Страх, звонящий во все колокола: как справляться с паническими атаками
Фото
Dzianis Vasilyeu / Alamy via Legion Media

Ничто не предвещало

Представьте себе: у вас кольнуло сердце — что-то внутри дало сбой. Один человек заметит это, слегка удивится и пойдет дальше. Ну, кольнуло, с кем не бывает? Я здоров, по врачам не хожу, чувствую себя бодрячком и по поводу таких мелочей заморачиваться не буду. А другой придет в ужас. Потому что нарушения в сердце — это угроза жизни.

Важно понимать, что те, с кем случаются или случались панические атаки, — абсолютно нормальные люди. Они не сумасшедшие, у них нет никаких психических отклонений, просто их психика перенапряглась и дала сбой. И таких людей миллионы.

Итак, как же выглядит классическая паническая атака?

Она развивается пароксизмально, то есть приступообразно. В течение 1–2 минут нарастает симптоматика: это могут быть головокружение, шум в ушах, мушки перед глазами, ком в горле, ощущение нехватки воздуха, учащенное сердцебиение (чувство, как будто сердце пытается вырваться из груди), человека может бросать то в жар, то в холод.

Могут наблюдаться симптомы со стороны желудочно- кишечного тракта: неприятные ощущения в животе, тошнота, императивные позывы к дефекации и/или мочеиспусканию.

За эти несколько минут человек успевает остро ощутить, что сейчас умрет. Причем без всякого повода, буквально на пустом месте. А от этого, согласитесь, еще страшнее! В таком состоянии совершенно непонятно, что делать.

Описанные выше симптомы относятся к телу, то есть это физиологические проявления панической атаки, и они могут быть самыми разнообразными (от тошноты до слабости в ногах и боли в сердце). Что касается психических проявлений, то их всего три:

  • страх умереть — ощущение, что сейчас жизнь закончится и ты ничего не успеешь предпринять для своего спасения;

  • страх сойти с ума — боязнь начать совершать какие-то асоциальные, странные, непредсказуемые действия, потерять контроль над поведением;

  • деперсонализация-дереализация — ощущение, будто наблюдаешь за собой со стороны; при этом окружающий мир воспринимается как нереальный, есть чувство, что все происходит не со мной, а с героем кино, за которым я наблюдаю со стороны.

Страх, звонящий во все колокола: как справляться с паническими атаками
Фото
Denis / Panther Media / Alamy via Legion Media

Что касается продолжительности панической атаки, то самый ее пик кратковременный и ограничен несколькими минутами. (Но их не так-то легко пережить!) А вся атака продолжается в среднем около 30–40 минут. Чаще всего паника атакует людей в метро или торговых центрах, то есть в местах большого скопления народа.

Или, наоборот, в замкнутых пространствах, например в лифте. Она может быть вызвана и специфическими фобиями, о которых я писал выше. Но по большому счету паническая атака может случиться где угодно, даже дома. И без всяких спусковых факторов — без того, что могло бы напугать.

При этом людям часто кажется, что паническая атака должна возникать из-за чего-то: нам трудно признать, что такое серьезное, мощное переживание может развиться практически на пустом месте.

Многие мои пациенты при первом обращении стесняются об этом говорить, потому что считают свою паническую атаку какой-то специфической, аномальной, нездоровой или «неправильной». Они уверены, что приступ страха может быть вызван только чем-то конкретным, а тут — просто так, без объявления войны, ничто не предвещало!

Однако именно это и является характерной особенностью панической атаки: нередко она происходит, когда для нее, казалось бы, нет повода. Не из-за того, что на вас направлено чье-то внимание и вы испытываете социофобический страх, не из-за лающей собаки, паука, медузы или вида крови — все эти страхи могут существовать сами по себе, а паническая атака может наступить и посреди безоблачного дня, когда ни одного из этих факторов нет на горизонте.

Как любит говаривать Джорджио Нардонэ, известный психотерапевт и основатель метода, по которому я работаю:

«Главное отличие панической атаки от фобии — отсутствие врага».

