В Забайкальском крае среди чикойских гор стоит небольшое село Бурсомон. Здесь нет магазинов и крупных предприятий, но сюда стремятся люди со всего света, чтобы увидеть главную достопримечательность Бурсомона. Речь о буддийском дугане, в котором хранятся уникальные тома священной книги Ганджур, описывающей исторический опыт и культуру древней Индии, Китая, Тибета и других стран Центральной Азии.

В Забайкалье за мудростью Ганджура: легенды и быль о Бурсомонском дугане
Бурсомонский дуган

Слова «дуган» и «дацан» порой путают или используют в качестве синонимов, говоря о буддийских храмах-университетах. Разница состоит в том, что дацаном называют монастырский комплекс, а дуганом — отдельный храм.

Сейчас дуган видно издали любому путнику, приближающемуся к Бурсомону. Белый храм стоит на возвышенности, его ярко-желтые крыши с загнутыми краями сияют в окаймлении зеленого бархата сопок, словно редкое украшение в музейной витрине.

В Забайкалье за мудростью Ганджура: легенды и быль о Бурсомонском дугане

Над крыльцом изображены две лани, преклонившие колени перед колесом Учения Будды. Согласно легенде, именно они были первыми слушателями Просветленного. Внутри здания царят полумрак и тишина, а при входе висят старые чучела медведя и леопарда, олицетворяющие духов-хранителей.

Свет из окон выхватывает статую Будды. На его спокойном лике играет едва уловимая улыбка, которой, он будто приветствует входящих. Будда сидит в позе лотоса, в левой руке держит монашескую чашу, а правой рукой едва касается трона — таков знак призвания Земли в свидетели божественного просветления, обретения истины.  Рядом установлены статуи божеств и богинь. На стенах висят старинные выцветшие танки — буддийские иконы. По краям алтаря в деревянных шкафах аккуратно лежат завернутые в шелк тома Ганджура.

Восстановление храма

Но так было не всегда. В конце 1960-х годов сюда приехал журналист Николай Дмитриевич Яньков и застал совсем иную картину:

«Сразу и не поймешь, что это такое: кузница или развалившийся овин? Стоит домишко со сгнившим крыльцом и сломанной крышей на бугру у села Бурсомон Красночикойского района. Но вот скрипнула дверь на ржавых петлях. Старик — хранитель ключей сего обиталища — делает знак: можно войти. Окон в помещении нет. <…> Но главная ценность запущенного дугана — книги. Они лежат на полу грудами, покоятся в шкафах за стеклянными дверцами. Там, в шкафах, лежат самые древние и дорогие книги — тома „Ганджура“».

Николай Яньков опубликовал несколько статей о святыне Бурсомона и фактически открыл ее для публики. Его большой очерк о Бурсомонском дугане вышел в 1971 году в журнале «Вокруг света». Благодаря этим публикациям удалось привлечь внимание ученых и общественности к проблеме сохранения и изучения уникального памятника письменности.

В Бурсомон поехали ученые и паломники. Исследователи пытались увезти священные тексты для изучения, верующие уговаривали бурсомонцев передать Ганджур в один из крупных дацанов. Но местные жители решительно заявили: «лучше приезжайте к нам, изучайте тексты, молитесь, но книги мы не отдадим!» Говорят, комсомольцы и партийные активисты села грозились положить партбилеты на стол, если Ганджур покинет пределы Бурсомона.

Так были спасены духовные сокровища. В 1990 году рядом со старым дуганом стараниями хамбо-дамы Дамбы Аюшеева был построен новый, куда и приходят теперь верующие и туристы.

Легенда об обретении Ганджура

Буддисты считают, что в Ганджуре записана мудрость самого Будды, а потому книга дает огромную духовную силу и обладает невероятной ценностью. До революции несколько комплектов Ганджура из Тибета привезли в Россию. Хранились они в крупных дацанах, как величайшие святыни. Как же получилось, что древние тибетские тексты оказались в маленьком забайкальском селе?

В Забайкалье за мудростью Ганджура: легенды и быль о Бурсомонском дугане
Шкаф со священными текстами в Бурсомонском дугане

Ответ на этот вопрос дает легенда о Тундупе Балгоеве, передаваемая жителями Бурсомона из уст в уста уже больше века. Говорят, что в царские времена в семье бурята Балги родился мальчик Тундуп. Он рос очень бойким, смышленым и хотел учиться. Но в Бурсомоне школ не было, а об учебе в городе оставалось только мечтать. Отец по традиции отдал мальчика в ученики к ламам. Тундуп быстро освоил монгольский и тибетский языки и изъявил желание совершенствоваться в теологии, философии и других науках.

Однако чикойские ламы не могли удовлетворить его жажду знаний и сказали, что только в Тибете он сможет постичь древнюю буддийскую мудрость. Тундуп стал мечтать об учебе в Лхасе.   

Однажды, когда в Бурсомоне был большой праздник, на котором рекой лилась молочная водка — архи, он взял лучшего отцовского скакуна и отправился в сторону Монголии. Там Тундуп продал коня и пошел в Тибет, куда добирался целый год. Достигнув Тибетских гор, он познакомился с монахом-отшельником, которому рассказал о цели своих скитаний. Монах, видя ум и целеустремленность иноземца, сжалился над ним и устроил в монастырь Сэра.

