В начале XVIII века о Кяхте — Песчаной Венеции Сибири — знали не только в России, но и во всем мире. Однако времена славы этого города давно миновали. Тем не менее он не утратил своей привлекательности и по старинке его нередко величают чайной столицей России.

1/6

Коробка «Кяхтинский чай». Россия, конец ХIХ — начало ХХ в.

Фото:
Кяхтинский краеведческий музей 671840 Республика Бурятия им.ак. В.А. Обручева
Фото №6 - Чайная столица России: история Кяхты — Песчаной Венеции Сибири
Савва Лукич Рагузинский-Владиславич
Фото
Wikimedia Commons

Кяхту основал выдающийся дипломат Савва Лукич Рагузинский-Владиславич. Это был удивительный человек, о чьей судьбе можно было бы написать роман или снять приключенческий фильм. Будучи сербом по происхождению, он искренне любил Россию, отстаивал ее интересы. Его дипломатическая карьера началась в Константинополе с выполнения поручений князя Василия Васильевича Голицына и русского посла в Турции Емельяна Игнатьевича Украинцева. Зачастую Рагузинскому-Владиславичу под видом купца приходилось заниматься разведкой, собирать сведения о турецких силах и их передвижениях. Именно он привез ко двору Петра Великого арапчонка Ибрагима, который в будущем стал известен как Ибрагим Ганнибал, прадед великого поэта Александра Сергеевича Пушкина. Царь высоко оценил деятельность Рагузинского, пожаловав ему дом в Москве и грамоту о разрешении свободной торговли в России на 10 лет.

Впоследствии Савва Рагузинский участвовал в Прутском походе, выполнял дипломатические миссии в Черногории и Италии, а в 1725 году он был отправлен полномочным послом в Китай. Там наш герой вел длительные, весьма сложные переговоры о границе и торговле между двумя государствами. В результате в 1727-м был подписан Буринский договор, который чуть позже лег в основу Кяхтинского трактата. Этими актами утверждалась граница между Россией и Китаем. Кроме того, по Кяхтинскому трактату Россия получала право отправлять караваны в Пекин и вести торг с китайцами в двух местах в Сибири —  в Цурухайтуе и в слободе у речушки Кяхты.

Савва Рагузинский лично выбирал место для слободы. Возле нее в 1727 году заложил Троицкую крепость. Под его руководством строились амбары, тюрьма, здание таможни. Слободу Кяхту строили солдаты Якутского полка как форпост крепости. Довольно быстро их стараниями удалось возвести 32 избы для купцов, гостиный двор, торговые лавки. То, что в первую очередь строили торговые объекты, неудивительно: Савва Лукич рассчитывал, что в этом месте будет процветать международная торговля. Вернувшись в Петербург, он получил за труды орден Александра Невского и чин тайного советника. 

Фото №7 - Чайная столица России: история Кяхты — Песчаной Венеции Сибири
На этой карте 1851 года, составленной для обозначения кратчайшего пути из Иркутска в Пекин, на границе государств можно видеть города-близнецы — Кяхту и Маймачен (в переводе с кит. буквально «торговый город»). Зачастую эти населенные пункты считали одним и называли просто — Маймачен-Кяхтинский
Фото
Wikimedia Commons

Тем временем в Кяхте начиналась бурная жизнь. Уже 1728 году китайские купцы предложили местным начать торговлю. Тогда же из Пекина в Кяхту вернулся первый русский торговый караван. В следующем году полковник Иван Дмитриевич Бухгольц отрапортовал, что торговля в Кяхте идет, хотя и не все строительство завершено. В том же году в ней остановилось китайское посольство, направлявшееся в Петербург. 

Так постепенно маленькая торговая слобода на границе становилась российскими вратами в Азию. Но тогда, правда, она выглядела довольно скромно. Гостиный двор был тесен, домов было немного. Купцы порой жаловались, что торг идет вяло и не приносит желаемой прибыли. 

Напротив Кяхты рос китайский Маймачен. Его население почти полностью состояло из купечества.

