Любое электромагнитное излучение, любые колебания, любые явления природы можно с помощью определенных алгоритмов перевести на музыкальный язык. Чем и пользуются композиторы. Можно просто использовать силу ветра для раскачивания металлических колокольчиков, а можно собрать информацию с разбросанных в океане или космосе датчиков и пропустить ее через компьютерные алгоритмы, получив в каком-то приближении то, что можно назвать музыкой моря или музыкой космоса.

«Трудность того, чтобы писать музыку, которая так или иначе опирается на природный материал, биомузыку: акустический анализ природных сред, игру магнитных полей, биологические звуки, материал ЭЭГ и так далее, — говорит пианист, автор телеграм-канала „Механика звука“ Юрий Виноградов, — заключается в том, чтобы избежать излишней вольности, при которой теряется очевидность всякой связи с первичным материалом, и одновременно тривиальности, при которой пьеса превращается в электроакустический коллаж».

«Вокруг света» выбрал самые интересные проекты, инструменты и произведения, в которых современные композиторы и инженеры пытаются перевести неясные сообщения нашей планеты в музыку.

Хор с небес

Американский композитор Элвин Лусье посвятил много времени изучению того, какие звуки способна издавать природа. Например, в его знаменитой композиции «Музыка для сольного композитора» («Music for Solo Performer») ритмические фигуры генерируются из альфа-волн человеческого мозга, снятых электроэнцефалографом. А в «Я сижу в комнате» («I am Sitting in a Room») записанный на пленку голос человека многократно воспроизводится и перезаписывается, в результате резонансы комнаты, в которой ведется прослушивание, вытесняют речь человека и становятся полноправными инструментами. Затем был «Clocker», в котором сигналы снимались с кожи человека с помощью гальванического датчика, преобразовывались в слышимые колебания и обрабатывались педалью задержки звука.

В пьесе «Sferics» Лусье исследует интересное природное явление: атмосферики. Это возникающие в атмосфере низкочастотные электромагнитные волны, распространяющиеся на огромные расстояния в естественных каналах между ионосферой земли и ее поверхностью. Чаще всего они появляются после молний и вспышек на солнце. Характерный свист этих волн хорошо знаком радиолюбителям: некоторые из них даже специально охотятся за ним. Часть атмосфериков находится в слышимом диапазоне частот — 1–6 кГц. В советско-российской традиции звуки, издаваемые ими называют «ОНЧ-хором» (ОНЧ — это особо низкочастотный диапазон).

Как раз за «ОНЧ-хором» и охотился Лусье в рамках проекта «Sferics». Первые попытки записать его композитор делал еще в шестидесятых, но каноничной стала запись 1981 года, выпущенная на лейбле Lovely Music. На ней можно услышать разные типы атмосфериков: «короткие», проявляющиеся в щелчках и хлопках, и «длинные», похожие на свист.

Исполняет… сама природа

Приливной орган действует похоже на обычный: в нем есть полые трубы разной длины, каждая из которых настроена на определенную ноту. Когда вода поднимается во время прилива, воздух выталкивается из труб, и инструмент начинает звучать. Вся разница в том, что в этом случае на инструменте никто не играет, кроме матушки-природы, конечно. От человека в приливных органах зависит звуковысотная шкала, а темп, длительности и последовательность нот выбирает само море.

Например, в Блэкпульском приливном органе в Великобритании 18 труб, самая высокая из которых достигает 15 метров. Инструмент настроен в си-бемоль-мажоре. Аналогичная конструкция, только уже с 35 трубами, расположена в Хорватии на набережной города Задара.

Озвучить северное сияние

Джон Лютер Адамс — настоящий исследователь чудесной природы Аляски. В 2006 году он представил миру систему «The Place»: в управляющий компьютер приходят данные с сотен различных датчиков, измеряющих сейсмическую активность, колебания магнитосферы, освещенность и так далее. Эти цифры обрабатываются по написанным Адамсом алгоритмам и преобразуются в ноты.

В разных случаях механика перевода с природного языка на музыкальный разная — где-то используется стандартная для европейской музыки равномерная темперация, где-то взаимоотношения звуков в звукорядах иные. Затем полученные ноты озвучиваются теми или иными электронными тембрами: дрожь земли в версии Адамса звучит как низкая перкуссия, а северное сияние похоже на колокольчики. В итоге получается эмбиентное полотно, генерирующееся в реальном времени и никогда не повторяющееся.

Фото №1 - Музыка Земли: как композиторы ставят на службу искусства шум волн, биение сердца и землетрясения
Джон Лютер Адамс
Фото
Getty Images

«Музыка „The Place“ в прямом смысле создается природными явлениями, — говорит Адамс, — но это не научная демонстрация этих явлений. Это произведение искусства. Суть произведения — озвучивание природных сил, взаимодействующих с сознанием слушателя».

Адамс сам живет на Аляске, и плодотворное взаимодействие с местной природой — чуть ли не главная его идея. Даже выглядит композитор (на фото справа) как хрестоматийный то ли северный затворник, то ли ковбой: хоть в фильмах про старую добрую Америку снимай. По словам музыкального критика Дэвида Шимони, музыка Адамса — не только в рамках проекта «The Place» — эконцентрична, композитор дает своим исполнителям относиться к природе как к партнеру, а не как к ресурсу.

Звуковой слепок озера

Композитор Тристан Мюрай решил поступить сложнее, но в то же время более традиционно, чем многие его коллеги, играющие «природную» музыку. Его работа — не просто программный пересчет тех или иных колебаний в звуки, когда результат четко детерминирован использующимся алгоритмом. Мюрай опирается на акустический анализ звуков, но добавляет к нему собственное композиторское видение.

В «Le Lac» он пытается получить звуковой слепок озера, на берегу которого в окрестностях Нью-Йорка стоит его дом. По словам композитора, произведение построено на использовании звуков дождя, грохота грома, крика птицы и кваканья лягушек.

Как считает Юрий Виноградов, «Le Lac» французского композитора-спектралиста Тристана Мюрая удачно проходит между Сциллой буквальности и Харибдой слишком вольного обращения с первичным материалом: «Это прекрасный звуковой пейзаж, своеобразная музыкальная прогулка по озеру, которое имеет особенное значение для композитора; однако пьеса не воспринимается как комментарий или попытка повторения природного материала средствами оркестра — „Le Lac“ обладает достоинствами независимого музыкального произведения, для наслаждения которым необязательно знать, что послужило порождающей основой».

Десятое чувство

Игра на XTH Sense (иногда встречается написание Xth Sense) может напоминать об исполнении на терменвоксе или терпситоне, но в данном случае принцип другой: этот созданный в 2010 году инструмент усиливает звуки сердца, тока крови и сокращений мышц.

Создатели XTH Sense утверждают, что хотели подойти к человеческому телу не как к интерфейсу (что происходит в случае с терменвоксом или инфракрасными контроллерами), а как к полноценному, законченному инструменту.

В итоге тело звучит само по себе: оно создает крайне слабые звуковые сигналы низкой частоты, которые анализируются программой, обрабатываются и подаются на колонки. При этом как контроллер XTH Sense тоже можно использовать — например, управляя с его помощью звуком какого-нибудь программного синтезатора.

Важная особенность: XTH Sense — это опенсорсный проект, его код находится в свободном доступе, так что любой заинтересованный артист, программист или исследователь физиотерапии может подогнать его под свои нужды.