Александр и Елена Крагжда эмигрировали в Польшу больше года назад. Новосибирец смог получить документы как имеющий корни в этой стране, а его жена — вид на жительство. Им удалось приехать в Европу в самый разгар пандемии. В Кракове пару встретили пустые улицы и величественные замки. Ребята рассказали NGS.ru, сколько стоит жизнь в Польше, об улицах без бездомных животных и самых вкусных пончиках в мире, а также почему они не планируют возвращаться жить в Россию.

«Жить в Польше — недешевое удовольствие»: откровенный рассказ о переезде, ценах и проблемах с работой
Исторический центр Кракова
Фото
Milan Gonda / Alamy via Legion Media

Почему именно Польша и что больше всего удивило

Александр Крагжда смог воспользоваться программой репатриации. Его родственники раньше жили в Польше, а затем были сосланы в Сибирь. Мужчине удалось доказать это и получить «карту поляка». На этом основании Александру выдали вид на жительство на 10 лет. Елена получила разрешение только на 3 года.

Собрать документы было непросто. Александр учил польский и ездил сдавать экзамены в консульство в Иркутске, а также проходить собеседования.

— Всё затянулось из-за ковида. Документы были готовы примерно за месяц до того, как всё закрылось, и мы ждали примерно год, чтобы переехать. Мы много ездили по Европе, и Польша нам очень понравилась. Эта страна наиболее подходит для мягкой эмиграции. Ты не чувствуешь себя отчужденным, что другой менталитет, люди другие. В целом всё знакомо. Польша — очень чистая и аккуратная страна. Здесь очень приятно находиться, — рассказала Елена.

Первое, что бросилось паре в глаза, — отсутствие бездомных животных.

— Сразу заметила, что в Польше нет бездомных животных вообще. Здесь даже из приюта непросто получить животное. Очень строгая политика в этом плане, — отметила девушка.

Также Елена отметила чистоту улиц Кракова, и в первую очередь от визуального шума:

— На зданиях нет огромных реклам, на автобусах тоже. У нас такой разнобой превращает город просто в доску объявлений. И сразу создается внешний шум, который сильно раздражает. Не видишь за этим города. Думаю, что у нас можно навести с этим порядок.

Первое впечатление: «О, ничего себе, посреди города стоит замок на скале»

«Жить в Польше — недешевое удовольствие»: откровенный рассказ о переезде, ценах и проблемах с работой
Пара любит путешествовать и считает, что Польша — отличная страна для мягкой эмиграции
Фото
Елена Крагжда

Краков не был разрушен во время войны и сохранил здания из самых разных эпох, начиная с XIV века. Его исторический центр включен в список всемирного наследия ЮНЕСКО.

— Каждый час из собора мужчина играет на трубе, и это идет еще из XV века. Что бы ни происходило на Земле, у тебя каждый час будет играть эта мелодия. Сохранение какой-то историчности отражает суть этого города. Это поражает, — объяснила Елена.

Александр до сих пор не может привыкнуть к тому, сколько замков встречается в Польше.

— Первое, что удивило, — это разнообразность этой старой архитектуры. Когда живешь всю жизнь в Новосибирске, который очень молодой город, у тебя нет такого разнообразия. Помню первое впечатление: «О, ничего себе, посреди города стоит замок на скале». И до сих пор не могу привыкнуть, что он стоит. Поляки мне говорят: «Да, замок в центре города. И что?» А я прям не могу, каждый раз меня удивляет, — смеется Александр.

Пара отмечает, что во всей Польше очень развита транспортная инфраструктура:

— В России из-за того, что огромная страна, очень много мест, куда трудно добраться. Куда только на машине, или на поезде, или на самолете ты попадешь. Здесь практически везде можно доехать на поезде. И это очень впечатляет. Ты можешь сесть на поезд и легко уехать. Два часа до Татр. Они начинаются сразу и очень резко. Лена любит море, а я — горы.

