Экспедиция команды «Антропогеос» прокатилась на внедорожниках от ледника Юнион через Южный полюс и полюс Недоступности до станции Новолазаревская. Одним из сопровождающих команды был исландец Эйдур Смари — самый молодой полярный гид-механик в компании по производству автомобилей, которая специализируется на путешествиях по бездорожью.

«Всем полезно оказаться в ситуации, где ты просто выживаешь»: рассказ полярного гида-механика
Эйдур Смари
Фото
Дина Караваева

Когда ты впервые оказался в Антарктиде?

Я мечтал об этом года с 2009-го, когда компания по производству автомобилей начала организовывать экспедиции на Южный полюс.

Мне было лет пятнадцать, и я интересовался джипами и машинами 4х4. Для меня было эталоном то, что делала эта организация. После больших экспедиций они устраивали выставки машин, которые в них участвовали, и я любил туда приходить.

Как только я получил права, сразу модифицировал их для вождения 4х4. В 2016-м я впервые получил предложение поехать в Антарктиду, и с тех пор туда возвращаюсь каждый год. 

Расскажи, что вы обычно берете с собой на сезон?

Мы привозим все, но у компании есть большие контейнеры для хранение вещей, и мы стараемся использовать снаряжение, которое уже находится там. Самое важное в подобной поездке — это палатки и личная одежда каждого участника. 

«Всем полезно оказаться в ситуации, где ты просто выживаешь»: рассказ полярного гида-механика
Подготовка палаточного лагеря в Антарктиде
Фото
Дина Караваева

Какие палатки вы используете в Антарктиде?

Мы используем палатки для экстремальных условий, и спать в них довольно комфортно. Погода в Антарктиде сравнительно мягкая в сезон, сухо, так что ничего не промокает, даже если стоит на земле.

Конечно, там холодно, но солнце хорошо прогревает воздух внутри. Так что при температуре снаружи -30 в палатке может быть около -5. Никаких проблем с тем, чтобы раздеться и забраться в спальный мешок.

Как вы собираете снаряжение в зависимости от количества людей в походе?

Обычно двум-трем людям в одной палатке спать вполне комфортно и достаточно места, чтобы разложить вещи. Мы используем самые теплые пуховые спальные мешки, под них кладем несколько слоев матрасов. Один закрывает весь пол палатки, так что если даже у кого-то локоть во сне окажется на полу, он не замерзнет.

Для каждого есть пара пенных матрасов и большой изолирующий надувной матрас. Перед тем, как поставить палатку, мы выкапываем лопатами углубление на входе, примерно в метр. Плюс палатка высотой еще в метр, так что на входе можно встать в полный рост. Это особенно важно утром — можно потянуться и собираться стоя.

Важно еще, какую сторону палатки будет нагревать солнце, и с какой стороны дует ветер. Мы стараемся повернуть ее к солнцу жилой стороной и прикрыть все щели снегом для изоляции.

«Всем полезно оказаться в ситуации, где ты просто выживаешь»: рассказ полярного гида-механика
Экипаж команды «Антропогеос» с гидами в Антарктиде
Фото
Дина Караваева

Как вы готовите еду?

Походная кухня очень простая: горелка, которая работает на очищенном бензине при очень низких температурах. Почти вся еда, которую мы берем с собой, это обезвоженные сублиматы, которые нужно просто залить кипятком. Но мы также стараемся привозить перекус: сыр, что-то, из чего можно сделать «воскресный обед» и обозначить этим конец недели.

Растопить снег для воды и то сложнее, чем приготовить такую еду. Если делать это на очень сильном огне, можно его «сжечь», тогда у воды будет паленый вкус. У нас в машинах есть для этого специальные устройства. Остается только нагрести в него снег и можно сделать 14 литров воды за 20 минут.

Пока ставишь лагерь, вода готова. Она, правда, очень непривычная на вкус — в ней нет минералов. Если вы в Антарктиде ненадолго, еда это компенсирует, а вот если на весь сезон, нужно брать с собой добавки. 

Какую самую необычную еду вы брали с собой в Антарктиду?

