1902 № 8

Фото №1 - Путешествие за счастьем: рассказ французского моряка

СЕКРЕТЫ СЧАСТЬЯ
Правила удачного брака женщин Гвианы:

1. Любовь
2. Уважение
3. Образование
4. Самоотречение
5. Отвага

Дикарка: рассказ французского моряка

Золотоносная река Марони служит границей между французскими и нидерландскими владениями в Гвиане*. На берегу нидерландских владений, как раз напротив французских, находится поселок краснокожего племени галибисов. Поселок этот назван туземцами Большим Селением, но не по количеству хижин — их в поселке всего десятка три, — а потому, что там живут два главных лица племени: вождь и волшебник, занимающийся врачеванием.

В качестве одного из младших офицеров французского крейсера «Топаз», забиравшего провизию у галибисов, мне часто приходилось бывать в этом селении. Вместе со мною всегда отпрашивался на берег сын моей бывшей кормилицы Гастон, служивший у нас на крейсере вторым поваром. Гастон был смышленый, дельный, практичный и честный малый, так что мы все им очень дорожили. Бывая на берегу, мы с Гастоном всегда посещали Большое Селение. Единственным человеком, умевшим хоть как-то объясняться по-французски, там был упомянутый волшебник, почтенный старик, обладавший прекрасным характером и очень неглупый. У него было два взрослых сына и невеста дочь. Сыновья, занимавшиеся охотой и рыболовством, редко бывали дома, а дочь постоянно находилась около отца. Она вела хозяйство и помогала отцу в приготовлении целебных средств. Атала — так звали молодую девушку, — с ее точно вылитым из красной меди лицом, с массою черных шелковистых волос на голове, с большими черными глазами и с маленьким ротиком, была очень недурна. Кроме того, она обладала веселым кротким характером и замечательной энергией. Несмотря на все эти хорошие качества, я никак не мог допустить мысли, чтобы можно было полюбить дикарку, и сильно удивился, когда Гастон однажды заявил мне о своем решении жениться на дочери моего приятеля волшебника. Из расспросов оказалось, что и Гастон пользуется взаимностью со стороны молодой индианки, изъявившей полною готовность следовать за ним даже в «страну бледнолицых», хотя она и слышала, что там очень холодное солнце, серое небо и мало зелени и цветов. Все это, как она уверяла, с избытком заменит ей Гастон. Она уже раньше знала немного по-французски, выучившись у отца, а теперь, благодаря беседам с Гастоном, настолько усовершенствовалась в этом языке, что могла свободно объясняться на нем, хотя и со своеобразным акцентом. Впрочем, этот акцент так нравился влюбленному Гастону, что он сам стал подражать ему, что выходило очень смешно.

Фото №2 - Путешествие за счастьем: рассказ французского моряка

Но как бы там ни было, сочувствовать намерению Гастона жениться на дикарке, хотя очень красивой и с прекрасным характером, я не мог. Я принялся доказывать Гастону все дурные последствия, которые обыкновенно вытекают из браков людей разных племен. Но он и слышать ничего не хотел. Таким образом, мне не удалось убедить упрямца, и в один прекрасный день он отправился на берег без меня. Обвенчавшись там со своей возлюбленной по местному обряду — кстати сказать, очень несложному, — он привел молодую жену к нам на корабль. К немалому нашему удивлению, ни нам, ни самому Гастону тужить не пришлось. Напротив, чем короче мы узнавали молодую индианку, тем более ценили ее, так что в конце концов многие даже начали завидовать Гастону, подцепившему себе такое сокровище. Жена его сделалась прямо добрым гением нашего судна. Она держала наши каюты и вещи в образцовом порядке и чистоте, услаждала наш слух мелодичными песнями своей родины, разгоняла веселым словом тоску, иногда охватывавшую нас под чуждым нам небом, и в довершение всего этого лечила нас, когда мы были больны, и ухаживала за нами как мать. Следующее происшествие заставило нас понять, каким геройским духом обладала наша дикарка.

В одну из наших поездок на берег Атала, имевшая тогда уже ребенка, была в гостях у отца, в то время как мы с Гастоном закупали в Большом Селении провизию. Так как при возвращении на крейсер в нашей тяжело нагруженной шлюпке не оставалось места, было решено, что братья Аталы привезут ее вслед за нами в своей пироге. Это случалось уже не в первый раз, поэтому Гастон был вполне спокоен за жену, хотя и жалел, что не мог сам сопровождать ее, так как был обязан находиться на судне при приеме провизии. Атала немного замешкалась у отца, так что мы уже успели добраться до корабля, тогда как пирога, в которой сидела молодая женщина с братьями и своим полугодовалым ребенком, сделала только половину пути. Занятые разгрузкой шлюпки, мы не обращали внимания на пирогу. Гастон же в это время находился в трюме корабля. Вдруг мы услыхали душераздирающие крики. Обернувшись в ту сторону, мы, к своему величайшему ужасу, увидели, что пирога налетела на одно из тех громадных плавучих деревьев, какие часто встречаются в быстротечной Марони, и поднялась кормою кверху. При неожиданном толчке Атала выронила из рук ребенка, который, упав в реку, сейчас же исчез под водою. Один из ее братьев с дикими воплями барахтался в воде, стараясь уплыть подальше от дерева, угрожавшего потопить его. Другой, выронив весло, тоже спрыгнул в воду и поплыл к берегу.

Во время этой драмы не потерялась только одна Атала. Храбрая женщина вслед за падением в воду ребенка бросилась сама в реку и тоже моментально скрылась под водою. Пораженные ужасом, мы растерянно смотрели на эту драму. Прошло несколько томительных мгновений. Но вот вдали от дерева показалась голова, плечи, затем руки, в которых виднелось маленькое существо. Это была Атала со своим ребенком. Высоко поднимая руки с ребенком, чтобы он не захлебнулся, отважная мать быстро плыла к крейсеру; ей приходилось плыть стоя и действовать только ногами. Наконец мы опомнились и поспешили послать ей навстречу шлюпку, которую, к счастью, еще не успели поднять на крейсер. Через несколько минут молодая героиня была спасена и с торжеством доставлена на корабль.


* Ныне граница между Французской Гвианой и Суринамом.

Иллюстрация: Андрей Дорохин

Материал опубликован в журнале «Вокруг света» № 4, апрель 2020