«Жить в Польше — недешевое удовольствие»: откровенный рассказ о переезде, ценах и проблемах с работой
Фото
Eric Nathan / Alamy via Legion Media

Александр лучше знает польский, чем Елена, но этого всё равно достаточно, чтобы общаться с другими людьми. Многие поляки владеют английским.

— Большой плюс — это группа славянских языков. Многие слова похожи. В кинотеатрах нет дубляжа. И если фильм на английском, то будет просто с польскими субтитрами. И это такая хорошая практика для людей — наслышанность английского языка. И люди из-за этого неплохо говорят по-английски, — отметил Александр.

«Минимальная зарплата в Польше — 2800 злотых, около 60 тысяч рублей»

Жить в Польше — недешевое удовольствие. Как объяснили ребята, цены на всё примерно соответствуют московским, некоторые вещи даже дороже.

— При этом это не самая дорогая страна в Европе. Наша маленькая студия стоит в аренду около 40 тысяч рублей, но мы живем близко к центру. Продукты не сильно дороже, но вино дешевле. Польские яблочки те же самые — недорогие, — объяснила девушка. — Дорогой достаточно проезд. Но в Кракове система общественного транспорта прекрасная и везде — велодорожки. Трамваи по всему городу, удобно доехать куда угодно. Мы тратим здесь больше, чем тратили бы в Новосибирске.

Александр объяснил, что цена на жилье здесь не зависит от близости к центру. В первую очередь она строится от того, насколько новый дом, есть ли там газ, лифт и т. д.

— Уровень зарплаты должен быть московский. Минимальная зарплата в Польше — 2800 злотых, это около 60 тысяч рублей. И понятно, почему всё дороже, — рассказал молодой человек. — Мы живем в достаточно богатом воеводстве, потому что Краков — такой достаточно большой культурный центр и рядом — Татры, лыжный курорт. Он самый главный в Польше. И здесь очень сильно развита инфраструктура. У нас Краков ассоциируется с Санкт-Петербургом. Такая культурная столица Польши.

Из еды паре больше всего нравятся польские пончики.

— Не так развита система кафешек, они все более классического стиля. Появляются какие-то с новым дизайном, но здесь всё так консервативно. Здесь есть праздник Жирный четверг, как наша Масленица, но вместо блинов — пончики. Невероятно вкусные пончики, — рассказала Елена. — Еда похожа на нашу. Много заквасок, супов, рагу.

«Сибирская душа привыкла в плане природы к дикости»

Больше всего пара скучает по снегу. В Польше в городах он достаточно быстро тает, и точно нет тех самых огромных новосибирских сугробов.

— Климат ближе к московскому. Лето теплое, зимой не сильно много осадков, больше пасмурно, снег если и выпадает, то где-то лежит, а в городе тает. Максимум опускалось до –15 градусов. Но так как здесь более влажно, то очень холодно, — рассказала Елена. — В Новосибирске хоть и есть эти –30 градусов, но ты надела 25 одежек и шуб — и тебе тепло. А здесь ты можешь всё это надеть, а этот влажный холод тебя проберет до костей. Но при этом не так жестко, как в Санкт-Петербурге.

Я со стороны сейчас начала ценить наши особенности. Вроде ну снег, ну елки. А когда ты со стороны смотришь, ты начинаешь понимать, что в этом есть своя прекрасная особенность. Нам здорово было бы относиться к этому по-другому. Я вот скучаю по снегу и зиме. Когда уезжаешь, ты только тогда понимаешь, что все такие моменты — это часть тебя и твои культурные особенности.

Пара привыкла к тому, что в Новосибирске можно очень быстро попасть в дикую природу. В Польше всё по-другому.

