резко увеличилась до тысячи, а потом вновь вернулась к привычной цифре. Специалисты заповедника, посовещавшись, пришли к выводу, что калмыцкие пеликаны, возвращаясь с зимовки, на один сезон «зазвали» к себе гостей из других регионов — возможно, из Казахстана или Туркмении.

Плюс ко всему, в наследство от животноводческих хозяйств «Черным землям» достался один действующий колодец. Его пришлось реанимировать, но дело того стоило — у животных появился еще один источник, из которого они могут напиться в жару.

«Мы хотим усовершенствовать этот колодец, чтобы вода в корыто подавалась автоматически, — делится планами Батаар. — Наладить систему на основе солнечных панелей, чтобы по мере того, как они заряжаются, насос с определенной периодичностью качал воду. А пока это делают наши инспекторы при помощи обычной мотопомпы».

Изначально колодцев было больше полусотни, но почти все они пересохли и сейчас не только не приносят пользы, но превратились в смертельные ловушки для животных.

«Год назад мы нашли в одном из колодцев краснокнижного белоголового сипа, — вспоминает Батаар. — Он, видимо, решил перекусить животным, упавшим в колодец, и не рассчитал, что узкие стенки не позволят ему расправить крылья. Наши инспекторы достали сипа в плачевном состоянии, пришлось обливать его водой, чтобы привести в себя. К счастью, орел остался жив и благополучно улетел. В другой раз удалось спасти сайгачиху. К сожалению, мы не всегда успеваем найти животных вовремя, многие погибают».

Разобраться с проблемой можно одним-единственным способом — засыпать колодцы. С этим работникам заповедника помогают волонтеры, в частности, волонтеры РГО. За прошлый сезон удалось обезвредить около 15 колодцев, этим летом работа продолжается. Дополнительный «бонус»: участвуя в подобной деятельности, люди начинают гораздо внимательнее относиться к редким видам животных.

Напоить сайгака: как в Калмыцком заповеднике пытаются обеспечить водой краснокнижных антилоп
Старые колодцы превратились в смертельные ловушки для животных
Фото
Анастасия Дьяконова

Важную роль играет и просветительская работа. «Мы часто встречаемся с местными чабанами, беседуем с ними, — рассказывает Батаар Убушаев. — Я всегда их прошу, чтобы качали воду из колодца не только для скота, но и для диких животных.

Не так сложно оставить в корыте немного воды, чтобы могли утолить жажду журавли, зайцы, сайгаки. Многие прислушиваются — говорят, что они обязательно перед тем, как уходить от колодцев, наполняют емкости водой для диких обитателей степи».

По мере того, как популяция сайгаков растет, они начинают мигрировать и продвигаться все севернее, занимая свои исконные угодья. В этой ситуации особенно важно, чтобы люди заботливо относились к редкой антилопе, сохранившейся со времен саблезубых тигров.

«В прошлом году знакомые прислали мне ссылку на видео в социальных сетях, которое записал один фермер на севере Калмыкии, — вспоминает Батаар. — Он встретил в степи сайгака. Я обратил внимание на комментарии под роликом — люди радовались тому, что в их краях появилась антилопа, которую там не встречали уже 20 лет. Значит, у них меняется мировоззрение, уже не за ружья хватаются, когда видят краснокнижного зверя, а за телефоны, чтобы поделиться редкими кадрами. Такое отношение позволяет надеяться, что сайгаков удастся сохранить».

Материал опубликован в журнале «Вокруг света» № 5, июль-август 2022