Несостоявшийся Блок: самые громкие уголовные дела эпохи СССР, о которых раньше не рассказывали
Уголовное дело Владимира Даумова
Фото
Ева Меркачёва

Именно это произошло в деле антисоветчика Владимира Даумова, который (скажу, забегая вперед) получил высшую меру наказания и был расстрелян за свои преступления, совершенные за решеткой.

Несостоявшийся Блок: самые громкие уголовные дела эпохи СССР, о которых раньше не рассказывали
Даумов внешне напоминал Блока и писал стихи, подражая ему
Фото
из книги Евы Меркачёвой «Громкие дела: Преступления и наказания в СССР»

История жизни Даумова — это история протеста личности против системы, против государства и общества. Один против всех.

Родился он в 1928 г. в Амурской области, окончил железнодорожный техникум (очень неплохое по тем временам образование). Отличался стремлением к знаниям, везде и постоянно читал, за что ему даже придумали кличку Заумов. Так и звали: не Даумов, а Заумов.

С фото, которые есть в материалах дела, смотрит симпатичный молодой человек, похожий на Александра Блока. Даумов, к слову, очень любил сочинять стихи на тему современной действительности.

Вот одно из них, приобщенное к материалам уголовного дела:

Родился я и рос в стране социализма,
Теплом дыханья твоего согрет.
И пусть в моей, еще короткой жизни
Я не всегда по моде был одет,

Пусть не всегда угнаться мог за модой,
Купить костюм завидной красоты,
Но что мои лишенья и невзгоды?
Сравнить с тобой, что испытала ты…

В семнадцатом году полунагие
Твои сыны в извилинах траншей
Всё испытали: ночи штурмовые,
Щемящий голод и тифозных вшей.

Победу одержала, а в наследство
Тебе оставил русский капитал —
Разруху — Петропавловскую крепость
Да грязный Александровский централ…

Но Даумова ждала не слава поэта, а незавидная участь советского зэка.

Несостоявшийся Блок: самые громкие уголовные дела эпохи СССР, о которых раньше не рассказывали
Уголовное дело Владимира Даумова
Фото
из книги Евы Меркачёвой «Громкие дела: Преступления и наказания в СССР»

В 19 лет получил свой первый срок за кражу. Вышел, устроился на работу слесарем и… убил в драке начальника смены.

— Отбывал восьмилетний срок в Юзлаге (Юго-Западный исправительно-трудовой лагерь в Магаданской области) на добыче золота, в самых тяжелых условиях, — рассказывает представитель Забайкальского краевого суда Виктория Михайлюк. — Все время писал дневники, рассказывая о таких же, как он, заключенных: эстонцах, латышах, поляках (тех, кто воевал за фашистов, тоже ссылали на рудники).

В лагере вновь в драке Даумов зарезал вольнонаемного рабочего, и его срок увеличился до 10 лет. Отправили отбывать наказание на Индигирку в Якутию, где он работал на угольных шахтах. Именно там Даумов объявил настоящую войну режиму. Постоянно нарушал правила в мелочах: пререкался с конвойными, не соблюдал правила лагерного распорядка. А в 1952 году он решил… взорвать тюремщиков.

В материалах дела подробно описывается, как Даумов раздобыл капсюли и аммонит, чтобы сделать самодельную бомбу. «Я закрепил ее на теле, прорвался к начальнику в кабинет, где в тот момент было еще несколько офицеров», — это цитата из материалов дела. Тюремщики были в столь сильном изумлении, что не успели среагировать. Спасло их чудо: капсюли сработали, но бомба почему-то не взорвалась.

Дали террористу 18 лет, признали особо опасным рецидивистом и отправили в Нерчинскую тюрьму. Там Даумов стал вести битву за права заключенных. Он считал, что условия содержания в тюрьме бесчеловечные, что арестантов кормят хуже, чем собак, и относятся к ним как к скоту.

В камере Даумов повесил на стену над «парашей» вырезанный из газеты портрет Хрущева. Нанес себе на лоб татуировку «Раб МВД». А когда ее силой свели, устроил голодовку (и это был не единственный случай, когда он отказывался от пищи в знак протеста).

Фотография двери его камеры с «кормовым» окном (отверстие, через которое передают пищу) представлена с полными замерами, выполненными экспертами. Окошко размером 25 на 25 см — через него Даумов выкрикивал разные лозунги антисоветского содержания.

Несостоявшийся Блок: самые громкие уголовные дела эпохи СССР, о которых раньше не рассказывали
Дверь камеры Даумова стала… вещдоком
Фото
из книги Евы Меркачёвой «Громкие дела: Преступления и наказания в СССР»

В деле множество листовок, которые он писал огрызком карандаша на курительной бумаге. Листовки по ночам выбрасывал из окна камеры во двор, где гуляли арестанты. Всего таких антисоветских листовок, как гласят следственные документы, было 200. Некоторые сохранились в деле. Вот, к примеру, текст одной из них:

Граждане! В Нерчинской тюрьме произвол. Люди, доведенные им, колют на лбу надписи: «Раб КПСС» и накладывают руки на себя.

