Из «хозяйки неба» в бортпроводницы: что не так с нашими стюардессами? Откровенный рассказ пилота
Фото
Denis Kabelev / Alamy via Legion Media

В общем, это был бы самый обычный полет, из тех, что ничем не запоминаются, о которых пилоты, вышедшие на пенсию, не травят байки на своих застольных «полетушках»…

Был бы. Если бы не Татьяна.

Татьяна, наш старший бортпроводник1, — это самое замечательное, что было в этом рейсе! Благодаря ей, ее работе, мне будет что вспомнить на пенсии и рассказать коллегам.

1 В гражданской авиации есть должность «бортпроводник» и нет «бортпроводницы».

Таня давно работает в нашей авиакомпании, но как-то так сложились звезды, что вместе мы еще не летали. А может, и летали, но так давно, что я и позабыл — ведь бортпроводников в авиакомпании в разы больше, чем пилотов, поэтому запомнить всех непросто. Да и невозможно, пожалуй.

Из «хозяйки неба» в бортпроводницы: что не так с нашими стюардессами? Откровенный рассказ пилота
Фото
Ruelleruelle / Alamy via Legion Media

Я был покорен ее отношением к работе! При посадке пассажиров — максимальная приветливость, каждому пассажиру индивидуально: «Добрый день, приятного полета!» Каждому ребенку — улыбка, слова: «Привет! А что это у тебя? Ну ты молодец!» и все таком духе.

Чтение информации в салон как у диктора телевидения, с душой, без «эмоций робота», как это принято у российских бортпроводников. Вдобавок у нее отличный английский, что редкость.

К нам, летному экипажу, отношение такое же. Даже простое предложение поесть светящаяся радостью Таня умеет превратить в нечто изысканное, произнося такие фразы, что чувствуешь себя посетителем ресторана.

Но окончательно я был покорен Татьяной, когда она вручила мне поднос с обедом, на котором хлеб был аккуратно завернут в салфетку с нарисованным Таней улыбающимся человечком, запускающим самолетик. А под касалеткой лежал бумажный пакет, на котором она нарисовала солнышко и написала: «Денис, приятного аппетита!»

Сергею тоже досталась своя именная касалетка с солнышком.

Мы разговорились. Татьяна призналась, что очень любит свою работу и даже пассажиров (что, учитывая ее немалый стаж, удивительно и похвально), уверена, что именно таким и должно быть отношение бортпроводника к своим обязанностям.

Я полностью с ней согласен. Мне доводится дискутировать с проводниками, приводить им в пример то, насколько улыбчивы и приветливы их зарубежные коллеги. К сожалению, я не могу сказать, что часто вижу понимание в глубинах глаз коллег из кабинных экипажей. Заматереть в этой профессии очень легко, учитывая общий уровень «зажатости» российского общества, трудностей с проявлением эмоций, дефицит улыбок…

Работа бортпроводника не из легких. Постоянный недосып, ночные длительные перелеты, невозможность нормально отдохнуть в полете, морозные северные аэропорты, дождливая Москва…

Хамство пассажиров, обманы грузчиков, придирки коллег (коллектив все-таки в основном женский). Проблемы в личной жизни. Традиции, опять же. Если три поколения до тебя демонстрируют «эмоции робота» и «ровное, рабочее отношение к пассажирам и пилотам», то о какой нежности и ласке у новичков можно говорить? Вряд ли они захотят выделяться из общей массы.

Неудивителен тот факт, что большой процент бортпроводников не выдерживает, увольняется после первых месяцев (а то и недель и даже дней!) работы. Ведь они шли работать «стюардессами», хозяйками неба…

А оказались бортпроводницами.

В бланке задания на полет бортпроводников есть графа, где командир экипажа ставит оценку их работе. Обычно это сухие слова «замечаний нет». Или просто «эска» — S — от «satisfactory» (удовлетворительно (англ.)).

А я написал: «Выражаю благодарность кабинному экипажу во главе с Татьяной за исключительно душевное отношение к работе. Таня, Вы лучшая, и всем другим надо брать пример с Вас! Спасибо за работу!»

Мы летаем на пассажирских лайнерах, мы перевозим людей, а не бездушные грузы. Я считаю, что в этой профессии надо работать так, чтобы даже по прибытии на запасной аэродром пассажиры выходили и благодарили за отличный полет. Огромную роль в создании правильного настроя на полет играет капитан, задавая тон работе каждого участника процесса, как проводникам, так и пассажирам, правильной приветственной информацией. А отличная работа бортпроводников практически гарантирует и отличное настроение у пассажиров.

Успехов вам, Татьяна! Дай бог, чтобы с вас брали пример юные бортпроводники. Как вы сказали, «мы победим»?

Я тоже в это верю!

Из «хозяйки неба» в бортпроводницы: что не так с нашими стюардессами? Откровенный рассказ пилота
Фото
Denis Kabelev / Alamy via Legion Media

Где-то через полтора года я снова летел с Татьяной. И все было хорошо, красиво: приветственная информация, отличный английский, общая дружелюбность на высоте… Но вот на подносе уже не оказалось записки с солнышком и пожеланием приятного аппетита.

Я спросил: «Танюша, что случилось, почему вы перестали нас радовать?» Ответ неприятно меня поразил. В одном из рейсов она летела с бортпроводником-инструктором, и та, заметив, что Татьяна пишет «записочки» пилотам, отругала ее, сделала замечание. Мол, нечего баловать летчиков, это «не по уставу». Обойдутся!

Выводы делайте сами.

Отрывок из книги Дениса Оканя «Взлет разрешен! Пилот-инструктор о секретах обучения капитанов и вторых пилотов». М.: Издательство Бомбора, 2022.

Денис Окань, пилот-инструктор гражданской авиации, написал вторую книгу о главном деле своей жизни. Во «Взлет разрешен!» Денис Окань вместе с читателями совершает захватывающие рейсы. Он рассказывает об устройстве самолета, вспоминает курьезные случаи из практики и делится своей любовью к этой профессии. Каждый день по всему миру самолеты гражданской авиации совершают пару сотен тысяч взлетов и посадок. Двадцать четыре часа в сутки, семь дней в неделю и триста шестьдесят пять дней в году тысячи лайнеров покидают твердую земную поверхность, чтобы через некоторое время вернуться обратно, соединив при этом города, страны и судьбы.

Читайте книгу целиком
Реклама. book24.ru