Фото №1 - Дед Мороз: как «родился» главный новогодний волшебник
Фото
Getty Images

Суровый дух мороза

Фото №2 - Дед Мороз: как «родился» главный новогодний волшебник
Фото
Wikimedia Commons/ Viktor Vasnetsov

Не секрет, что образ Деда Мороза пришел к нам из мифологии древних славян: прототипом доброго дедушки-дарителя стал языческий дух или бог зимней стужи и холода. Под любым из своих имен (Мороз, Трескун, Карачун и Студенец — лишь некоторые из них) этот сложный мифологический персонаж символизировал трудности, с которыми нашим предкам приходилось сталкиваться зимой. 

Дух представлялся язычникам как седой дед с бородой, обладающий властью над погодой и приносящий морозы, которые становились суровым испытанием для людей. Поэтому язычники пытались задобрить «дедушку» и возводили идолов — именно из этой практики происходит сегодняшняя традиция лепить снеговиков, — а некоторые даже приносили Морозу жертвоприношения. С мифологической точки зрения с жертвоприношениями можно связать и образ Снегурочки: зачастую, чтобы смягчить нрав сурового божества, ему «подносили» юную девушку, оставляя ее замерзать насмерть.

Так или иначе древний прообраз Деда Мороза воспринимался язычниками скорее как персонаж опасный и суровый, а в добряка с мешком подарков он превратился значительно позже.

Добрый рождественский дед

Фото №3 - Дед Мороз: как «родился» главный новогодний волшебник
Фото
Wikimedia Commons

Древние мифы и традиции часто находят отражение в искусстве. Не стал исключением и образ Мороза, вошедший в литературу стараниями Владимира Одоевского: его сборник «Сказки дедушки Иринея», впервые опубликованный в 1833 году, включал в себя сказку «Мороз Иванович». Образ героя здесь — еще не привычный нам Дед Мороз, ведь Мороз Иванович Одоевского ходит к детям и не приносит им подарки: скорее дети сами приходят к нему и получают награду за хорошую работу или наказание за плохую. Однако именно после публикации сказки суровый дух мороза древних славян в народном сознании начинает приобретать черты доброго и справедливого «дедушки».

Примерно в это же время в российских городах начинают заимствовать европейские традиции празднования Рождества: в продаже появляются елки и зарубежные рождественские открытки, на которых часто изображен привычный для европейцев, но совсем непонятный для жителей тогдашней России старик с мешком подарков. Постепенно образы западного «дедушки-дарителя» и литературная обработка древнеславянских мифов начинают сливаться — появляется «рождественский дед», который приносит детям елку и подарки на Рождество. 

Этот персонаж народной мифологии окончательно оформляется в 1880-е годы, однако процесс выбора имени для доброго дарителя затягивается на несколько лет. Среди использовавшихся вариантов — старый Рупрехт (имя, отсылающее к немецкой традиции празднования Рождества), добрый Морозко, просто Мороз и Ёлкич. Предпринимались также попытки по западной традиции связать рождественского деда с Николаем Чудотворцем, однако такая ассоциация не прижилась. В конечном итоге народ делает свой выбор в пользу «Деда Мороза» и формирует его окончательный образ: это румяный старец с длинной седой бородой, одетый в шубу или тулуп и валенки; он носит с собой посох и мешок с подарками, зимой живет в лесах, а летом — уходит в тундру или на Северный полюс.

Как Дед Мороз попал в опалу

Фото №4 - Дед Мороз: как «родился» главный новогодний волшебник
Фото
Wikimedia Commons/ Ministry of Communications of the Soviet Union

В таком виде «рождественский дед» был постоянным участником городских елок до 1920-х годов, когда пришедшие к власти коммунисты развернули антирелигиозную кампанию. Рождество перестало быть праздником и выходным, Дед Мороз и елка стали восприниматься государством как вредные и опасные религиозные атрибуты: стихи и плакаты того времени обвиняют сказочного персонажа во лжи и стремлении навредить детям.

Реабилитация натерпевшегося от властей дедушки произошла лишь под конец 1935 года: тогда член Президиума ЦИК СССР Павел Постышев в своей статье для газеты «Правда» выступил с предложением устроить для детей праздничные елки — но приуроченные не к религиозному Рождеству, а к светскому Новому году. Такие мероприятия были организованы в честь нового 1936 года, и Дед Мороз вновь стал символом праздника — только на этот раз он выдавал всем детям одинаковые подарки в одинаковых упаковках, подчеркивая идею всеобщего равенства. Общественные «елки» стали очень популярны, традиция соблюдалась по всему Советскому Союзу, а после Второй мировой войны появился обычай приглашать сказочного деда и на домашние празднования.

Чуть позже, в 1950-х, Дед Мороз обзавелся своей свитой: он часто появлялся в сопровождении внучки Снегурочки и юного мальчика — Нового года, который на сегодняшний день уже практически забыт.

Где у Деда Мороза дом

Фото №5 - Дед Мороз: как «родился» главный новогодний волшебник
Фото
Wikimedia Commons

Следующий виток в истории образа Деда Мороза наступает в конце XX века — он обзаводится родиной и резиденцией. Примечательно, что и родина, и резиденция у сказочника не одна. 

Изначально, в конце 1980-х, официальным домом старца становится Архангельск — по инициативе областного комитета комсомола. Затем, в 1995 году, «владениями» Деда Мороза признается Лапландский заповедник в Мурманской области, а спустя еще три года выясняется, что дедушка живет в Великом Устюге под Вологдой. Подобные нестыковки объяснились просто: ведь Дед Мороз — существо сказочное, магическое, и легко перемещается между своими удаленными друг от друга владениями.

Впрочем сейчас мы, конечно, воспринимаем как вотчину дедушки именно Великий Устюг: именно там живет главный «Всероссийский» Дед Мороз, в гости к которому ежегодно съезжаются тысячи туристов, а под Новый год уже он выезжает из своей вотчины, чтобы поздравить россиян с Новым годом — и ждать нам осталось совсем недолго. А пока: с Днем Рождения, Дедушка Мороз!