В прокат 30 сентября 2021 года выходит фильм Лены Ланских «Ничья» — драма с Анастасией Струковой, Ольгой Малаховой, Владимиром Шабельниковым и Татьяной Тихменевой в главных ролях о 14-летней девушке, живущей в маленьком городе и вынужденной скрывать, что у нее есть ребенок.

+1

Наталья Дрозд, продюсер  

«Елена Ланских сама вышла на меня. Она посмотрела одно мое интервью, заинтересовалась и написала, что хотела бы со мной сотрудничать. Прислала пару своих короткометражных фильмов, и меня зацепила их энергия. Видно, что это кино. Я показала их Сергею Михайловичу Сельянову, он тоже оживленно на них отреагировал: «Да, это кино, здесь виден режиссер». Они были не то чтобы прям совершенные, им недоставало продюсера (смеется), но само ощущение материи кино там безусловно присутствовало. Мы с ней встретились, она принесла три заявки, одна из которых затем выросла в сценарий «Ничьей». 

Девелопмент длился полтора года, было очень много драфтов сценария. Лена все время предлагала новые идеи, сюжетные повороты, это был очень интересный процесс. Фильм в дальнейшем менялся и на площадке, корректировалась его основная идея. Из драмы о том, как женщину меняет и в некотором роде травмирует материнство он превратился в историю нелюбви. О невозможности взять любовь там, где ее никогда и не было. 

Конечно, дебютанту довериться всегда сложно. Это — если такое сравнение уместно — как с ребенком: ты берешь ответственность за него и все ошибки, которые он может совершить. Позволяешь себе быть с ним максимально открытым, терпимым, потому что ошибки — обязательная часть этого путешествия. Нет никаких гарантий, это очень рискованно. В то же время это определенный драйв: с опытным режиссером ты знаешь, чего можно ожидать и видишь его границы, а с дебютантом никаких границ не видно».

Лена Ланских, режиссер-постановщик  

«Мы долго думали, какое название подойдет для фильма. Остановились на «Ничьей», поскольку его можно отнести не только к главной героине, а в принципе ко всей семье. Они как будто все ничьи, и все у них ничье. 

С одной стороны, эта история о проблемах, с которыми сталкивается любая мать, особенно в столь юном возрасте. Но для меня она прежде всего о нелюбви, которая передается от поколения к поколению, когда человек живет в такой среде, где невозможно сформироваться «нормальным» и вести «нормальную» жизнь. Об окружении, которое на тебя влияет, о среде, в которой ты живешь. О сложностях жизни в таком мире, в общем.   

Актеров я искала в соцсетях. Просматривала страницы людей, которые имеют хоть какое-то отношение к кино, театру, актерским курсам. Настю Струкову, сыгравшую главную роль, так и нашла, написала ей во «ВКонтакте», она мне не поверила сначала. Таким же образом подобрала почти всех актеров-подростков, а взрослых героев мне помогали искать кастинг-директоры.

В любом персонаже, которого ты прорабатываешь, есть частичка себя, безусловно. Это все собирательные эпизоды из моей жизни, моей реальности, моего окружения. Многое в сценарии менялось по ходу съемок, какие-то ходы придумывались прямо на площадке, кое-что актеры привнесли сами. В фильме нет мата, но у нас получилось сделать речь органичной и без него».

Петр Балабанов, художник-постановщик  

«По сюжету, действие происходит в небольшом уральском городке. И первым делом я задался целью найти конкретный прототип. Смотрел на фотографии в интернете и выбрал город Волчанск, недалеко от Екатеринбурга. И потом мы поехали искать нечто похожее по Ленинградской области, максимум в часе езды от Петербурга: Сярьги, Кронштадт, Гостилицы и прочие близлежащие небольшие города и поселки городского типа с бетонными коробками, разрухой, мусором, оставленными покрышками, что-то такое мертвое. 

