Для непосвященных их деятельность кажется шаманством. Тем не менее к ним обращаются отнюдь не с абстрактными просьбами магического характера, а вполне с конкретными задачами — узнать содержание закодированных посланий. Чаще всего такие просьбы исходят от историков, бизнесменов и… представителей спецслужб. Ведь и тем и другим часто бывает нужно знать чужие секреты.

Фото №1 - Авантюрный роман: как простой математик помог русской разведке
Иллюстрация проблемы Гольдбаха — утверждения ученого о том, что любое четное число, начиная с 4, можно представить в виде суммы двух простых чисел
Фото
Science Photo Library / Legion-Media

Неудивительно, что о достижениях криптографии, создании шифровальных машин и взломе кодов, а также о лучших специалистах в этой области простым смертным становится известно лишь много лет спустя.  К примеру, в наши дни не является секретом роль ученого Христиана Гольбаха в расшифровке для русского императорского двора секретной дипломатической переписки Франции в середине XVIII столетия. А вот в свое время криптограф не светился.

Фото №2 - Авантюрный роман: как простой математик помог русской разведке
Христиан Гольбах
Фото
Profesorbigotini.blogspot.com

Гольбах родился в 1690 году в семье профессора Кенигсбергского университета. В молодости он много путешествовал по Европе, учился у известных ученых, посещал их лекции, подолгу работал в библиотеках. Особое рвение проявлял к философии, языкознанию и математике. Уже в 22 года Гольбах пользовался заслуженным уважением в научном мире как автор математических трудов, владеющий немецким, латинским, итальянским и французским языками. В одном из писем он привел слова римского философа и поэта Сенеки, которое вполне могли стать его собственным девизом: «Я не рожден в одном уголке, родина моя — весь мир».

Фото №3 - Авантюрный роман: как простой математик помог русской разведке
Первый президент Академии наук и художеств (ныне Российская академия наук) Лаврентий Лаврентьевич Блюментрост
Фото
Wikimedia Commons

В 1725 году ученый странник прибыл в Петербург с намерением работать в Академии наук. Правда, его здесь никто не ждал. Более того, президент Академии Лаврентий Блюментрост ранее сообщал ему, что свободных мест нет. Однако при личной встрече руководитель Академии был настолько очарован гостем, что все-таки изыскал для него вакансию секретаря.

В Петербурге Гольбах занимался теорией бесконечных рядов, интегрированием дифференциальных уравнений, доказательством теоремы Муавра об извлечении корней и другими математическими проблемами. Одновременно он изучил русский язык, занимался переводами. О нем говорили как о величайшем знатоке латыни. 

В 1742 году Гольбаха пригласили на службу в коллегию иностранных дел. Возможно, именно тогда на него обратил внимание мастер дворцовых интриг, вице-канцлер, граф Алексей Петрович Бестужев-Рюмин, которому императрица Елизавета Петровна доверила ведение внешнеполитических дел.

Фото №4 - Авантюрный роман: как простой математик помог русской разведке
Алексей Петрович Бестужев-Рюмин
Фото
Wikimedia Commons

Будучи мастером придворных интриг и сторонником сближения с Англией, Бестужев-Рюмин стремился ослабить влияние на государыню французского посла Шетарди. Ведь Франция стремилась ограничить влияние России в Европе, поддерживала Швецию в ее претензиях на некоторые российские территории. 

Как и многие политики своего времени, Бестужев-Рюмин считал нормальным перехватывать дипломатическую почту, что и приказывал делать своим подчиненным. Однако его соперники и партнеры по международным делам тоже были не лыком шиты и тщательно шифровали свои донесения.

Шетарди, поддерживавший дружбу с Елизаветой, пользовался ее доверием, сообщал в Версаль обо всех делах при ее дворе. Зная о том, что его письма могут быть перехвачены или, как тогда говорили, перлюстрированы, он  шифровал свою корреспонденцию, причем периодически менял шифры. Французы были уверены, что дешифровка их секретных депеш невозможна.    

О трудностях прочтения тайнописи Бестужев-Рюмин знал не понаслышке. Так что для взлома шифров ему нужен был гениальный математик, знаток европейских языков, какового он и нашел в лице Гольбаха.

С 1744 года скромный ученый, втянутый в хитросплетения политики, регулярно поставлял вице-канцлеру подробнейшую информацию о переписке Шетарди. К примеру, в письмах французский дипломат нелестно отзывался о жизни, характере и привычках дочери Петра Великого. Так, он сообщал, что Елизавета питает любовь к безделицам, веселью «в своих внутренних покоях со всяким подлым сбродом».

Разумеется, Бестужев-Рюмин докладывал государыне о нелицеприятных словах ее французского друга. В итоге Елизавета в гневе приказала выдворить Шетарди за пределы России.

Всего Гольбах дешифровал около 70 донесений Шетарди. Кроме того, он расшифровывал и другие послания. Главная же его заслуга состояла в создании методики, благодаря которой примерно в течение двух недель удавалось узнать, что хотели скрыть иностранные представители.

Свою работу на разведку ученый скрывал и верно служил России. Также, несмотря на занятость, он находил время для занятий любимой математикой. За заслуги перед Россией Елизавета пожаловала ему звание тайного советника — одно из высших в империи.