Несостоявшийся Блок: самые громкие уголовные дела эпохи СССР, о которых раньше не рассказывали
Записки «антисоветчика» до сих пор хранятся в архиве суда
Фото
из книги Евы Меркачёвой «Громкие дела: Преступления и наказания в СССР»

Цитата из обвинительного заключения:

На всем протяжении нахождения в местах принудительного содержания Даумов, несмотря на принятые к нему меры воспитательного характера, не встал на путь исправления и систематически нарушал лагерный и тюремный режим, склонял заключенных к неподчинению администрации, писал клеветнические письма.

Даумову предъявили обвинения в совершении ряда преступлений «против порядка управления». Виновным он себя не считал — напротив, требовал свободы. Взамен обещал — ни много ни мало — остановить коррупцию на золотых приисках.

Он якобы был свидетелем того, как геологи, увидев, что месторождение гораздо богаче, чем предполагалось, договаривались с местной властью и складывали излишки в потайном месте. «Это же самое страшное, если наше золото контрабандой уйдет за границу!» — говорил Даумов в своем последнем слове на суде.

К слову, от адвоката он отказался, защищал себя сам. На процессе говорил много пламенных речей о свободе, цитировал деятеля американского рабочего движения Генри Уинстона, сравнивая тюрьмы СССР и США. Пара фраз из его речи: «Не смотрите на бумажки, смотрите на живого человека», «Если кто-либо по своей непрозорливости лошадь назовет верблюдом, то у нее горбы не вырастут».

Несостоявшийся Блок: самые громкие уголовные дела эпохи СССР, о которых раньше не рассказывали
Рукопись Владимира Даумова
Фото
из книги Евы Меркачёвой «Громкие дела: Преступления и наказания в СССР»

21 июня 1962 г. Читинский областной суд приговорил его к расстрелу. Дело пересмотрели в ином составе суда, но приговор вынесли тот же: высшая мера наказания. Просить о помиловании он не стал. Заявил: «Или свобода, или расстрел».

Несостоявшийся Блок: самые громкие уголовные дела эпохи СССР, о которых раньше не рассказывали
Редчайший случай: осужденный отказался писать прошение о помиловании
Фото
из книги Евы Меркачёвой «Громкие дела: Преступления и наказания в СССР»

Сохранилась телеграмма от члена Верховного Суда РСФСР Мельцова. Он пишет в Нерчинскую тюрьму и в областной суд: «Ходатайство о помиловании Даумова не поступило. Примите срочные меры по ускорению высылки данного ходатайства».

Несостоявшийся Блок: самые громкие уголовные дела эпохи СССР, о которых раньше не рассказывали
Уникальная телеграмма, в которой член Верховного Суда просит срочно направить прошение о помиловании
Фото
из книги Евы Меркачёвой «Громкие дела: Преступления и наказания в СССР»

Но высылать было нечего — Даумов отказался писать наотрез: «Помилование пишут те, кто признал себя виновным и просят им оставить жизнь».

На тетрадном листке написано его желание: «Застрелить прошу в сердце, чтоб я смог это осознать в последний раз. Я желал бы попасть в матушку-землю, пока она теплая… Если мои родственники будут интересоваться мной, прошу сообщить им, что я эмигрировал за границу и там погиб в Испании, выступая против режима Франко…»

Смертный приговор Даумову был исполнен 6 декабря 1692 г.

Несостоявшийся Блок: самые громкие уголовные дела эпохи СССР, о которых раньше не рассказывали
Справка о приведении приговора в исполнение
Фото
из книги Евы Меркачёвой «Громкие дела: Преступления и наказания в СССР»

В архиве суда остались вот эти стихи:

А надо жить! С отцовскою любовью
И с материнской ласкою простой
Ты к моему склонялась изголовью,
Оберегая сон мой и покой.

Страна росла, и крепла, и мужала,
Ведомая рукой большевиков,
И выросла в Великую Державу —
Россия: мать бесправных мужиков!

…Мне далеко до звания поэта,
Но чист и неподкупен мой язык.
Пусть нет в моем кармане партбилета.
Я твой, я беспартийный большевик!

Отрывок из книги Евы Меркачёвой «Громкие дела: Преступления и наказания в СССР». М.: Издательство Альпина Паблишер, 2023.

Книга о самых громких уголовных делах советской эпохи. Многие материалы ранее не публиковались и были впервые выданы из архивов лично автору. Благодаря доступу к этим документам и общению с очевидцами Еве Меркачёвой удалось восстановить картины судебных процессов над последним казненным в СССР — маньяком Фишером, над единственным расстрелянным в советское время ребенком Аркадием Нейландом, над палачом Антониной Макаровой по прозвищу Тонька-пулеметчица, над Бертой Бородкиной, накрывавшей столы самому Леониду Брежневу — единственной приговоренной к высшей мере по экономической статье.

Читайте книгу целиком
Реклама. alpinabook.ru