Масштабный пожар 1666 года уничтожил значительную часть Лондона, но тем самым дал толчок для его реновации. Отстроенные широкие улицы, причалы у Темзы и, самое главное, здания из камня и кирпича, а не из дерева, а также отсутствие в новой застройке домов, мешающих доступу к реке, привели к значительному улучшению санитарии и пожарной безопасности.

Ломать и строить: как пожары, наводнения и набеги врагов развивали градостроительство
Строительство площади Сен-Жермен-де-Пре на месте узкой улицы Ренн. Гравюра, 1868 г.
Фото
BROWN UNIVERSITY LIBRARY

Не отставал от Лондона и португальский Лиссабон, где в 1755 году «потрудилось» землетрясение: большая часть города была разрушена, под обломками погибли, по разным оценкам, от 12 до 50 тысяч человек. Восстанавливать было уже особо и нечего, и городские власти решили, что проще отстроить все заново. Завалы разобрали, пострадавшие здания снесли и проложили новые, более широкие улицы.

Были случаи, когда «стихийным бедствием», меняющим облик города, становились и сами правители. Так, например, в Древнем Риме император Нерон не побоялся сжечь Вечный город для изменения городского пространства. Однако активно использоваться подобные способы улучшения жилищных условий стали гораздо позднее.

Османизация Парижа

Одним из лидеров радикального подхода к решению проблем и реновации стал Жорж-Эжен Осман, перестроивший Париж в XIX веке. Как писали современники, «армия турок-осман, взяв Париж, не могла причинить столько ущерба, сколько нанес один барон Осман». Но на то были все же и объективные причины.

Ломать и строить: как пожары, наводнения и набеги врагов развивали градостроительство
Парижский префект и самоназванный барон Жорж-Эжен Осман
Фото
BIBLIOTHÈQUE NATIONALE DE FRANCE

«Париж — это огромная мастерская гниения, где нищета, мор и болезни работают согласованно, где солнечный свет и воздух редко проникают. Париж — ужасное место, где растения сморщиваются и погибают, и где из семи младенцев четверо умирают в течение года». Трудно поверить, но именно так описывали Париж в середине XIX века.

Это был город, сохранивший средневековое устройство улиц, канализаций и архитектуры, и ставший при этом центром активно развивающегося государства модерна. Симбиоз перенаселенности и устаревшего городского пространства привел к тому, что столица Франции считалась городом, где опасно жить.

Хаотично возведенные грязные узкие улицы и тупики с теснящимися домами рождали множество проблем: отсутствие проветривания, сырость и антисанитарные условия приводили к вспышкам холеры, а перегруженность дорог тормозила развитие производства. Из-за неблагополучия центральных кварталов, где селились в основном бедняки, богатые парижане предпочитали хаосу и грязи центра более просторные пригороды.

К тому же, кривые, узкие улочки и тупики могли снова превратить в Париж в революционный бастион, чего Наполеон III сильно опасался. Все это побудило его задуматься над изменением облика города и найти умелого исполнителя — Жоржа-Эжена Османа.

Родился он в постоянно переходящем из рук в руки Эльзасе. Благодаря французскому произношению его немецкая фамилия Haussmann (которая в Германии читалась как Хаусман) превратилась в Османа. В июне 1853 года называвший себя бароном (но не имевший титула) Осман стал префектом департамента Сена. Ему было поручено сделать Париж большим, цветущим и красивым городом.

Основой всего проекта стали широкие бульвары и авеню, которые строили, исходя из практической составляющей — на широких и прямых улицах солдатам проще держать стройный ряд и зачищать кварталы от бунтовщиков-революционеров, а из казарм, размещенных в ключевых точках города, войскам и артиллерии быстрее добираться в горячие районы.

Но главной задачей все же было связать наиболее важные места города между собой удобной транспортной системой и уменьшить пробки в густонаселенном городе. Это было необходимо для развития промышленности и торговли — доставлять материалы и готовую продукцию коммерсантам по широким улицам гораздо проще.

Наполеон III и Осман встречались почти каждый день, чтобы обсудить проекты, им приходилось преодолевать множество препятствий, главным из которых стало противодействие элиты.

Для прокладки дорог и улиц активно расчищали трущобы и уничтожали уже существующие кварталы вместе с их мастерскими, лавками, кафе и ресторанами, что не могло не вызывать возмущение буржуазии.

Строительство нового Парижа продолжалось больше двух десятилетий. За это время снесли 20 000 старых зданий (из-за чего десятки тысяч людей были вынуждены переселяться и терять свой бизнес) и проложили восемьдесят километров новых проспектов, соединяющих центральные точки города.

Ломать и строить: как пожары, наводнения и набеги врагов развивали градостроительство
Улица Друо была увеличена вдвое, на ней появилось много модных магазинов, включая Carrefour Drouot
Фото
BROWN UNIVERSITY LIBRARY

Вдоль этих проспектов были построены здания одинаковой высоты, которая выравнивалась по карнизам дворцов (что, кстати, в какой-то степени в дальнейшем облегчило работу пожарным). Дома были в сходном стиле — их облицевали камнем кремового цвета, что придало парижским бульварам единый вид.

Единый стандарт, а не индивидуальный план — вот что стало главным архитектурным новшеством, привнесенным Османом. В 6-7-этажных домах нижние этажи строились с высокими потолками, так как эти помещения отводились под торговлю.

Осман применял лучшие достижения градостроительства того времени. Планировка столицы по его плану предусматривала и переосмысление технических коммуникаций: прокладку сотен километров труб для распределения воды по всему городу, расширение системы канализации, организацию газового освещения улиц.

Реновация коснулась и озеленения города. Осман построил так называемый Большой парижский крест на севере города: с востока на запад шли Рю-де-Риволи и Рю-де-Сент-Антуан, а с севера на юг — Страсбургский и Севастопольский бульвары. Их ширина доходила до 30 метров.

На всем протяжении бульвары были засажены деревьями. Расцвели и новые парки, и сады: Булонский лес, Венсенский лес, парки Монсури и Бют-Шомон приглашали парижан на прогулки. Они стали местом общения парижан и, как ни странно, местом соединения людей разных сословий.

Все это требовало колоссальных средств: на реконструкцию ушло более 2,5 млрд франков (около 15 млрд современных долларов).

Несмотря на то, что столь грандиозное переустройство города вызвало много критики у современников, цель все же была достигнута: эпидемии стали затухать, снизился уровень преступности в центре города, улучшилось транспортное движение, а новые здания оказались более функциональными.

Ломать и строить: как пожары, наводнения и набеги врагов развивали градостроительство
Вид с высоты птичьего полета на Париж, Франция, с воздушного шара, Триумфальная арка слева по центру, 1889
Фото
Wikimedia Commons

Все это способствовало существенному изменению облика города и превращению его в продвинутую европейскую столицу. Париж из города рабочих и бедняков превратился в город респектабельных буржуа, но при этом утратил большую часть своего средневекового наследия, а сам Осман, под давлением буржуа, — свое место.

В 1869 году Наполеон III предложил ему подать в отставку. Но Осман не сделал этого, тогда император был вынужден сам освободить его от занимаемой должности.

Материал опубликован в журнале «Вокруг света» № 6, сентябрь 2022