В России мало знают о таком жанре, как каввали, а ведь это целый мировой музыкальный феномен. Когда-то это была исключительно религиозная музыка. Суфийские аскеты воспевали Аллаха, пророка Мухаммеда и имама Али при гробницах святых. Сегодня традиция каввали органично встроилась в поп-культуру: каввали исполняют на мировых сценах, а для индийских и пакистанских фильмов стало нормой использование романтических саундтреков в этом жанре.

«Вокруг света» рассказывает об истоках каввали и объясняет, почему этот жанр находит поклонников по всему миру, даже среди тех, кто далек от религии в целом и ислама в частности.

От ритмов суфийских аскетов к болливудским саундтрекам: как возник музыкальный феномен каввали
Фото
Prodeepta Das / Alamy via Legion Media

Истоки традиции

На арабском «кавл» означает «высказывание пророка», каввал — «исполнитель», а каввали — это то, что он поет. Исламские течения по-разному относятся к музыке, в зависимости от трактовок содержания священных книг — Корана и Сунны.

От ритмов суфийских аскетов к болливудским саундтрекам: как возник музыкальный феномен каввали
Ритуал сама на иллюстрации к произведению Амира Хосрова «Хамса»
Фото
Tibbut Archive / Alamy via Legion Media

Самым лояльным отношением к исполнителям музыки отличается суфизм — течение близкое по сути к монашеству в христианстве и буддизме. В его основе лежит личное общение с Богом, служение духовному наставнику, милосердие и помощь бедным.

Суфии практикуют частое повторение имени Аллаха и его эпитетов, то есть зикр. Условно, если к зикру добавить музыку, а гимны сдобрить философской поэзией, то получится каввали — южноазиатский вариант суфийской церемонии сама, уходящей корнями в песнопения и танцы народов Азии, которые вводили слушателей в состояние религиозного транса.

В Южную Азию эта музыкальная традиция пришла из Персии и Афганистана, обросла локальными особенностями и получила свое название. Это произошло в XIII веке, когда на полуостров Индостан пришли исламские завоеватели, основавшие Делийский султанат. Вместе с исламом в Индию проникло и его мистическое течение, суфизм. Музыка суфиев помогала привлекать в ислам иноверцев из индуистских культов.

Отец каввали

Считается, что каввали создал поэт и музыкант Амир Хосров в конце XIII века. Именно он превратил религиозную музыку для посвященных в главное придворное искусство в Дели. На его музыкальные эксперименты повлияла народная музыка и индийский классический жанр друпад, который прославлял индуистских божеств и мифических героев — Шиву, Вишну, Кришну, Раму.

От ритмов суфийских аскетов к болливудским саундтрекам: как возник музыкальный феномен каввали
Амир Хосров с юношами на миниатюре конца XVII — начала XVIII века
Фото
The Picture Art Collection / Alamy via Legion Media

Хосров пошел дальше и переложил персидскую поэзию на разговорные языки северной Индии. Так она стала доступна широкому кругу слушателей, а не только ценителям персидской и арабской литературы. Его стихи до сих пор составляют костяк репертуара любой группы в стиле каввали.

Госпел Южной Азии

Есть нечто общее между историей каввали и госпелом. Христианские гимны американского юга с узнаваемым «Аллилуйя!» давно поют не только в церкви, без них не было бы джаза и рок-н-ролла. Так и каввали: суфийская музыка сумела усидеть на двух стульях. Она звучит при мавзолеях святых, в концертных залах, в кино и на YouTube. Это коллективное погружение в транс для приближения к Богу и одновременно основа любовных саундтреков Болливуда и фьюжн-песен.

От ритмов суфийских аскетов к болливудским саундтрекам: как возник музыкальный феномен каввали
Исполнители каввали у мавзолея Низамуддина Аулия в Дели
Фото
Pawel Bienkowski / Alamy via Legion Media

Музыканты импровизируют на основе классической темы — раги. Это нотное и ладовое сочетание с определенной эмоциональной окраской. Ритм задают акцентированные и приглушенные хлопки в ладоши. Как и в джазе, вокалист использует голос как музыкальный инструмент, пропевая звуки и слоги с разной скоростью.

