Польские исследователи внесли заметный вклад в изучение Сибири. Многие из них оказывались за Уралом не по своей воле, а в качестве ссыльных, но некоторые отправлялись в Сибирь по собственному желанию. Одним из них был выдающийся археолог и врач Юлиан Доминикович Талько-Грынцевич.

Как польский врач в Сибири гуннов нашел: удивительные приключения Юлиана Талько-Грынцевича в России
Юлиан Талько-Грынцевич, 1932 год
Фото
Narodowe Archiwum Cyfrowe

Путь в Сибирь

Он родился в 1850 году в имении Рукшаны близ губернского города Ковно (нынешний Каунас, Литва). Родители Юлиана развелись, когда мальчику было четыре года, и его отдали на воспитание бабушке и деду по материнской линии.

Талько-Грынцевич с детства интересовался историей и геральдикой, особенно его волновала тема происхождения и родства народов. Но по настоянию деда, врача из Ковно, он выбрал для себя медицинскую карьеру. В 1870 году юноша поступил в Петербургскую медико-хирургическую академию, а спустя два года ввиду ухудшавшегося здоровья перевелся в Киевский университет имени святого Владимира. Завершив учебу в 1876 году, поехал продолжать образование в Европу.

Как польский врач в Сибири гуннов нашел: удивительные приключения Юлиана Талько-Грынцевича в России
Поль Пьер Брока (1824-1880)

Молодой человек стажировался в Париже, где слушал лекции видного антрополога и хирурга Поля Пьера Брокá. В Вене он познакомился с работой главной городской больницы (нем. Allgemeines Krankenhaus).

Вернувшись в Киевскую губернию, Талько-Грынцевич работал врачом в Звенигородском уезде. Он начал сотрудничать с медицинскими изданиями, а также различными журналами, куда писал как специальные медицинские, так и публицистические статьи. Но его все больше увлекала антропология — он участвовал в раскопках и опубликовал несколько работ по этой тематике. Вскоре он задумался о переезде в Сибирь, чтобы иметь возможность изучать местные народы.

Пристально рассмотреть возможность продолжения карьеры в Сибири его заставляли и финансовые трудности — за Уралом врачи зарабатывали намного больше. Но прежде чем отправиться в дальнее странствие, Юлиан Доминикович решил жениться. Его избранницей стала Кристина Шабуневич. В 1892 году молодожены выехали в забайкальский город Троицкосавск (нынешняя Кяхта), расположенный у границы с Монголией. Так для них началась новая жизнь.

Поиски и открытия

В Троицкосавске Талько-Грынцевич работал окружным врачом: оказывал первую медицинскую помощь, лечил больных, принимал роды, составлял судебно-медицинские акты и очень много ездил по Забайкалью. Своим трудом и бескорыстием он снискал уважение местных жителей.

Изучая чуму, свирепствовавшую в Забайкалье и Монголии, Юлиан Доминикович предположил, что у разных ее форм один возбудитель, разносчиком которого являются суслики, которых в Сибири называли тарбаганами. Для конца XIX века это было новое и довольно смелое заявление.

Как польский врач в Сибири гуннов нашел: удивительные приключения Юлиана Талько-Грынцевича в России
Троицкосавск (Кяхта), 1880 год
Фото
Sunny Celeste / Alamy

Несмотря на занятость по основной специальности, ему удавалось выкраивать время для занятий археологией и антропологией. Талько-Грынцевич активно участвовал в работе Троицкосавско-Кяхтинского отделения Русского географического общества и выступил с инициативой изучения древних могил в окрестностях города. Такие изыскания, по его мнению, должны были выявить связи между древними обитателями Даурии и населяющими ее современными народами.

В 1896 году Талько-Грынцевич вместе с археологом-любителем Яковом Степановичем Смолевым приступил к раскопкам в Ильмовой пади в 20 километрах от Троицкосавска. Многие кяхтинцы побаивались приезжать в падь, поскольку верили, что в ней обитают злые духи. Тем не менее, археологи смогли нанять нескольких рабочих и методично трудились, вскрывая одну могилу за другой.

