К сожалению, спустя почти два века все труднее становится отыскать материальные свидетельства этого периода даже тем, кто решится отправиться в путь по маршруту благородных ссыльных.

Во глубину сибирских руд: большое путешествие по следам ссыльных декабристов
«Восстание на Сенатской площади в Петербурге 14 декабря 1825 года», акварель К.И. Кольмана, 1825 г.
Фото
Музей Пушкина, Санкт-Петербург

Что большинство из нас помнит о декабристах из школьной программы? Группа дворян-офицеров, революционеров-романтиков, мечтавших свергнуть самодержавие (вроде и Пушкина к ним тоже причисляют). Восстание на Сенатской площади. Неудавшийся бунт. Пятеро повешенных. Более 120 осужденных. Казематы Петропавловки. А дальше каторга и рудники в далекой Сибири, в которой следы этих благородных, «горевших свободою» людей постепенно теряются и исчезают.

Конечно, были еще самоотверженные жены, покинувшие детей и фамильные особняки в роскошном Петербурге, чтобы отправиться вслед за любимыми и разделить их тяжелую участь.

Поколение постарше вспомнит сцену венчания осужденного декабриста-Костолевского и его возлюбленной в исполнении польской актрисы Эвы Шикульской из фильма «Звезда пленительного счастья».

Во глубину сибирских руд: большое путешествие по следам ссыльных декабристов
Кадр из фильма «Звезда пленительного счастья» (реж. Владимир Мотыль, 1975)

Но на этом история декабристского движения не заканчивается. «Настоящее житейское поприще наше началось со вступлением нашим в Сибирь, где мы призваны словом и примером служить делу, которому себя посвятили» — это слова Михаила Лунина, дважды арестованного и сосланного за свои политические убеждения. Его могила в Акатуе находится дальше всех других от Петербурга.

И вот мы отправились во глубину сибирских руд. Не с целью в точности повторить маршрут ссыльных — от Благодатских рудников до читинского острога, далее в Петровский Завод, куда закованных в кандалы узников вели пешком, а затем по адресам поселений, разбросанных по всей Восточной Сибири, — от Иркутска до Баргузина, от Верхнеудинска (ныне Улан-Удэ) до Новоселенгинска, от Оёка до Ялуторовска.

Просто увидеть эти отдаленные суровые места спустя почти 200 лет после того, как туда прибыли государственные преступники, в одночасье лишившиеся дворянского достоинства и привилегий.

Восток-Запад

На тысячи километров бескрайней Восточной Сибири тянется тоненькая ниточка Транссиба, которая огибает Байкал с юга и дальше идет вдоль Амура (в Тайшете от нее отделяется ветка БАМа, проходящая через северную оконечность Байкала).

Во глубину сибирских руд: большое путешествие по следам ссыльных декабристов
Транссибирская железнодорожная магистраль
Фото
Shutterstock / Fotodom.ru

По большей части Транссиб это одна колея (поезда могут разъехаться только на станциях), а пассажиры ориентируются по табличкам «На Восток» и «На Запад».

Параллельно железной дороге идет федеральная автомобильная трасса, по которой мы проехали на арендованной машине. От Иркутска до Читы она называется «Байкал», а далее на восток до Хабаровска — «Амур». Дорога оправдывает свое название: сразу после Читы автомобилисты неизменно попадают в «амурские волны» — так называется характерная деформация дорожного полотна.

Асфальтированных дорог вообще мало, мостов тоже не хватает. В Забайкалье нам встретился единственный в России автомобильно-железнодорожный мост — по совмещенной колее-дороге через реку Ингода официально переправляются как поезда, так и автомобили. Непреодолимым препятствием на пути становится высокая вода.

Во глубину сибирских руд: большое путешествие по следам ссыльных декабристов
Фото
MAYFAT DD / МАЙФАТ ДЕНИС

По дороге к самой восточной точке нашего путешествия — Нерчинску — разлилась Шилка. Трассу «Амур» перекрыли, а на соседних грунтовках тут же образовались промоины… Оттуда до Нерчинских рудников еще километров 300, а до Хабаровска все две тысячи.

