Мотопутешественник и журналист Дмитрий Хитров рассказал «Вокруг света», как организовать поездку к одному из самых загадочных мест в России и пройти непростой даже для бывалого искателя приключений маршрут до конца.

Фото №1 - «Северный Урал открывается только тем, кто готов на определенные жертвы»: мотопутешественник об экспедиции к перевалу Дятлова

Фото №2 - «Северный Урал открывается только тем, кто готов на определенные жертвы»: мотопутешественник об экспедиции к перевалу Дятлова

Герой
Дмитрий Хитров

Мотопутешественник, журналист, организатор выставок «Поехали», «Мотовесна» и др. 


— Почему целью своего путешествия вы выбрали именно маршрут к перевалу Дятлова? Каким запросам он должен был отвечать?

 — Мы долгие годы стремились заехать куда-то подальше, найти себе легенду, загадку, историю, которую нужно раскрыть для себя, прошагать, проехать. Стремились туда, где люди говорят на других языках, где другие культуры и религии, где подстерегают какие-то опасности, где за углом можно увидеть то, что никогда не видел. И Россия в ее привычном для нас виде не представлялась таким уж интересным направлением для путешествий. Но не было бы счастья, да несчастье помогло.

С момента наступления во всем мире локдауна и пандемии, возможностей продолжать иностранные вояжи не осталось. Мой мотоцикл благополучно вторую зиму проводит на далеком Сулавеси, где ждет моего возвращения, а я вместе с друзьями достаточно спонтанно решил прокатиться по российской — не скажу, что глубинке, — а местам туристических Мекк. Одним из таких мест, безусловно, был перевал Дятлова. Печально знаменитый, о нем сложено немало легенд, еще больше слухов, баек. Так что путешествие в это место вполне перекликается с моими задачами: найти для себя загадку, прикоснуться к ней и попытаться-таки разгадать.  

— Почему многие тысячи туристов до сих пор грезят путешествием в эти места? Что еще привлекательное есть в нем, кроме флера той трагической истории?

— Это необычный край: в плане культов, религии и культуры. Граница Свердловской области и республики Коми. Поэтому, в частности, эти места окутаны таким количеством легенд. Мы отправились туда в конце июня. Путешествие туда в это время связано с рядом серьезных сложностей и опасностей. Первая — высокий уровень воды в реках. Вторая — голодные медведи. А когда это соединяется в одно блюдо, это особенно остро на вкус.

— Прохождение по культовому маршруту, знакомство с местным колоритом и завораживающей природой… а были ли у вас какие-то более «прикладные», если можно так сказать, планы на это путешествие? 

— Кроме покорения, безусловно, сложного маршрута, мы хотели еще и поделиться этим с другими. Для этого взяли с собой отличных операторов — и решили снять про маршрут фильм, чтобы показать его другим любителям острых ощущений и путешествий. Показать, каково оно по-настоящему, снять полный маршрут от точки А и до точки Б, а потом снова к точке А. Что больше всего мне понравилось: планируя это путешествие и общаясь со своими знакомыми и разглядывая многочисленные очерки в интернете и YouTube, я не сформировал образ этой дороги, и поэтому было интересно покорить ее. Потому что по какой-то причине все отчеты о путешествиях сюда выглядят как «Мы вышли из лагеря — и приехали на перевал Дятлова»: две точки, а посередине нечто смазанное, дрожащие руки и все такое. Нам хотелось быть профессиональными, и мы решили исправить этот недочет, сняв первый вдумчивый и детальный очерк про перевал Дятлова.

1/8

— Как вы готовились к экспедиции? 

— Подготовка у нас, по крайней мере у меня, была достаточно спонтанной. С экипировкой нам помогли наши друзья, знаменитый Ирбитский завод, ИМЗ. Они взяли нас на поруки, разрешив нам отправиться вместе с ними в эту экспедицию. Снарядили нас мотоциклами «Урал», помогли нам в плане еды, запасных частей и всего того, что необходимо в подобной поездке. В этом смысле, конечно, мы оказались в привилегированном положении, потому что как таковой подготовки нам самим проводить не пришлось. Опытные ребята во главе с директором этого завода, суперподготовленные, экипированные, с машинами и людьми, просто сделали всё за нас. Но так организация и подготовка похода проходит не у всех, конечно. Есть и безумцы-одиночки, любители путешествий, максимально приближенных к диким условиям, которые не так тщательно готовятся к путешествию.