— В Новосибирске можно за 20 минут отъехать от города, и ты попадаешь в дикий лес, где никто не ходил уже очень давно или вообще не ходил никогда. А здесь, в Польше, не так много диких мест. Они по большей части обустраиваются, чтобы люди не ходили где попало, а чтобы только по дорожкам. Прям чтобы близко к Кракову — такого немного. Он окружен велодорожками, тропинками. И везде висят таблички с предупреждениями, много охранных зон с дикими зверями, — отметил Александр.

«Жить в Польше — недешевое удовольствие»: откровенный рассказ о переезде, ценах и проблемах с работой
Александр и Елена скучают по сибирской зиме
Фото
Елена Крагжда

Елене, наоборот, нравится, что в Кракове у нее есть возможность подняться в гору по тропинке.

— Мне здорово подниматься в гору по оборудованной дорожке, а Саше надо, чтобы полезть, преодолевать трудности и добыть гору, — смеется девушка. — С одной стороны, круто, когда есть горы, парки, которые оборудованы, и ты на той же коляске можешь подняться на самое красивое место. Для всех всё доступно. И это заставляет людей заниматься больше спортом. Но наша сибирская душа привыкла в плане природы к дикости. Ты вышел — и ты наедине с этим полем, горой…

Грязный воздух — отдельная тема для разговора. Многие отказываются от переезда в Краков именно по этой причине.

— Воздух здесь загрязнен, потому что много частного сектора: люди топят квартиры, жгут не самое хорошее топливо. Какие-то программы по запрещению этого есть. Второй момент, и он более основной, в том, что Краков находится в долине, где мало ветра. Ветер не выдувает всё, что накопилось. Сейчас финансируется переход на солнечные батареи.

В дни, когда сильное загрязнение воздуха, вводят бесплатный проезд на общественном транспорте, чтобы люди пересели с личного на него. И эта тема достаточно острая. Везде висят таблички с уровнем замера. Бывают дни, когда дым задерживается и ты чувствуешь его. Но это не так страшно, как все говорят, — рассказал Александр.

Что не нравится в Польше

Ребята живут в Польше чуть больше года и признаются, что пока плохо интегрированы в местное общество.

«Жить в Польше — недешевое удовольствие»: откровенный рассказ о переезде, ценах и проблемах с работой
Елена считает, что в Польше самые вкусные в мире пончики
Фото
Елена Крагжда

— Разным людям подходят разные города. Нам не нравится, что здесь пока нет друзей среди поляков. И не хватает снега. Зубные очень дорогие. Пожить надо подольше, чтобы всё понять. Ситуация с запретом абортов расстраивает, — отметила Елена. — Но то, что я наблюдаю со стороны, у меня есть вера в гражданскую позицию женщин и что они смогут разобраться с этой проблемой. Мне почему-то кажется, что они с этим разберутся. В Польше есть феминитивы всех профессий в языке. И уже очень давно.

Разницы особой в отношении к женщинам в Польше и России я не заметила. Но здесь женщины больше борются за свои права. Они не проиграли полностью антиабортным законам — ходят, борются с этим. В обществе у них положение более осознанное. «У меня есть работа, права, и мое место не у плиты». Они занимают более активную гражданскую позицию.

Пара отметила, что протесты проходят достаточно мирно, и на них выходят не только женщины, но и целые семьи.

— На какие-то вопросы о политике сложно ответить, потому что мы слабо пока интегрированы в среду. Мы работаем из дома, и практически нет польских знакомых. Следим со стороны за всем этим. Какими красками всё это играет, очень сложно говорить. Меня тревожит политическая ситуация в Польше. Понимаю, что я как наблюдатель живу, но не нравится определенный вектор. Дороговизна не нравится. Но это не минус Польши, а надо нам зарабатывать больше, — улыбается Александр. 

— Я вернулся по корням, поэтому эмиграция была достаточно мягкая. И некоторые процедуры были упрощенные. А многие говорят, что сталкиваются с большими требованиями. И для нас были определенные дотации, которыми мы по своей тупости не воспользовались.