Последние адреса

Материальных свидетельств тех событий практически не осталось, поэтому декабристы в сибирской ссылке во многом воспринимаются как полулегендарные герои. Как жили они среди необъятных просторов в окружении дикой природы, рядом с которой человеку, кажется, нет места?

«Мы не на шутку начинаем заселять сибирские кладбища», — писал Иван Пущин. Могил ссыльных предостаточно — они во многом определили наш маршрут. Кладбище Знаменского собора в Иркутске на берегу Ангары — один самых «статусных» некрополей в Сибири.

Здесь похоронены декабристы Муханов, Панов, Бечаснов, супруга Сергея Трубецкого Екатерина Трубецкая, урожденная Лаваль, с тремя детьми. Эпитафия Державина украшает захоронение Г.И. Шелехова, создателя Российско-Американской компании и строителя первых поселений Русской Америки на Алеутской гряде.

В Баргузине на еврейском кладбище покоится Михаил Карлович Кюхельбекер, гардемарин и брат лицейского друга Пушкина. Осужденный Вильгельм Карлович, по прозвищу Кюхля, кончил свои дни в Тобольске.

Во глубину сибирских руд: большое путешествие по следам ссыльных декабристов
Памятник братьям Кюхельбекерам в селе Баргузин
Фото
Shutterstock / Fotodom.ru

В небольшом селе Урик в 26 км от Иркутска стоит Спасская церковь конца XVIII века в стиле тотемского барокко с затейливым декором. Среди ее прихожан были сосланные на поселение Михаил Лунин, штаб-лекарь Фердинанд Вольф, братья Муравьевы.

Старший Никита, один из основателей Союза спасения и Союза благоденствия, автор проекта Конституции, умер в 1843 году, не пережив кончины своей супруги, и похоронен здесь же, на территории храма.

Во глубину сибирских руд: большое путешествие по следам ссыльных декабристов
Спасская церковь, село Урик
Фото
Shutterstock / Fotodom.ru

Еще одна церковь, сохранившая память о декабристах, находится в Чите. Старейший в городе Михаило-Архангельский бревенчатый храм был построен в 1776 году. Здесь 4 апреля 1828 года обвенчались декабрист Анненков и его французская невеста Полина Гебль, а в августе 1839-го — декабрист Завалишин и Аполлинария Смолянинова, дочь управителя Читинской волостью. Она похоронена в ограде церкви, рядом могила новорожденной дочери Сергея и Марии Волконских — Софьи.

Полосатые версты

Места декабристской ссылки — одна из достопримечательностей региона, наряду с буддистскими храмами-дацанами и старообрядческими селами с ярко крашеными домами и воротами, вроде Тарбагатая и Мухоршибири. Музеи декабристов разбросаны по всему Забайкалью, но по большому счету все экспозиции рассказывают об эпохе — подлинных личных вещей практически не сохранилось.

В Иркутске музей разместился в доме Волконских, перевезенном из Урика, в Новоселенгинске — в доме купца Старцева, в Чите — в Михаило-Архангельской церкви (это, пожалуй, самая информативная экспозиция, даже с аудио-экскурсией).

Во глубину сибирских руд: большое путешествие по следам ссыльных декабристов
Дом Волконских, Иркутск
Фото
Shutterstock / Fotodom.ru

Музей в Петровском заводе — в доме Екатерины Трубецкой (от оригинальной постройки в результате пожара сохранился только один этаж) — считается вторым по значению в стране после музея в Санкт-Петербурге, хотя с момента открытия его в 1980 году экспозиция не поменялась ни разу, а из ценных экспонатов имеются разве что копии портретов заключенных работы Николая Бестужева.

Правда, рядом со зданием сохранился вроде бы подлинный — согласно табличке — фрагмент частокола высотой 7,5 метра, ограждавшего тюрьму. Узники прибыли сюда пешком, закованные в кандалы, преодолев более 675 км (634,5 версты) за полтора месяца.

Уже в наши дни появилась идея разметить эту каторжную дорогу полосатыми верстовыми столбами: сейчас установлено 10 столбов от нулевого километра около музея в Чите до конечной точки рядом с музеем в Петровске-Забайкальском.