Соответственно, исходя из описанных выше симптомов, можно выделить два типа панических атак:

  • ипохондрический тип — когда человек боится болезни или смерти;

  • агорафобический тип — когда страх заставляет человека избегать мест, где у него может случиться паническая атака. Он боится выходить из дома, потому что снаружи может стать плохо, он не сможет получить помощь, выбраться из опасной ситуации. Или у него есть страх сойти с ума, неадекватно повести себя.

Как это было у меня

Чтобы было понятно, как развивается паническая атака и что испытывают люди в такие моменты, я более подробно опишу симптомы, ощущения и мысли — все, что я сам пережил в момент первой панической атаки.

Это случилось поздно ночью, когда я работал за компьютером. Надо было сдавать большой проект, время поджимало, и я мало спал всю неделю. При этом я продолжал тренировки в спортзале и очень стрессовал из-за проекта. Без каких-либо предпосылок или предупреждений мое сердце замерло, просто перестало биться!

Это повергло меня в шок — я понял, что умираю. Вот прямо сейчас! У меня остановилось сердце! Осталось жить несколько секунд. Все мысли были сконцентрированы на работе сердца, меня сковал всепоглощающий животный страх смерти. В кино этот момент был бы показан так: вся жизнь героя пронеслась у него перед глазами.

Но у меня была только одна мысль: «Я умираю! Что делать?!»

Я резко вскочил на ноги, и тут сердце сделало удар. Странный и какой-то необычно сильный. Я ощутил, как по всему телу пробежала волна адреналина, волоски на теле поднялись, меня бросило в жар, потом в холод, я моментально вспотел. Я начал ходить по комнате, хватать воздух ртом в тщетной попытке надышаться. Сердце бешено колотилось, что пугало меня еще больше. И вдруг… опять замерло. Секунда тишины — опять резкий удар.

Страх, звонящий во все колокола: как справляться с паническими атаками
Фото
Denis / Panther Media / Alamy via Legion Media

Не успел я прийти в себя, как все повторилось. Я просто не понимал, что мне делать, и ничего, кроме как ходить по комнате в ожидании смерти, у меня не получалось. Я вызвал скорую, по телефону сказал, что у меня что-то с сердцем, оно бьется с перебоями. Еще немного пометавшись из угла в угол, я понял, что взвинчен и не могу успокоиться. Надо что-то делать, как-то дожить до приезда врачей.

Выпил бабушкин корвалол. (Кстати, крайне не рекомендую принимать его или валокордин: это очень вредные препараты, вызывающие зависимость!)

Когда приехала скорая, я уже заметно успокоился, но был совершенно без сил. Метафорически это состояние можно описать словами: «по мне как будто трактор проехал». Я чувствовал себя выжатым как лимон, и никакие успокоительные мне были уже не нужны.

После первого эпизода панической атаки приступы повторялись. Они были редки, но все так же пугающи.

И, как я уже писал выше, я заметил, что что-то не так с моим сердцем, стал пристально следить за его работой, бегать по врачам, проходить многочисленные обследования (суточный мониторинг, измерение параметров работы сердца на беговой дорожке, контроль ЭКГ и скорости восстановления пульса и давления и др.), на что пришлось потратить уйму денег.

В результате у меня нашли неопасную экстрасистолию — довольно распространенную форму нарушения ритма сердца. Умом я понимал, что со здоровьем все нормально, но продолжал бояться. И на фоне этого панические атаки стали повторяться все чаще. Получился заколдованный круг: я не мог их прекратить, но и жить так было невозможно!

Время шло, и панические атаки стали трансформироваться — я начал переживать новые «спецэффекты», которые пугали меня не меньше прежних.

Однажды я был в торговом центре, зашел с друзьями в суши-бар, и меня накрыло. Я почувствовал сильную тошноту. Ощущение было внезапное и острое; я испугался, что меня стошнит прямо посреди ресторана. При этом мы еще не сделали заказ, так что заподозрить отравление было невозможно.

Я предположил, что у меня повысилось давление. Побежал в туалет, провел там продолжительное время, пытаясь как-то привести себя в норму. Меня стало отпускать, но после того, как я вернулся в бар, все повторилось.

Я опять скрылся в туалете, хотя что я там собирался делать? Ничего же не помогает! Представьте: мои друзья собираются пообедать, а я тем временем мечусь туда-сюда и не могу им объяснить, что со мной происходит и чем мне можно помочь. Как только я уединяюсь в туалете, мне становится легче, а когда выхожу из него — снова тошнит.