В 1730-е годы с большим успехом шла торговля ревенем. Поскольку она составляла царскую монополию, в Кяхте постоянно присутствовал комиссар со штатом помощников, которые вели учет столь важному товару.

Кроме ревеня, в городке торговали пушниной, тканями, мясом и, конечно же, чаем. Сюда начали стекаться дельцы со всей России. Постепенно увеличивались торговые обороты. Так, в 1746 году русские купцы приобрели и выменяли у китайцев товаров на 177 106 рублей (для сравнения: в 1760 году пуд хлеба (прибл. 16 кг) на рынке стоил 86 копеек, а за рубль можно было купить почти 19 кг. — Прим. ред.). Остается только догадываться, какие выгоды были получены за счет контрабанды.

Некоторые купцы, выменивая товары, старались уклониться от уплаты пошлин, за что им грозили телесные наказания, штрафы, конфискация товаров. Впрочем, подобные риски не останавливали хитрецов. Самым страшным наказанием для купца был запрет на торговлю в Кяхте.

1/8

«Кяхтинский листок» за 6–7 июня 1862 года

Фото:
Wikimedia Commons

Во второй половине XVIII Кяхта жила по сибирским меркам роскошной жизнью. Путешественник Петр Симон Паллас отмечал, что кяхтинцы любят устраивать пиршества, угощать гостей различными сортами дорогого чая. Местные купцы славились своим азартом. Они могли за вечер проиграть целые состояния, чтобы потом вновь заработать миллионы. 

Впрочем, прославили Кяхту вовсе не нравы купечества и даже не шелковые ткани и изящный фарфор, привозившиеся китайцами, а именно чай. Этот напиток на Руси изначально считался царским, лечебным, однако со временем приобрел популярность среди всех  сословий.

Начиная с 1760-годов через Кяхту провозилось не менее 30 тысяч пудов различных сортов чая. Причем к началу XIX века это количество увеличилось. Так, в 1800 году купцы ввезли в страну 69 850 пудов (или 1 144 191 кг) чая.

Чайная торговля была чрезвычайно прибыльным занятием. Поэтому к середине XIX века Кяхта стала единственным в России городом миллионеров и торговцев всех мастей. Здесь даже савошники (рабочие, помогавшие развьючивать верблюдов) у гостиного двора зарабатывали до 25 рублей в месяц, притом что неплохой конь стоил около 3 рублей. Годовые торговые обороты кяхтинского купечества исчислялись десятками миллионов.

Сибирские миллионеры не жалели денег на благотворительность, развитие образования, украшение города. Примечательно, что в Троицкосавке-Кяхте действовало девять учебных заведений, в том числе Училище китайского языка, Русско-Моногльская школа, Троицкосавская женская гимназия.

На пожертвования купечества в Кяхте была возведена Воскресенская, Успенская, Покровская церкви, Троицкий собор, а также ряд зданий, до сих пор восхищающих туристов.

Через Кяхту отправлялись вглубь Азии экспедиции знаменитых ученых  — Владимира Афанасевича Обручева, Николая Михайловича Пржвальского, Николая Михайловича Ядринцева, Григория Николаевича Потанина, Николая Константиновича Рериха. Кяхтинские купцы Лушниковы, Немчиновы и многие другие считали за честь разместить у себя путешественников, оказать им помощь.

С 1860-годов экономическая мощь Кяхты постепенно начала угасать. Строительство Суэцкого канала открыло более легкий и дешевый способ доставки чая в Европу. Российское правительство хотя и поддерживало кяхтинскую торговлю, но не могло восстановить ее былых оборотов. Сильные удары по ней были нанесены и строительством Транссибирской магистрали.

Однако Кяхта продолжала оставаться научным и культурным центром. В 1890 году в городе появился музей, а в 1894-м было основано Троицкосавско-Кяхтинское отделение Русского географического общества.

Сейчас о былом размахе чайной торговли в Кяхте напоминают Гостиный двор, купеческие дома, церкви да музейные экспозиции.