Во глубину сибирских руд: большое путешествие по следам ссыльных декабристов
Музей декабристов в Михаило-Архангельской церкви, Чита
Фото
Shutterstock / Fotodom.ru

Организация «Наследие декабристов» даже планирует превратить скорбный путь из Забайкальского края в Бурятию в туристический маршрут. Смотрительница музея, бывшая учительница, сетует, что к этой работе можно было бы привлечь и школьников, но пока ученики развлекаются тем, что ежегодно разрисовывают памятник Трубецким перед входом в здание музея.

Петровск-Забайкальский (до 1926 года Петровский завод), затерянный среди отрогов хребта Цаган-Хуртэй, и сегодня производит довольно гнетущее впечатление своими величественными индустриальными развалинами. На железнодорожном вокзале (через город проходит Транссиб) путешественников торжественно встречает памятник Ленину и восьми вольнодумцам — фигура Ильича возвышается на постаменте с бюстами декабристов и цитатами из Герцена.

С момента основания в 1789 году город входил в Нерчинский горный округ, самый суровый каторжный район. Тюрьма с одиночными камерами была построена по указу Николая I при чугуноплавильном и железоделательном заводе — здесь с 1830 по 1839 годы отбывал каторгу 71 декабрист.

После освобождения в Петровске-Забайкальском остался один Иван Горбачевский — до конца жизни он проработал учителем и хранителем библиотеки, в городе сохранился его деревянный дом. На городском кладбище (действующем, но в ужасном состоянии) его могила соседствует с усыпальницей Александры Григорьевны Муравьевой, жены Никиты Муравьева, надорвавшей свое здоровье, ухаживая за больным мужем и другими заключенными.

Ее гибель в 1832 году стала чудовищным потрясением для всех узников. Здесь же могилы нескольких детей, рожденных в сибирской ссылке, и надгробие генерала Лепарского, коменданта Нерчинских рудников и Петровского каземата.

Скала миссионеров

Еще одна важная точка нашего маршрута — Новоселенгинск. Сюда на вечное поселение были отправлены Константин Торсон и братья Бестужевы. «Этот маленький городишко уже по своему отдалению от России назначен для преступников высшего разряда», — написал один из них.

Во глубину сибирских руд: большое путешествие по следам ссыльных декабристов
Тамчинский дацан в селе Гусиное Озеро Селенгинского района был восстановлен в статусе храма в 1990 г.

Блестящие морские офицеры оказались среди бескрайних монгольских степей на берегах могучей Селенги. При них город переезжал с правого берега реки на левый, спасаясь от частых затоплений. Собственно, свои усадьбы они строили уже на левой, более укрепленной стороне, и через реку любовались невероятным видом белоснежного Спасо-Преображенского собора на фоне зеленых холмов.

От построек ссыльных в Посадской долине ничего не осталось. Примерно на месте утраченных фундаментов в год 150-летия восстания на Сенатской площади установили декабристский мемориал в форме раскрытого кандального кольца. У подножия стелы пять могил: Торсона и его матери Шарлотты Карловны, Николая Александровича Бестужева и его супруги и сына.

Во глубину сибирских руд: большое путешествие по следам ссыльных декабристов
Могилы декабристов в Посадской долине, Новоселенгинск
Фото
BULEO

Полуразрушенная церковь — единственное, что сегодня сохранилось от Старого Селенгинска. Переправиться на другой берег нам помог глава поселения Баир Добсонович — он же распорядился открыть для нас музей, расположенный в особняке купца Дмитрия Старцева (позднее его фамилию и отчество взял сын Николая Бестужева Алексей, будущий основатель поселка на острове Путятин).

Судя по всему, наши исследовательские планы впечатлили главу администрации, так что он немедленно снарядил гидролога Николая, а тот — свою моторную лодку. Одинокую церковь с колокольней, украшенные изящными барочными завитками, так называемыми «картушами», облюбовали местные коровы.