В итоге все измучились, и я больше всех. Мы сходили в медпункт торгового центра, там мне померили давление и сказали, что оно повышено. Конечно, оно было повышено, ведь я был на нервах! В общем, я принял таблетку от давления и поехал домой отлеживаться.

Постепенно я стал сживаться с этой новой ультрадискомфортной действительностью, в которой меня могло накрыть самым непредсказуемым образом где угодно и когда угодно.

Чем все это кончилось? К счастью, я взялся за лечение, и теперь со мной такого не случается. Однако к тому, чтобы обратиться за помощью и пройти терапию, меня подтолкнуло одно экстраординарное событие, после чего я сказал себе «Хватит!» и начал искать пути спасения.

А произошло вот что. Мы с подругой поехали в другой город, который расположен в 1500 км от моего тогдашнего места жительства. За рулем был я, у подруги водительских прав не было. И за эту поездку меня накрывало несколько раз. Те приступы были особенно яркими, так как происходили на скорости 160 км/ч. Я плавно сбрасывал скорость и съезжал с дороги, чтобы отдышаться и прийти в себя.

После этого путешествия я со всей очевидностью осознал, что из-за панических атак теряю социальную адаптацию, а от моих приступов могут пострадать близкие люди. И я задался целью найти способ излечения.

Давайте рассмотрим, как это состояние лечится неправильно.

Вегетососудистая дистония: на электрофорез или к психиатру?

В рамках российской медицинской системы существовал такой удивительный диагноз, которого нет ни в одном международном классификаторе: вегетососудистая дистония (ВСД). Как выразился врач-кардиолог, гость одного из выпусков моего подкаста, это так называемая диагностическая помойка. Все, что невозможно понять и точно определить, прикрывается этим диагнозом.

Получается, что это диагноз-фантом: вроде бы он есть, но что конкретно под ним кроется, непонятно, а главное, вся эта фантасмагория особо не лечится.

У ВСД есть множество синонимов: этот недуг также могут называть нейроциркулярной дистонией или астенией, кардионеврозом, синдромом да Коста, гастроневрозом, психовегетативным синдромом, вегетоневрозом или соматоформной дисфункцией вегетативной нервной системы.

Заболевание, максимально похожее на ВСД, в международном классификаторе болезней носит название соматоформной дисфункции вегетативной нервной системы. Давайте переведем это на понятный всем язык.

Страх, звонящий во все колокола: как справляться с паническими атаками
Фото
Panther Media / Alamy via Legion Media

Соматоформная — значит телесная; дисфункция — расстройство; а вегетативная нервная система — это та система, которая отвечает за регуляцию таких процессов работы организма, куда сознание обычно не допускается.

Заглянем в международный классификатор болезней и узнаем признаки этого заболевания: «Симптоматика, предъявляемая пациентом, подобна той, которая возникает при повреждении органов или систем органов преимущественно или полностью контролируемых вегетативной нервной системой, то есть сердечно-сосудистой, желудочно-кишечной, дыхательной и мочеполовой систем».

Симптомы этого недуга бывают, как правило, двух типов:

  1. жалобы на какие-то объективно возникающие вегетативные нарушения, например сердцебиение, потливость, покраснение и т. д.;

  2. жалобы субъективного или изменчивого характера: например, у человека возникают быстротечные боли, курсирующие по всему телу, ощущение жара, тяжести, усталости, вздутие живота и др.

При этом ни один из названных симптомов не указывает на нарушение конкретного органа или системы — все болит, и человека шарашит, но ничего не болит на самом деле. Почему? Потому что физические нарушения вторичны по отношению к нервным. То есть нервная система перенапряглась и дает сбой, хаотично «теребит» органы, и те отзываются описанными ощущениями.

Соответственно, мы можем на это активно не реагировать, и тогда есть шанс, что все это со временем пройдет само. А можем начать переживать, пугаться, нервничать, от чего нервная система вой дет в еще большее напряжение, и результат — паническая атака или хроническая тревожность.

