«Вокруг света» рассказывает о работе проекта «Куда ведут ручьи», участники которого уже 10 лет участвуют в реставрации храмов в Татарстане. Также волонтеры собирают данные в местных архивах и помогают людям найти своих предков в исчезающих селах республики.

Рассыпаются на глазах: как спасают православные церкви в селах Татарстана
Фото
vk.com/vedut_ruchji

Кто идет по ручьям памяти

Архитектура XVII–XIX вв. на сельских территориях бывшей Казанской губернии почти на 90% представлена храмами, большинство из которых рассыпаются на глазах.

— Исчезнет архитектурное наследие — пропадет связь с тем временем, историей. Она превратится в абстрактное прошлое. У обитателей сел, пусть и доживающих свой век, тоже есть духовные потребности. Пусть осталось два десятка человек, но им нужны службы, исповедь, причастие, крещение детей, отпевание усопших, — говорит продюсер проекта Анастасия Ветлугина. Для нее деревенские храмы — единственное место, оставшееся от предков.

Анастасия ведет всю коммуникацию проекта «Куда ведут ручьи». Также она работает с историческими данными, архивами и картами, ищет имена предков в метрических книгах. Еще Анастасия привлекает гранты и частные пожертвования. Например, благодаря недавнему гранту команда купила необходимое для спасения разрушающихся храмов оборудование: гидравлический подъемник и насосы для инъектирования стен и грунтов.

Основал проект отец Анатолий (Григорьев) — настоятель храма села Исаково, некогда относившегося к Свияжскому уезду Казанской губернии (волонтеры уже привыкли определять территорию старинными уездами, а не на современный лад). Один из главных меценатов «Куда ведут ручьи» — бизнесмен Алексей Колесов, а «мозг» всех строительных работ — директор местной строительной компании Владислав Ларкин.

В проекте участвуют десятки добровольцев из деревень, в которых спасают храмы, и ближайших городов. Вместе они реставрируют и консервируют обветшавшие постройки — сейчас в работе 28 объектов на территории двух уездов. В этом году проект планирует взять под опеку еще три храма.

Рассыпаются на глазах: как спасают православные церкви в селах Татарстана
Главная задача волонтеров «Куда ведут ручьи» — законсервировать храм. Сперва здание нужно расчистить от обломков, деревьев и мусора. Затем — освободить фундамент от грунта, восстановить кладку у основания, привести в порядок и закрыть оконные проемы, вернуть целостность стен и сводов, укрыть их временной кровлей, а при возможности — железом
Фото
vk.com/vedut_ruchji

— Самое трудное здесь — конструкции. А еще бывают кирпичи необычной формы, и, чтобы сохранить уникальность фасада, наши мастера из обычного кирпича вытачивают кирпичики нужной формы. Много проблем возникает и по юридической части. К примеру, непросто провести электричество, необходимое для работы внутри помещения. Также нужно согласовывать с епархиальным архитектором Татарстанской Митрополии проект реставрации. Но все решаемо: консультанты из Казанского архитектурно-строительного университета помогают нам грамотно оформлять документы, — рассказывает Анастасия.

Все ценное, что хранилось в храмах, давно утрачено, но в некоторых церквях сохранились фрагменты фресок, а в церкви Смоленской иконы Божией Матери в селе Чирпы краевед проекта Артур Тумаков обнаружил старинные иконы, которыми были заколочены окна. К сожалению, они почти полностью выгорели.

Местные жители по-разному относятся к возрождению храмов. Кто-то считает усилия волонтеров бесполезными, не видя ценности в этих объектах, кто-то хвалит идею реставрации, но не готов тратить свое время на помощь проекту.

— Но мы потихоньку убеждаем людей. Ведь без местных никуда: мы можем все расчистить и поставить, укрыть окна и крышу железом. Но храму все равно нужна постоянная забота, дать которую могут только люди, живущие рядом, — говорит Анастасия.

Она добавляет, что проект нуждается и в финансовой поддержке, поскольку реставрационные работы стоят немалых денег.

— Я уже давно перед каждым праздником говорю близким, что лучший мой подарочек — кирпичи. А еще цемент, известь, доски и укрывной материал, которыми мы «подлечим» заброшенные храмы, — делится продюсер проекта.

5 самых удивительных «подопечных» храмов проекта

Богодуховский храм

Урочище Чернышёвка

Эта церковь с трехъярусным иконостасом была построена в 1855 году на территории села Богодухово по проекту знаменитого архитектора Константина Тона, внедрившего «русско-византийский стиль» храмового зодчества. Самые известные постройки Тона — Большой Кремлевский дворец и храм Христа Спасителя в Москве.

Рассыпаются на глазах: как спасают православные церкви в селах Татарстана
Фото
vk.com/vedut_ruchji

Храм в Богодухово построили на средства местной помещицы Александры Левашовой. В церкви всегда было многолюдно, ее посещали жители окрестных деревень — других православных храмов рядом почти не было, их тогда насчитывалось лишь пять на всю губернию.

После революции Богодухово переименовали в Чернышёвку, а храм закрыли якобы под культурные нужды. С 1937 года жителей здесь становилось все меньше, и в конце 1950-х годов деревню ликвидировали. Последние обитатели Чернышёвки переселились в соседние деревни или уехали в город.