Сюрреализма общей картине добавил мрачноватый утес, прозванный «Англичанка». За названием стоит драматичная история. Лет за 20 до декабристов в эти глухие места прибыли английские миссионеры с целью проповедовать Евангелие бурятскому народу.

Во глубину сибирских руд: большое путешествие по следам ссыльных декабристов
Утес, прозванный «Англичанка», Новоселенгинск
Фото
MAYFAT DD / МАЙФАТ ДЕНИС

«Нельзя не подивиться, что люди сии решились с женами водвориться здесь в такой отдаленности среди бурят и монгол, не зная не только по-монгольски, но и по-русски», — сообщал сибирский генерал-губернатор Сперанский. Миссия провалилась. И дело не только в лютых морозах: местное население было кочевым, исповедовало буддизм и в массе своей не знало грамоты.

Англичане уехали, похоронив у подножия скалы погибших во время эпидемии тифа жену и дочерей одного из проповедников.

Однако топоним задержался надолго: место, где жили проповедники, прозвали «Англией», а нависший над Селенгой утес — «Англичанкой». Естественно, не обошлось без толики суеверий. Сейчас на скале принято загадывать желания.

Летящие «бестужевки»

А вот гуманитарная миссия декабристов удалась. Из декабристского движения выросла вся культурная и образовательная жизнь Сибири, усилиями и чаяниями этих государственных преступников открывались учебные заведения и мастерские, библиотеки, исследовательские центры.

Почти в каждом декабристском доме была организована школа, где могли учиться и местные ребятишки. В школе, открытой Дмитрием Якушкиным в Ялуторовске, преподавали самые разные науки, включая математику, механику, древние языки. Вольф активно занимался врачебной практикой: к его услугам прибегали богатые купцы Иркутска и даже сам губернатор.

Сергей Волконский в Урике серьезно увлекся сельским хозяйством — вывел несколько новых культур, в том числе огурцы и бахчевые. Торсон освоил выращивание табака, а на Петровском заводе сконструировал молотилку.

В Богом забытый Селенгинск к Бестужевым приезжали глава буддистов Хамбу-Лама и первый ученый Бурятии Доржи Банзаров. Михаил Бестужев занимался историко-этнографическими изысканиями Бурятии, составил подробный очерк буддизма, придумал легкую двухколесную повозку (одну можно увидеть в этнографическом музее в Кяхте).

«Бестужевки» были в каждом дворе Забайкалья, их изготовлением занималась целая сеть ремесленных мастерских, организованных Бестужевым-младшим.

Во глубину сибирских руд: большое путешествие по следам ссыльных декабристов
«Бестужевку» можно увидеть в этнографическом музее в Кяхте
Фото
АРКАДИЙ ЗАРУБИН

Его не менее талантливый брат Николай открыл угольное месторождение в Гусиноозерске, сидя в Петровской тюрьме, изобрел точный и недорогой хронометр, оставил бесценные записи о магнетизме и полярных сияниях, а еще нарисовал портреты всех декабристов, благодаря которым до нас дошли образы этих людей. Известны три акварели Николая Александровича по пути в Петровский завод.

Глядя на эти унылые пасторали с крестьянскими домиками и войлочными юртами, понимаешь, что пейзаж за истекшие пару столетий почти не изменился. Дорог как не было, так и нет, климат по-прежнему суров, степи бесконечны, а человек все столь же беззащитен перед напором сибирских рек и мощью священного Байкала.

ОРИЕНТИРОВКА НА МЕСТНОСТИ

Восточная Сибирь

Во глубину сибирских руд: большое путешествие по следам ссыльных декабристов
Восточная Сибирь

Площадь 7 282 200 км2
Население 8,3 млн чел.
Расстояние от Москвы до Иркутска 5 089 км на автомобиле или 4 645 км по воздуху (6 часов полета)

Фото: Музей Пушкина, Санкт-Петербург; SHUTTERSTOCK / FOTODOM; SHUTTERSTOCK / FOTODOM; МАЙФАТ ДЕНИС; SHUTTERSTOCK / FOTODOM; BULEO; АРКАДИЙ ЗАРУБИН

Материал опубликован в журнале «Вокруг света» № 9, декабрь-январь 2022/2023