Бекон — это классика. Еще мы берем стейки, их легко хранить. Мы любим еще привозить всякие исландские гостинцы. Например, ферментированное мясо акулы, или сушеную рыбу. Это очень вкусно и очень полезно. Некоторые жалуются, что им не нравится запах, но что ж поделать (Смеется.)

«Всем полезно оказаться в ситуации, где ты просто выживаешь»: рассказ полярного гида-механика
Снег копают на входе в палатку и для того, чтобы сделать воду
Фото
Дина Караваева

Какие личные вещи, помимо обязательного снаряжения, ты берешь с собой?

Я всегда беру с собой электронную книгу, я много читаю там. И жесткий диск с фильмами. Как ни странно, у меня там много свободного времени на это.

В свою первую поездку я не привез легкие пуховые сапоги, вроде тапочек, и все вокруг меня их носили. В следующий раз я их уже взял и сам носил постоянно везде: они гораздо более дышащие и не промокают в сухом климате.

Как организуется ваша командировка? Что вы делаете, помимо сопровождения частных экспедиций?

Когда кто-то едет в Антарктиду, его используют по максимуму, потому что билеты туда очень дорогие. Мы летим туда первым рейсом и возвращаемся одним из последних. В прошлом (2019-м — Прим. ред.) году у меня было несколько задач, всегда было, чем заняться, и три месяца прошли очень быстро.

В перерывах между поездками мы готовим следующую, проверяем запасные детали, инструменты, оборудование, все для машин. Нужно убедиться, что они в идеальном состоянии. Гораздо проще починить что-то в гараже, а не на плато в -40.

На леднике Юнион мы живем в палатках, фактически организовывая там свой собственный лагерь, с машинами и всеми инструментами. Едим мы в лагере ALE вместе со всеми. На станции Новолазаревская мы останавливаемся в лагере в мобильных контейнерах. Надо сказать, это очень приятно, поспать в помещении.

«Всем полезно оказаться в ситуации, где ты просто выживаешь»: рассказ полярного гида-механика
Фото
Дина Караваева

Расскажи подробнее о вашем пребывании на континент. Что вы делаете в первую очередь?

Как только мы приезжаем, первым делом, откапываем машины, которые за зиму превратились в большие сугробы. Чистим от снега двигатель, салон, пробуем завести. Обычно даже через девять месяцев простоя это не проблема. Затем мы организовываем мастерскую: собираем инструменты, детали, проводим инвентаризацию, чтобы убедиться, что нам всего хватает и ничего не нужно заказывать с большой земли. Это обычно занимает две недели.

Затем проверяем все запасные детали, которые хотим взять в поездку — они должны быть в идеальном состоянии. О еде, снаряжении и прочем мы заботимся еще до прилета. Так что основная наша задача на месте — это машины.

Еще мы обслуживаем автомобили, которые, например, работают в туристических лагерях: они требуют особого внимания, так как их водят все время разные водители и они всегда на ходу.

«Всем полезно оказаться в ситуации, где ты просто выживаешь»: рассказ полярного гида-механика
Эйдур Смари за рулем внедорожника в Антарктиде
Фото
Дина Караваева

Помнишь, как ты в первый раз сел за руль в Антарктиде?

Конечно, это случилось недели через три после моего первого прибытия туда. И я был поражен, как легко там вести машину. Первые 250 км дороги вглубь это просто лед, ехать по нему удобно.

Ты поднимаешься вверх, но угол не такой крутой, как если бы ты просто ехал в гору два часа. Все гораздо более плавно. На плато воздух более разряженный, и рыхлый снег начинает тормозить машину, но в целом все равно удивительно легко.

Меня больше всего впечатлило, что наверху нет абсолютно ничего, кроме солнца. Я привык ездить по ледникам в Исландии, и там всегда есть, на что ориентироваться: горы, холмы. Когда ничего такого нет, начинаешь ориентироваться по солнцу.

Но я живу в северном полушарии, а Антарктида в южном. Так что солнце встает на востоке и двигается на север. И я сначала постоянно думал: «Так, стоп, я же еду на север, почему солнце на западе? Бессмыслица какая-то.» Всегда казалось, что я еду в противоположном направлении.

Как долго такая машина может прослужить в антарктических условиях?