Тундупу пришлось скрывать свое происхождение, ибо чужаков в Тибете не жаловали. За незаконное проникновение в святую обитель ему грозила казнь. В Тибете он провел 18 лет, а затем решил вернуться в свое село, чтобы просвещать и лечить людей. Для этого ему нужен был Ганджур — великая книга мудрости. Вывезти ее из монастыря незаметно было невозможно: все тома книги заняли бы не одну повозку.

Тогда Тундуп обратился за помощью к своему другу монаху Сонаму, работавшему в печатной мастерской. Сонам велел Тундупу ехать домой, пообещав напечатать и привезти Ганджур в Ургу (нынешний Улан-Батор). Тундуп же дал слово собрать у односельчан деньги за работу над книгой и ее перевозку.

Тайно покинуть монастырь Балгоев не успел — кому-то стала известна тайна его происхождения. Тундупу грозила смертная казнь, но ему удалось спастись. Он обратился к ламам с речью о грехе убийства, о чести и достоинстве, цитируя главы из священных книг. Монахи решили, что с казнью столь мудрого человека стоит повременить, и доложили о нем далай-ламе, который пожелал увидеть провинившегося чужестранца. О чем они беседовали, достоверно неизвестно, но после этого разговора Тундупа отпустили на родину с присвоением ученой степени доромбы.

В 1908 году Тудуп вернулся домой, организовал сбор средств на Ганджур и в назначенный срок выехал с некоторыми односельчанами в Ургу, где его ждал Сонам со 108 томами священной книги. В 1910 году Тундуп привез собрание священных текстов в родное село, где для их хранения был построен дуган.

Тундуп Балгоев был хорошим лекарем, но люди думали, что его дар проистекает от Ганджура, и свято верили в особую силу книги. Верил в это и сам Балгоев. Он считал, что знания помогут родному улусу избавиться от бедности и страданий. Но лишения и нищета по-прежнему преследовали дорогих ему людей.

С горя Тундуп пристрастился к спиртному. Как-то раз он заперся в дугане устроил погром и скончался в страшных муках.

Новые легенды Бурсомона

Бурсомонцы по сей день чтят память Балгоева, охраняют Ганджур, считают, что это не просто книги, а источник мудрости, благоденствия и силы. Они приходят в дуган, чтобы поклониться великому собранию мудрости.

В Забайкалье за мудростью Ганджура: легенды и быль о Бурсомонском дугане

Многие из них могут рассказать удивительные истории, связанные с Ганджуром. Так, библиотекарь и экскурсовод Марьям Гуровна Чимитова уверена, что книга способна изменить жизнь человека.

— Сюда приезжают разные люди. Кого-то болезнь мучает, у кого-то детей нету. Все молятся, просят об избавлении от страданий. Вот, к примеру, у моей знакомой из другого села долго не было внуков. Я ей посоветовала отправить дочь с мужем к нам в дуган. Пусть помолятся. Через год она сообщила, что стала бабушкой! — рассказывает Чимитова.

По словам Марьям Гуровны, Ганджур определил и жизнь рассказавшего о нем читателям «Вокруг света» Николая Янькова.

— Ганджур открыл ему новые двери в жизни. Он приезжал сюда не раз вместе с женой. Долгое время у них не было детей. Во время очередного визита в дуган кто-то посоветовал ему съездить на целебный источник, находящийся в тайге в окрестностях села. Так супруги и поступили, а вскоре после этого у них родилась дочка, — говорит она.

Смерть Николая Дмитриевича некоторые местные жители тоже связывают с Ганджуром и дуганом. Предполагают, что журналист взял в дугане какую-то вещь для исследования, после чего погиб в автокатастрофе.

В Забайкалье за мудростью Ганджура: легенды и быль о Бурсомонском дугане
Ганджур повлиял и на жизнь самой Марьям Чимитовой. Около двадцати лет назад по просьбе главы администрации она показала дуган работникам читинского телевидения. Журналистам ее рассказ очень понравился. С той поры она стала проводить экскурсии в дугане, собирать материалы о его истории, а заодно передавать свои знания молодым. Так и нашла свое призвание
В Забайкалье за мудростью Ганджура: легенды и быль о Бурсомонском дугане
Подношения верующих в дугане

Несмотря на то, что экскурсии Марьям Гуровна проводит давно, к шкафам с Ганджуром подходит с почтением, аккуратно открывает застекленные двери и бережно, благоговейно берет в руки сверток с одним из томов. Разворачивать его не решается: это дозволено только ламам, посвященным. Ученые монахи могут читать старинный текст, находить в нем скрытые философские смыслы, делать открытия. Само чтение Ганджура — это важный ритуал.

Чикойские буддисты убеждены, что прикосновение к Ганджуру, а тем более его чтение, слушание с благими мыслями обязательно приведет к исполнению желаний, поможет в решении проблем.

Конечно, проверить целительную силу Ганджура невозможно, но верующие не подвергают ее сомнению. Впрочем, не так уж и важно, действительно ли старые письмена обладают некой магической силой. Они — часть богатейшего исторического и культурного наследия нашей страны, и это несомненно для всех просвещенных людей.

Фото автора, если не указано иное