В течение двух лет они исследовали всего 33 погребения из более чем 200. Дело в том, что проведению работ препятствовали сильные дожди, промерзшая почва, огромные камни встречавшиеся в могилах, а также нехватка продовольствия и удаленность от города. 

Снаружи могилы были почти ничем не примечательны. Но в ходе раскопок открылась поразительная картина. Вокруг четырехугольных, реже округлых захоронений лежали крупные камни, с юга к погребениям подходили каменные аллеи.

В середине каждой могилы располагалось углубление, стенки которого были выложены камнями. На глубине до четырех метров находился лиственничный сруб, разделенный на две или три камеры. Самая большая из них предназначалась для умершего. Покойники лежали головой на север вместе с оружием, предметами быта, а также бронзовыми, железными и золотыми украшениями. В маленьких камерах археологи находили кости собак, коз, баранов, оленей и других животных.

Как польский врач в Сибири гуннов нашел: удивительные приключения Юлиана Талько-Грынцевича в России
Захоронения, найденные Талько-Грынцевичем, относятся к I веку н. э. На рисунке изображена схема одного из захоронений, исследованных в Ильмовой пади
Фото
из книги П.Б. Коновалова «Хунну в Забайкалье», 1976

Изучив скелеты, Талько-Грынцевич сделал вывод, что погребенные здесь люди были невысокого роста, но атлетического телосложения, с малых лет приученные к верховой езде. Сопоставив полученные в результате раскопок данные с письменными источниками, он предположил, что срубные погребения принадлежат представителям знати кочевого народа хунну, потомков которых в Европе знают как гуннов, бросивших вызов Риму в V веке н. э.

Впоследствии ученый выявил еще ряд гуннских памятников. Дальнейшие исследования подтвердили его правоту, и сегодня Талько-Грынцевича совершенно справедливо называют отцом гуннской археологии.

Возвращение в Европу

Прослужив в Троицкосавске 16 лет, Юлиан Доминикович, стал подумывать о возвращении в Польшу. Желание уехать подогревали известия об избрании членом Польской академии искусств и наук и предложение возглавить кафедру антропологии Ягеллонского университета в Кракове. В 1908 году Талько-Грынцевич, сославшись на ухудшение здоровья, вышел в отставку. Коллеги подозревали у него рак желудка и рекомендовали для лечения уйти в длительный отпуск.

Горожане, провожая своего доктора, благодарили его, желали доброго пути, говорили много хороших и искренних слов. В своих мемуарах Талько-Грынцевич отмечал, что сибиряки обычно сдержаны, а потому их напутственные речи были ему вдвойне дороги.

Как польский врач в Сибири гуннов нашел: удивительные приключения Юлиана Талько-Грынцевича в России
Артефакты, привезенные Талько-Грынцевичем из Забайкалья, стали экспонатами Национального музея в Кракове
Фото
Narodowe Archiwum Cyfrowe

В Ягеллонском университете он получил звание профессора, читал лекции. В годы  Первой мировой войны Талько-Грынцевич трудился в Петрограде, спасая жизни раненых сперва в Польском госпитале, а затем в лазарете для выходцев из Восточной Сибири. В 1917 году ученый перебрался в Киев, где читал лекции по антропологии, а вскоре Талько-Грынцевич вернулся в Польшу, поселившись в Кракове. Он продолжал заниматься наукой и выступил с инициативой создания этнографического музея. После выхода в отставку в 1932 году он принялся писать мемуары, в которых с теплотой отзывался о сибиряках и многих видных деятелях русской науки.

Выдающийся исследователь Сибири, основоположник гуннской археологии скончался в Кракове в апреле 1936 года. Заслуги Юлиана Доминиковича Талько-Грынцевича перед наукой помнят и в Польше, и в России.