Машины служат там довольно долго. В сухом климате ничего не ржавеет, так что это вопрос работы двигателя, но и его довольно просто заменить. Так что там можно увидеть машину, которой уже лет десять, но выглядит она как новая, без структурных повреждений. Я уверен, что и лет через 20-30 они будут там работать.

«Всем полезно оказаться в ситуации, где ты просто выживаешь»: рассказ полярного гида-механика
Гиды-механики из Исландии, Эйдур Смари и Хлинур Сигурдсон
Фото
Дина Караваева

Экстремальные ситуации во время твоей работы часто случаются?

Вспоминаются две ситуации, когда пришлось серьезно побеспокоиться. Один раз у нас сломался двигатель высоко на плато. Лопнул один из охлаждающих шлангов, и двигатель перегрелся.

Нас было шесть человек на три машины, была возможность просто оставить одну, что мы в конце концов и сделали. Взять сломавшуюся на буксир было невозможно, так что мы просто уехали. Через пару недель вернулись с еще парой автомобилей, прицепили машину тросами и потащили 750 км до стоянки.

Вообще, это была весьма интересная поездка. Я сидел в машине три дня, в полной тишине, в тумане, без обогрева. Просто пытался рулить, и это меня хоть как-то бодрило и согревало.

«Всем полезно оказаться в ситуации, где ты просто выживаешь»: рассказ полярного гида-механика
Эйдур Смари
Фото
Дина Караваева

Тебе нравится снова и снова возвращаться в Антарктиду?

Конечно, это место дает невероятное ощущение мира и спокойствия. Не нужно переживать о счетах в конце месяца и бытовых проблемах. У тебя есть миссия, цель, и все, что ты делаешь, направлено на ее достижение. Жизнь настолько проще там.

Пока ты в Антарктиде, тебе не очень весело, но стоит только улететь домой, как ты начинаешь думать: эх, как бы поскорее туда вернуться. Так что я буду возвращаться столько, сколько мне позволят обстоятельства.

«Всем полезно оказаться в ситуации, где ты просто выживаешь»: рассказ полярного гида-механика
Фото
Дина Караваева

То есть для тебя это такой дауншифтинг, способ сбежать от привычной жизни.

Однозначно, и способ отключиться от соцсетей, быть вне доступа. Но чтобы себя там хорошо чувствовать, ты должен хорошо знать себя и свои приоритеты, быть с собой в ладу. Думаю, это всем полезно, оказаться в ситуации где ты просто выживаешь, и это единственная твоя задача.

Почувствовал ли ты какие-то изменения в себе после первого возвращения из Антарктиды?

Для меня никогда не было проблемой быть в одиночестве. Перед Антарктидой, например, я работал один в лагере высоко в горах, зимой. Может, только на выходных были какие-то посетители, но очень мало. Это часть моего характера, наверное.

И после Антарктиды, пожалуй, изменилось мое отношение к тому, как я провожу время дома. В экспедиции я часто думал, что бы я делал, если бы был в Исландии. И мне казалось, что я столько всего пропускаю.

А когда я вернулся и зашел домой, при входе лампочка, которая сломалась перед моим отъездом, так и не горела. Будто вообще ничего не произошло за это время.

«Всем полезно оказаться в ситуации, где ты просто выживаешь»: рассказ полярного гида-механика
Эйдур Смари
Фото
Дина Караваева

Как твоя семья отнеслась к такой твоей работе?

Они совсем не удивились, но были очень счастливы за меня и горды — и в первый раз, и когда меня позвали снова. Это ведь значило, что я хорошо делаю свою работу. Думаю, они догадывались, что я буду заниматься чем-то в таком духе. 

Что бы ты хотел сказать людям, которые хотят поехать в Антарктиду впервые? Что важно знать?

Самое главное — это понимать, что все там происходит очень медленно, намного медленнее, чем мы привыкли. И всему там свое время. Вы будете встречать много разных людей, сталкиваться с разнообразными ситуациями — относитесь ко всему без предубеждений.

Будьте готовы помочь всем в любой момент и наберитесь терпения. Если вам нужна помощь от кого-то, вам ее обязательно окажут, но после того, как доделают другие дела. Поэтому не спешите. И главное — берите с собой хорошее настроение. Оно вам там точно пригодится.

Интервью: Александра Гордиенко, редактор проекта «Антропогеос»