Так выглядит выступление у мавзолея Низамуддина

В группе каввали обычно до 11 участников, которые сидят в два ряда на небольшом возвышении. Солисту вторят игрой на табле, индийском парном барабане, и клавишной гармонике, музыканты ритмично хлопают в ладоши, ускоряют темп и повторяют строки для усиления эффекта на слушателя.

Мелодия и ритм воздействуют на аудиторию ярче всего. Но тут есть и богатая на метафоры поэзия суфиев.

О любви на разный лад

Если каввали исполняют при мавзолее суфийского святого, то музыкальная программа обязательно включает гимны Аллаху, пророку Мухаммеду, имаму Али и почитаемым деятелям ислама. Однако в репертуаре встречаются и грустные песни о недоступной любви или размышления о смысле жизни. Как, например, в песне «Восходит солнце»:

Восходит солнце,
Но вот уже клонится к горизонту.
Ты здесь лишь проездом, это пристанище иллюзорно,
Гость на пару дней — вот твоя жизнь.

Каввали может быть о религии, но необязательно. И вот почему. В суфийской поэзии различают два вида любви: земную любовь к другим людям (Ishq-e-Majazi) и любовь к Богу (Ishq-e-Haqiqi). Каввали часто оставляет размытой границу между двумя видами любви. Например, говорит об Аллахе или духовном учителе хвадже через романтические образы:

Мое тело, мою душу — ты всё забрал одним лишь взглядом,
Напоив любовным зельем, когда встретились глаза.

Это строки из самой известной поэмы Амира Хосрова Chaap Tilak, которая пережила семь веков и популярна до сих пор. Послушайте версию 2014 года, которая собрала 47 миллионов просмотров на YouTube. Кажется, речь о романтической любви, но Хосров говорит о своем духовном наставнике Низамуддине Аулия. Ученик признаётся: твоя душа настолько чиста, ты так мудр, что мои знания ничего не значат.

От ритмов суфийских аскетов к болливудским саундтрекам: как возник музыкальный феномен каввали
Усыпальница Амира Хосрова в Дели
Фото
Ujala.chowdhry, CC BY-SA 4.0, via Wikimedia Commons

Еще пример — поэма XVIII века на языке панджаби, тоже посвященная учителю и радости встречи с ним:

Мой любимый вернулся домой,
Хвала Богу!

Автор строк будто невеста, которая дождалась жениха. Важно, что такую поэзию не обязательно воспринимать буквально.

Каввали в Болливуде

Размытые смыслы и запоминающиеся мелодии сделали каввали жанром-хамелеоном. Например, в 1990-х суфийскую песню Mera Piya ghar aaya переложили для Болливуда в диско-версии, заменив упоминание Аллаха на индуистского бога Раму и добавив танцы в исполнении индийской актрисы Мадхури Дикшит. Как такое стало возможно?

В прошлом веке суфийская традиция породила множество светских поджанров, от рок-каввали под гитару до микса в стиле электронной музыки эмбиент и поп-каввали. Некоторые свободно толковали оригинал и позволяли себе разные вольности, превратившись в коммерческий продукт. Так случилось с вариациями на тему суфийской музыки в индийских фильмах: появились яркие костюмы, танцы и музыкальные баттлы.

В фильмах каввали, что невиданно, пели женские коллективы. В романтическом мюзикле 1960 года «Ночь дождей» (на видео выше) женская группа каввали бросает вызов мужской половине: «Взгляд как молния, облик прекрасен. Стоит на нас взглянуть — что станет с мужчинами?» Ей отвечают: «Порази молнией, посмотри в глаза». Весьма вольная интерпретация каввали!

Или возьмем дуэт придворных танцовщиц в фильме «Великий Могол» того же года. Тема — стоит ли страдать ради любви. В картине 1977-го года «Амар, Акбар, Антони» каввали — сценическое шоу с песней о вуали, за которой спрятано лицо девушки.