Сегодня храм стоит практически в чистом поле, недалеко от бывшего барского пруда и липово-тополиной аллеи. Десятки лет здание медленно рассыпалось: искатели черного металла и вандалы легко заходили внутрь через открытые двери. Все изменилось четыре года назад с началом реставрационных работ: потомки жителей деревни, волонтеры и просто неравнодушные люди взялись за дело. Осенью 2020 года удалось остановить разрушение алтарной части храма: ее вместе с трапезной укрыли металлом, а главный свод — временной кровлей. Иногда сюда приезжают художники, чтобы запечатлеть храм.

Храм Воздвижения Креста Господня

Село Каинки

Рассыпаются на глазах: как спасают православные церкви в селах Татарстана
Фото
vk.com/vedut_ruchji

Каменное здание этого храма построили в 1890–1903 годах на месте деревянной церкви, возведенной в 1861-м. Сельский сход постановил ежегодно собирать на это большое дело по одному рублю с каждого жителя. Солидные суммы пожертвовали владелец местных заводов Федор Каменев и елабужский купец и меценат Иван Стахеев, а крестьянин Фаддей Емельянов изготовил и безвозмездно передал приходу 30 тысяч кирпичей.

В 1904 году здесь венчались будущий глава Временного правительства Александр Керенский и Ольга Барановская — внучка знаменитого ученого-китаеведа, академика Императорского Казанского университета Василия Васильева. Дело в том, что последний владел селом Каинки в конце XIX века. Затем по селу прокатилась Гражданская война, а советские власти закрыли храм и превратили его в зернохранилище.

Сегодня Храм Воздвижения Креста Господня стал одной из главных достопримечательностей Верхнеуслонского района Татарстана. В прошлом году у церкви появился настоятель — отец Пимен, а местная жительница подарила храму маленькую икону, полученную в детстве от бабушки. Как выяснилось, изначально эта икона находилась именно в церкви в Каинках.

Храм положения Ризы Господней

Деревня Тихий Плёс

Рассыпаются на глазах: как спасают православные церкви в селах Татарстана
Фото
vk.com/vedut_ruchji

Это крупная церковь с высокой четырехъярусной колокольней. По стилю — эклектика, но в отделке есть элементы древнерусского зодчества, барокко и позднего классицизма.

Судя по архивным документам, приход в Тихом Плёсе существовал уже в 60-е годы XVI века. В 1779 году здесь построили деревянную церковь. Когда век спустя она обветшала, прихожане затеяли ремонт. Но денег не было, и люди обратились за помощью к казанскому купцу Павлу Прибыткову. Тот взялся организовать строительство обновленного храма — каменного, и оплатил почти все работы. Кирпич пожертвовал купец Федор Каменев.

Строительство закончилось к 1882 году. Приделы церкви освятили в честь Благовещенья Пресвятой Богородицы и во имя Святителя Филиппа Митрополита Московского. Главной святыней храма была частица Ризы Господней, в серебряном кресте. По преданию, ее завещал инок, умерший в Тихом Плёсе.

Много лет заброшенная церковь медленно разрушалась. Теперь ее преображают мастера и благотворители. Уже готовы новые окна с изумрудной отделкой, а впереди заливка полов.

Церковь Казанской иконы Божьей Матери

Село Красная Слобода

Рассыпаются на глазах: как спасают православные церкви в селах Татарстана
Фото
vk.com/vedut_ruchji

Кирпичная церковь, построенная в 1859 году на средства владелицы села графини Аделаиды Комаровской. Руководил строительством Иннокентий Бессoнов, а возводилась церковь по тому же «типовому» проекту Константина Тона, что и храм в Богодухово. Еще одного «близнеца» этой церкви можно найти в Казани — в столице Татарстана по этому проекту построена частично сохранившаяся Никольская единоверческая церковь.

Храм в Красной Слободе освятили в 1861 году, а с 1930-х он много лет пустовал. Сегодня внутри здания на удивление чисто, осколки камней аккуратно сложены вдоль одной из стен. Росписей, увы, не осталось, зато есть пара лепных элементов. А вот снаружи много трещин и следов обрушения. Деревянный купол давно рухнул. Цокольная часть, где кладка уходит в землю, серьезно пострадала от снега и растений: деревья растут прямо из фундамента. Остается надеяться, что реставрация спасет храм от гибели.

Церковь Николая Чудотворца

Село Паново

Рассыпаются на глазах: как спасают православные церкви в селах Татарстана
Фото
vk.com/vedut_ruchji

«Храм-малыш», как ласково называют его участники проекта. Действительно, это здание кажется миниатюрным по сравнению с большинством церквей в округе. Но до революции Паново и ближайшие деревни были густо заселены, прихожан было около двух тысяч.

В 1791 году на этом месте возвели деревянную Никольскую церковь, а в 1811–1833 годах ее облицевали камнем. Деньги пожертвовали местные помещики Лакреевы-Пановы. В 1877 году, «малыша» перестроили на средства прихожан. В советский период храм использовали в качестве склада газовых баллонов, на стене даже сохранилась надпись «Газ! Огнеопасно! Не курить!» Потом здесь разместили промышленные удобрения и открыли хлебопекарню. Сейчас здесь активно ведутся восстановительные работы.