Конкретные кинематографические референсы с режиссером мы не обсуждали (хотя ничего плохого в прямых аналогиях с другими фильмами я не вижу), говорили о каких-то более конкретных вещах. Хотелось видеть разруху, тлен, скорбь. «Чем хуже, мертвее и страшнее — тем лучше». И вместе с ней все объезжали и искали.

Когда я читал сценарий, то все представлял еще более страшным. Квартиру мы создавали как можно мрачнее. Много ночных сцен. Я пытался найти лес, как у Тима Бертона, что-то похожее, с корягами, ветвями. Не лес даже — бурелом. И мы нашли его в итоге, под Сярьгами, там снимали сцену с маленькой девочкой, очень страшный момент. Да, «Ничья» похожа на фильмы ужасов, это такой социальный хоррор».

Анастасия Струкова, исполнительница главной роли

«Мне двадцать лет, я закончила Московское училище эстрадного и джазового искусства имени Гнесиных. И выпускница — не могу этого не сказать — детского музыкального театра юного актера. По большому счету то, как я себя веду, как я играю, — за все это надо сказать спасибо этому месту. 

У меня это первый проект в кино. Режиссер Лена Ланских написала мне во «ВКонтакте»: «Нам очень понравились ваши фотографии, не могли бы вы приехать на кастинг? Будет полнометражный фильм». Я, если честно, подумала, что это какой-то очередной развод. В соцсетях такое часто бывает. Когда поехала на кастинг (он проходил в Москве), на всякий случай взяла с собой родственников. Приезжаем — а там надпись: «СТВ». Ну, значит, все хорошо. И здесь начинается самое интересное. 

За полгода до прослушивания умерла моя любимая бабушка. Я много где проходила кастинги, но здесь меня впервые в жизни сыграть такую историю, что со мной произошла на самом деле: «Представьте, пожалуйста, что у вас умер близкий человек, вы стоите возле реанимации и не можете в это поверить». Слезы у меня были настоящие, искренние. Чтоб вы понимали, плакали все, кто были в этом помещении. Я выхожу и говорю маме, что этот проект — мой. И мне до сих пор кажется, что бабушка мне его преподнесла, как-то помогла мне. 

Сценарий я читала не один раз, и не два, чтобы лучше разобраться в поведении моей героини, понять ее отношения с родителями и другими людьми. У нее сразу все состояния в одном фильме — это очень интересно для актера, особенно если это твои первые съемки. Честно признаюсь, текст не учила. У меня фотографическая память, достаточно несколько раз перечитать и все необходимое я запоминаю. Физические условия были непростые. Когда ты в летнем платье, в тонких колготочках и балеточках идешь по холодной питерской улице — это все, конечно, сложновато. Но безумно интересно! Хочется сказать большое спасибо нашим художникам по костюмам Насте Пучковой и ее помощнице Юле, они меня утепляли как могли. Самым сложным моментом был прыжок через поезда. Но, к сожалению, эта сцена не вошла в итоговую версию фильма, насколько я знаю. Зато теперь я не боюсь высоты!    

Очень сложный фильм, как для понимания, так и эмоционально. Мою героиню зовут Вика, она никому не нужна. Ни маме, ни папе, ни тому, от кого у нее ребенок, ни новому парню. Не зря фильм называется «Ничья». Она остается одна с маленьким ребенком на руках. И с вопросом: что делать? Посмотрев этот фильм, многие могут сделать для себя правильные выводы.  

Что касается съемок с маленьким ребенком… У меня есть три замечательных племянника: Даня, Савва и Тимофей. Старший — Даня — вырос у меня практически на руках, поскольку его родители были тогда студентами. Так что с маленькими детьми я обращаться умею, тут ничего сложного не было. Но когда нужно было сделать так, чтобы ребенок заплакал, то во мне просыпалось что-то вроде материнского инстинкта: «Дети ведь не должны плакать». И я его пытаюсь успокоить, но по роли надо наоборот, чтобы я на него кричала. Всего детей было двое, второго снимали уже на досъемках в Москве, с ними все было спокойно. Материнский инстинкт — он все-таки есть».