Человек, столкнувшийся с панической атакой, как правило, достаточно быстро обращается к докторам. Его обследуют и, не найдя никаких физических отклонений, ставят наш «любимый» диагноз: ВСД.

Аналогичный диагноз вам могут огласить врачи скорой помощи при, например, панической атаке и с ним отправить в поликлинику. Что будет дальше? Чаще всего возможно два сценария развития событий:

  • «Все хорошо, скоро все само пройдет», — объявляют вам и рекомендуют снизить нагрузку на работе, не нервничать, больше отдыхать, правильно питаться и исключить алкоголь. Возможно, вам пропишут витамины, ноотропные или адаптогенные препараты с крайне слабой доказательной базой — как бы для поддержания работы сердца и мозга. И, конечно, порекомендуют заниматься спортом и высыпаться. Также могут назначить какое-то успокоительное и условный электрофорез — процедуру, которая и пользы не принесет, и не навредит, а при благоприятном стечении обстоятельств чуть успокоит.

  • «Проконсультируйтесь у психиатров», — может сказать вам терапевт, если расценит вашу ситуацию как серьезную. Он отправит вас к неврологу или психиатру, а тот, в свою очередь, назначит препараты из группы бензодиазепинов (это препараты со снотворным, седативным и анксиолитическим, то есть противотревожным, эффектом) и/или антидепрессанты. Первые препараты будут вас глушить, а вторые — помогать не грустить по этому поводу. В некоторых случаях вас могут положить в стационар и проводить аналогичное лечение там.

Такое лечение может, в принципе, и помочь. Но чаще всего оно приводит к временному облегчению состояния, а в дальнейшем — к усугублению симптомов. Не будем забывать про нередкие побочки медикаментозного лечения.

Куда же обращаться

Если вам поставили диагноз ВСД, я бы рекомендовал в первую очередь идти действительно к терапевту. Очень важно убедиться, что у вас все хорошо со здоровьем на физиологическом уровне. Потому что «покалывание в сердце» может быть связано как с психологическими факторами, так и с вполне серьезной физиологической патологией. А значит, в первую очередь надо исключить заболевания сердца, желудочно- кишечного тракта и мозга, если есть соответствующие симптомы.

Если же с телом все хорошо, можно обратиться не к психиатру, а к психологу. И если психолог порекомендует — идти к психиатру.

А пока я хочу снова предостеречь вас от самостоятельной постановки диагноза по этой книге.

Если вы прочитали предыдущие абзацы и вам кажется, что это про вас, с одной стороны, это хорошо: найти причину своего недуга — это уже шаг к выздоровлению; а с другой стороны, нельзя поставить себе диагноз «паническое расстройство», не пройдя обследование.

Тяжесть панического расстройства определяется количеством приступов в единицу времени. Например, если у человека случается одна паническая атака в год, это, согласитесь, терпимо, тогда как несколько панических атак в день — уже серьезное нарушение, требующее лечения. Кроме этого, тяжесть панической атаки определяется количеством и интенсивностью симптомов, которые она вызывает.

Важная особенность и в то же время отягчающее обстоятельство панических атак заключается в том, что со временем у человека может развиваться «страх страха». То есть ему настолько не хочется переживать паническую атаку, что он сделает все что угодно, только бы ее избежать.

«Страх страха» проявляется, когда сама мысль о том, что надо будет куда-то выйти, вызывает опасения. В этот момент особенно сильно укореняется то самое избегание, о котором мы говорили в прошлой главе: избегание общественных мест или замкнутых пространств.

Если бы я пошел на поводу у своего страха, я бы перестал ходить в торговые центры и суши-бары, избегал бы длительных поездок и контактов с друзьями. А это прямой путь к самоизоляции, усугублению панических атак и, как следствие, к депрессии.

Отрывок из книги Егора Егорова «Чай с психологом: Как победить тревогу, страхи и панику». М.: Издательство Альпина Паблишер, 2022

Читайте книгу целиком
Читайте книгу целиком
Узнать цену

Все мы чего-то боимся. Чаще всего страх выполняет защитную функцию: предостерегает нас от неосторожных поступков, помогает избежать опасных ситуаций. Но иногда он выходит из-под контроля и принимает обличье фобии, чувства постоянной тревоги или даже панической атаки.