Пути прогресса: крестьянская реформа 1861 года. Судьбы

Крестьянская реформа 1861 года в целом не понравилась ни дворянам, ни крестьянам: все надеялись на лучшие условия, и большинству было трудно перестроиться на новый лад. Кому-то перемены испортили или сломали жизнь, но кто-то, наоборот, смог извлечь пользу из новых возможностей.

Судьбы несчастливые

Антон Петров

«Антон Петров, около 30 лет, среднего роста, худощавый, плохо развитый, полуграмотный сектант», — так его описывал в 1861 году приказчик одного помещика. Умение читать сделало бывшего крепостного лидером восстания в селе Бездна Казанской губернии. По всей империи крестьяне, не доверяя священникам и чиновникам, просили грамотных людей из народа читать и толковать манифест и разъясняющее его «Положение о крестьянах». Прочитав текст, как мог, Антон Петров объявил землякам, что расшифровал настоящую царскую волю, вычитав ее практически между строк. Крестьяне, согласно его трактовке, ничего не должны помещикам, в том числе и за свои земельные наделы, и вообще были освобождены еще три года назад. Из других деревень и даже из соседних уездов в Бездну шли бывшие крепостные, желая услышать от чтеца, что их мечта сбылась. Услышав о Бездненских волнениях, Александр II отправил генерал-майора Антона Апраксина усмирять мятежников. Тот вошел в село с отрядом военных под барабанный бой. Около пяти тысяч крестьян стояли вокруг дома Петрова с твердым намерением не выдавать его властям. В ответ на увещевания и угрозы скандировали: «Воля! Воля!» Апраксин отдал приказ стрелять по толпе. Раздался залп, потом второй, убитые и раненые падали на землю. Толпа заволновалась; солдаты решили, что крестьяне хотят их окружить, и продолжили расстрел. Восставшие начали разбегаться, а Антон Петров, держа над головой, словно оберег, брошюру с царскими указами, сдался властям. Его расстреляли по приговору военно-полевого суда, но крестьяне еще долго передавали друг другу слух, будто Петрова, одетого в золотое платье, забрал в столицу царский посланник и скоро Антон вернется с настоящей «волей».

Григорий Сорока

Фото №2 - Пути прогресса: крестьянская реформа 1861 года. Судьбы
Автопротрет Григория Сороки, художника из крестьянского сословия (1823–1864)

В трагической судьбе художника Григория Сороки реформа 1861 года сыграла решающую роль. Григорий родился в Тверской губернии в семье крепостных, принадлежащей помещикам Милюковым. Даровитого юношу барин Николай Милюков отправил учиться к другу, знаменитому мастеру Алексею Венецианову, который организовал при своем доме художественную школу. Венецианов считал Григория одним из лучших учеников. Мэтр пытался уговорить помещика, чтобы тот позволил крепостному получить свободу и продолжить образование в столичной Академии художеств, но Милюков не согласился. Сорока «конечно, не мог простить того, что он его, художника, не отпустил на волю», вспоминал внук помещика. Вернувшись к хозяину, Григорий работал в его имении садовником, писал для семьи Милюковых картины и иконы для местных церквей. В ходе реформы 1861 года Милюков использовал все свое влияние, чтобы крестьянам, желающим выкупить надел, досталось как можно меньше земли. За помещиком остались леса и пастбища, за пользование которыми бывшим крепостным приходилось платить дополнительно. Сорока, напротив, выступал в защиту крестьян. Художник и его бывший владелец писали жалобы друг на друга, и местные власти, как почти везде, встали на сторону помещика. Есть сведения, что Григория подвергли телесному наказанию по приговору суда. Надо сказать, к 1863 году крестьянство фактически осталось единственным сословием, к которому применялись подобные меры. С подачи Милюкова в 1864 году Сороку арестовали на трое суток, но вскоре отпустили по состоянию здоровья. После этого художник окончательно впал в депрессию и повесился в деревенской избе для обжига глиняной посуды.

Судьбы счастливые

Федор Бобков

Начитанный лакей Федор Бобков — один из немногих бывших крепостных, оставивших воспоминания об эпохе реформ Александра II. В возрасте 15 лет Федор был увезен хозяевами, семьей Глушковых, из деревни в Костромской губернии в Москву: они постоянно там жили, и им нужен был слуга. Так он получил статус дворового — крепостного без земельного надела. Бобков считал, что с господами ему повезло, но в целом бесправное положение крестьян, которых могут в любой момент лишить привычного образа жизни, отдать в солдаты, переселить или заставить осваивать то или иное ремесло помимо воли, его печалила. Поэтому отмену крепостного права Бобков только приветствовал. «Какое счастье для человека свобода», — писал он. Дворовых реформа ставила в самое опасное положение: земельного надела и усадьбы, даже под выкуп, им, как правило, не полагалось; если не получалось наняться в услужение, люди оставались без жилья и пропитания. Бобков пытался продвигать идею создания дома благотворительности для бывших слуг, оказавшихся в затруднительном положении, но эта инициатива не нашла достаточной поддержки. Сам он первое время служил у тех же Глушковых, считая себя слишком нерешительным, чтобы двигаться дальше: «Как господа привыкли к нашим услугам, без которых не могут обойтись, так и мы привыкли быть рабами и сидеть на их шее». И все же в 1865 году Федору удалось сменить профессию, устроившись помощником начальника станции на железной дороге, а затем он занялся постройками, заработал состояние и стал купцом первой гильдии.

Иван Вавилов

Фото №3 - Пути прогресса: крестьянская реформа 1861 года. Судьбы
Купец Иван Вавилов (1863–1928) родился в семье освобожденного крестьянина и дожил до появления СССР

Родился в селе Ивашково недалеко от Волоколамска два года спустя после начала крестьянской реформы. Однако если бы не отмена крепостного права, то жизнь его и его сыновей могла сложиться иначе. Отец Ивана, Илья, был крепостным и получил волю в 1861 году. Он торговал льняными тканями и, бывало, ездил с ними в город, но до реформы для этого обязательно требовалось разрешение помещика. Будучи еще подростком, Иван, родившийся уже свободным человеком, после смерти своего отца беспрепятственно отправился на заработки в Москву. Там мальчик работал помощником у купца и пел в церковном хоре. Позже устроился на Прохоровской мануфактуре (ныне Трехгорная, одно из старейших предприятий Москвы), сделал карьеру в торговле, а в 1890 году основал с партнерами свой торговый дом. Сыновья Ивана Ильича стали знаменитыми учеными — это генетик, академик АН СССР Николай Вавилов и физик, президент АН СССР Сергей Вавилов.

Федот Алешин

Фото №4 - Пути прогресса: крестьянская реформа 1861 года. Судьбы
Киевский строительный подрядчик Федот Алешин (1839–1933) достиг финансового успеха, начав с самых низов

Молодой крестьянин из Калужской губернии получил свободу в 1861 году. Четыре года спустя по примеру односельчан он отправился на заработки в Киев. Трудился в плотницкой артели, со временем основал и свою собственную, а затем строительную фирму. Федот Алешин стал одним из самых уважаемых в Киеве строительных подрядчиков, а его сын Павел — известным архитектором. Алешин-старший был и меценатом: спонсировал Фундуклеевскую женскую гимназию (в которой, кстати, училась Анна Ахматова) и духовное училище. Предприниматель разорился в Первую мировую войну, но его поддерживал сын. Федот Алешин застал образование СССР и умер в 1933 году в возрасте 94 лет.

Материал опубликован в журнале «Вокруг света» № 2, март 2021