Крылья над Берлином: история забытого подвига

Смелый и неожиданный ход советской авиации, ставший основой для нового полнометражного фильма «1941. Крылья над Берлином», затерялся среди более громких эпизодов войны: прошла битва за Москву, затем Сталинградское сражение и Курская битва. И тем не менее это событие не менее значимо — тогда немецкое командование осознало, что масштабы сопротивления СССР стратегами вермахта, мягко говоря, недооценены.

Фильм, посвященный засекреченной в то время атаке советской авиации, выйдет на большие экраны 28 апреля, а сейчас предлагаем вспомнить две недели лета 1941 года, вдохновившие съемочную бригаду режиссера Константина Буслова.

 «Только с аэродрома Кагул…»

26 августа, с начала войны прошел месяц. Только что немецкая авиация отбомбилась по Москве, а пропагандистские каналы Геббельса бодро отчитывались о сломе сопротивления на восточном фронте. В этот день командующий военно-воздушными силами СССР Семён Жаворонков (в фильме его роль исполнил Сергей Пускепалис) и нарком ВМФ Николай Кузнецов на встрече со Сталиным представили план авиаудара по Берлину.

Жаворонков стал главным героем фильма «1941. Крылья над Берлином». Сценарист картины Алексей Бородачёв («Калашников», «В небо за мечтой») отмечает, что Семён Фёдорович, один из инициаторов бомбардировки, принял на себя всю ответственность за невероятную, невозможную по тем временам атаку.

Как впоследствии вспоминал Кузнецов, подходящую точку для вылета, остров Эзель — в настоящее время Сааремаа, — определяли по картам с обычным циркулем. На вооружении Советской армии тогда стояли усовершенствованные бомбардировщики ДБ-3, впоследствии известные как Ил-4. С поставленной задачей — почти 1800 км, до Берлина и обратно, — эти самолеты могли справиться, хоть и с рядом условий.

Расчетные данные подтвердили, что суммарный вес боеприпасов на каждой машине с полным баком топлива не должен превышать 750 кг. Любое изменение предельно допустимых параметров полета могло привести летчиков к краху.

Аэродром Кагул на Эзеле возводился перед войной для истребителей, а не тяжелых бомбардировщиков, однако командованию удалось организовать оперативное продление взлетно-посадочной полосы. Уже 3 августа из Кагула был произведен первый пробный вылет.

Крылья над Берлином: история забытого подвига
Фото
Кадр из фильма

На Берлин

Особая ударная группа из 15 бомбардировщиков формировалась под контролем 32-летнего полковника авиационного полка Балтийского флота Евгения Преображенского (его сыграл Максим Битюков). Современники тепло отзывались о Преображенском, подчеркивая его ответственность, честность и преданность делу авиации. Неудивительно, что командиром группы полковник вписал себя: если уж вести ребят в бой, то лучше сделать это лично.

Рискованная вылазка готовилась в условиях строгой секретности. Из высшего командования армии и всего Балтийского флота о ней знали буквально пять человек.

Поздним вечером 7 августа бомбардировщики поднялись в бреющий полет над Балтикой. Над землями Германии группа набирает высоту в 7000 метров. Унты и комбинезоны не спасали членов экипажей от холода — температура за бортом достигала минус 40 градусов Цельсия. Тем ярче воинам запомнился освещенный Берлин в ореоле изморози на стеклах кабин бомбардировщиков. Город не ждал гостей и не погасил иллюминацию, а ПВО приняла советские самолеты за свои.

Штурман флагмана группы капитан Пётр Хохлов в своих мемуарах писал: «Я вывожу флагманский самолет к Штеттинскому железнодорожному вокзалу. Конфигурация освещенных улиц, площадей четко различима с воздуха. Видно даже, как искрят дуги трамваев, скользящие по электрическим проводам. Отсвечивает в огнях гладь реки Шпрее. Тут не заблудишься, не перепутаешь выбранный объект».

Ударная группа сбросила бомбы на стратегические объекты противника, и только тогда был нарушен режим тишины в радиоэфире. Радист флагманского ДБ-3 Василий Кротенко передал сообщение домой: «Мое место — Берлин! Задачу выполнил. Возвращаюсь». Летные команды благополучно и в полном составе вернулись в Кагул.

Крылья над Берлином: история забытого подвига
Фото
Фото со съемок

Авиаудары по Берлину продолжались до сентября, пока немецкая армия не захватила всю территорию Эстонии. Поначалу противник был уверен: атаки проводились силами Великобритании, ведь внутренняя пропаганда заявляла, что советская авиация полностью уничтожена.

По мнению Константина Буслова, героизм летчиков забыт несправедливо: «Именно тот факт, что в истории ВОВ этот беспрецедентный случай, успешное выполнение такой трудной боевой задачи, получил малую известность и скудное освещение, показался мне достойным более глубокого и пристального внимания, в том числе и с кинематографической точки зрения. Мне представлялось, что современному зрителю будет интересно больше узнать об этом подвиге наших парней в самый тяжелый период наступления фашистов».

Смотрите «1941. Крылья над Берлином» в кино с 28 апреля.