На мировой сцене

Всемирно популярной суфийская музыка стала в 1980-х годах благодаря совместной работе пакистанских звезд и талантливых продюсеров из Европы, США и Канады. Пакистанская группа «Братья Сабри» первой познакомила западную аудиторию с каввали и даже выступила в престижном Карнеги-холле в Нью-Йорке в 1975 году, но главным популяризатором этого жанра в мире считается «царь царей» каввали Нусрат Фатех Али Хан.

От ритмов суфийских аскетов к болливудским саундтрекам: как возник музыкальный феномен каввали
Нусрат Фатех Али Хан (1948-1997)
Фото
Dinodia Photos / Alamy via Legion Media

Этот пакистанский исполнитель объездил Европу и США с гастролями, выступал на музыкальных фестивалях WOMAD и написал треки для британского лейбла Real World. Этот бренд этнической музыки запустил продюсер и экс-солист рок-группы Genesis Питер Гэбриэл.

Нусрат не боялся участвовать в музыкальных экспериментах. Так появились фьюжн-каввали, электронный эмбиент, ремиксы и каввали под рок-гитару. Музыка фьюжн-каввали в исполнении Нусрата проникла и в западное кино. Например, она звучит в саундтреках к фильму Мартина Скорсезе «Последнее искушение Христа» и ленте Тима Роббинса «Мертвец идет».

Молодежные хиты и культурный код Южной Азии

Песни рок-группы Junoon (переводится как «Одержимость») стали хитом среди молодой аудитории Индии и Пакистана в 1990-х. Микс рок-стилистики, суфийских стихов, традиционных таблы и перкуссии с гитарой звучал свежо и необычно. Если почитать комментарии под видеоклипами Junoon, то это те самые ностальгические девяностые, в которые хочет вернуться каждый меломан.

В числе топ-исполнителей сегодня — Рахат Фатех Али Хан, племянник «короля каввали» из Пакистана. Его медитативные романтические баллады звучат в индийском и пакистанском кино, и по его голосу сходит с ума вся Южная Азия.

Самый успешный кинокомпозитор региона А.Р. Рахман вдохновляется каввали в своих работах. Например, в песне Kun Faya Kun из индийского фильма «Рок-звезда» (2011), где герой находит временное убежище в суфийском мавзолее

У каввали есть и женский голос. Женщины исполняют традиционные каввали и фьюжн на светских концертных площадках, правда, до традиционных суфийских церемоний их не допускают. Однако есть солистка, которую потомственные суфийские музыканты признают как равную и даже превосходящую их по мастерству. Это пакистанка Абида Парвин, имеющая статус мастера каввали на уровне первых звезд исламской духовной музыки, что, скорее, исключение из правил.

От ритмов суфийских аскетов к болливудским саундтрекам: как возник музыкальный феномен каввали
Абида Парвин
Фото
Dinodia Photos / Alamy via Legion Media

Сегодня любители фьюжн-музыки в стиле каввали, фолка и других южноазиатских жанров следят за проектом Coke Studio. В 2008 году производитель газировки проспонсировал шоу в Пакистане с живыми записями локальных песен. Идея настолько понравилась публике, что такие же программы запустили в Индии, Бангладеш, на Ближнем Востоке и в Африке.

У видеороликов Coke Studio идеальный звук для тех, кто только знакомится с каввали. Послушайте романтическую балладу Afreen Afreen (на видео выше), которая восхваляет Создателя за красоту любимой женщины, или поп-версию песни Tajdar-e-Haram о паломничестве в один из священных для ислама городов Медину

Каввали дает выбор: копнуть глубже или задержаться на поверхностном уровне. Можно слушать музыку через призму представлений об исламе или просто наслаждаться ритмом и вокалом песен, не понимая ни слова. И пускай некоторые борцы за чистоту каввали сокрушаются, что сакральная суфийская традиция «уже не та» и превратилась в коммерческий продукт, зато открытая к новому живая музыка достигает миллионов людей независимо от вероисповедания и места жительства.