Штраф за отсутствие маски на улице — около 10 тысяч рублей

Семья переехала в самый разгар коронавируса.

— Всё было закрыто, и кафе работало на доставку. При этом люди все ходили в масках. Сказано было ходить в масках — и все соблюдали. И социальную дистанцию тоже. Потом к лету стало опять открываться, беседки, внутри. В магазины до сих пор заходим в масках. Люди активно прививались, — рассказала Елена.

Система в Польше сама распределяет, какую вакцину может сделать человек. Паре досталась «Астразенека».

— В период ковида переехать было очень сложно. Улицы были просто пустые. Полгода мы вообще никого не знали. Были проблемы с документами. И жили полгода в постоянном стрессе, — вспоминает Александр. — Про ношение масок тут скорее был вопрос в том, что здесь были огромные штрафы за то, что ты ходишь на улице без маски. Около 10 тысяч рублей в наших деньгах. Сразу прививали практически всех. Больше 50% населения вакцинировали. И как я понимаю из местных новостей, что остальные — это больше сельское население.

Польша по сути агрокультурная страна, большая часть живет не в городах. И для них коронавирус был не таким страшным явлением, как в городах. У них мотивации вакцинироваться сильной нет. А люди в городах очень быстро провакцинировались. 40% набрали всего за месяц. Очень долго всё было закрыто. И власти сказали: «Вакцинируетесь, тогда откроем».

Коронавирус повлиял напрямую и на рынок труда. Елена и Александр работают удаленно на российские компании как авторы текстов и копирайтеры.

— В коронавирус были очень сильные сокращения и работу найти было здесь очень сложно. Мигрантам почти невозможно было что-то найти, — вспоминает Елена.

«Жить в Польше — недешевое удовольствие»: откровенный рассказ о переезде, ценах и проблемах с работой
У поляков, по словам пары, большой интерес к Сибири
Фото
Елена Крагжда

Александр объяснил, что дефицит работников возник только в сфере доставки:

— Большая часть мигрантов работает в службах доставки и вот на такой работе. И когда случился коронавирус, большая часть мигрантов уже попасть в страну не могла. А курьерная составляющая резко выросла. И пошло много поляков на временную работу такую. Сейчас стало немного полегче. По факту мигранты могут вставать на учет и ждать очереди. Временной, вахтовой работы достаточно.

— Мы сначала хотели делать больше научно-популярный проект с тревел-составляющей. Но он занимал много времени. А ютьюбу нужна регулярность. Сейчас стали делать видеодневник. Мы стараемся жить в других странах месяц, побольше, чтобы ухватить не туристическую разницу, а больше менталитетную. У нас столько стереотипов — что там-то не любят того-то или нас кто-то не любит. А это не совсем так на самом деле. Нам всё время говорят, что в Польше русских не любят. Нет такого. Никто на улице нам не кричит оскорблений, и никакого пренебрежения нет, — объяснила Елена.

У поляков, по словам пары, большой интерес к Сибири.

— Россия для многих ассоциируется с европейской частью. Когда говоришь: «Я из России», никто не скажет: «О, ты из Республики Саха?» Все спросят про Москву, Калининград, Санкт-Петербург. И к Сибири очень большой интерес. Им интересно, а что там дальше Москвы. И многие хотели бы проехаться на поездах, на Байкал. Про медведей мы сами шутим, — улыбается Александр.

Пара пока далеко не заглядывает, будут ли получать гражданство, но Польша пока их устраивает.

— Очень трудно получить гражданство. Ты должен работать в Польше, платить налоги, очень тесные связи иметь, а у нас пока только вид на жительство. Платим налоги в России. Трудно сказать. Для меня получение гражданства возможно, а для Лены практически нет. Ей нужно очень долго прожить, — ответил Александр. — Мне кажется, это очень прикольно — приехать пожить куда-то. На многие вещи смотришь по-другому. Но самое главное — всегда можно же вернуться на родину.