— Когда все приготовления закончены и наступает время выдвигаться в путь, с чего он начинается?

— Путь к перевалу Дятлова для многих путешественников начинается в аэропорту города Екатеринбург. Для нас же он начался в городе Ирбит, где находится знаменитый Ирбитский мотоциклетный завод — место производства знаменитых мотоциклов «Урал». Туда же прибыли мотоциклы BMW из Москвы и наши спутники: квадроцикл и готовый к подвигам УАЗ «Патриот». Дальше нас ждала дорога через Тагил (Нижний Тагил — Тагильский/Сибирский тракт) на город Саров. Идеальное шоссе, идеальный асфальт, красивые пейзажи с волнами леса, уходящими в горизонт. В конце концов, мы прибыли в последний крупный населенный пункт — город Ивдель. Там можно остановиться, заправиться, потому что дальше заправок нету, и купить все необходимое в дорогу. Особенным успехом пользуется магазин с алкогольной продукцией, аптеки, палатка с пирожками на последней развилке и магазины с разными мелочами для путешествия и так далее.

— Но ведь не весь маршрут проходит по трассам, снабженным благами цивилизации типа ровного асфальта и придорожных магазинчиков?

— Нет, конечно нет. После Ивделя развилок больше нет. Но дорога там невероятно живописна: сначала это асфальт, потом вы приезжаете в старую сибирскую деревеньку Полуночная. Говорят, что туда были переселены немцы, и это немного отражено в местной архитектуре, чистоте и убранстве. После этого асфальт благополучно заканчивается, и вы выезжаете на грунтовую дорогу, которая поначалу позволяет двигаться, не снижая скорости по сравнению с предыдущими шестью сотнями километров. Но дорога таила сюрпризы, которые ожидали и нас. Даже первый день движения по грунту не обошелся без забавных падений, заскакиваний в глубокие лужи с грязью и выныривания из них с брызгами — от этого нам было весело ехать. К вечеру мы приехали в поселок Вижай, который в наше время полностью работает на туристов. Это самый последний населенный пункт на маршруте. Там есть несколько гостевых домов, вполне приличных, качественная баня, пункт, где можно обслужить технику, может быть, даже топливо при желании достать получится. Вокруг уже расположены места силы и, расспросив местных, можно узнать куда стоит ехать, а куда нет. Местные люди не слишком хорошо относятся к тому, что их святыни попираются туристическим братом, поэтому здесь надо быть осторожными. 

А вот следующий день несет для большинства туристов настоящее открытие — они открывают для себя мир бездорожья, суровой тайги, преодоления. Им кажется, что ничего подобного и ничего сложнее они не видели. Для некоторых из нашей группы так оно и было.

— Есть на маршруте какие-то обустроенные для остановки путешественников места? Или путь до перевала «дикий»? 

— На пути следования есть одно такое обустроенное место, так называемая «базы Ильича». Она представляет собой просто избушку на берегу реки, открытую для всех посетителей и туристов. Там же есть маленькая банька, можно скоротать вечер на открытой полянке перед костром, спрятаться от непогоды и от диких зверей. По дороге до «базы Ильича» есть несколько серьезных препятствий. Это броды. В конце июня реки еще полные, и некоторые из бродов являются препятствием для любого вида транспорта. Немало раз автомобили уносило потоком, что говорить о мотоциклах. Другим испытанием является сама дорога — здесь много топляков (бревен, лежащих на дне рек). Когда мы едем на мотоциклах, скользкие бревна под метровым слоем воды представляют опасность. Трудно удержать мотоцикл, когда он передним колесом заезжает наискосок на лежащий ствол. Здесь нас ждало немало падений, несколько раз приходилось доставать из-под воды мотоциклы и полностью их восстанавливать после утопления.

1/6

— Но красота местной природы, наверно, окупает все тяготы, лишения и опасности маршрута?

— Местные речки (Ушма, Ауспия) по-своему красивы. Северный Урал вообще славится своими реками: полноводными, широкими, быстрыми. К вечеру, когда мы в полном составе добрались до «базы Ильича», мы поймали одно из прекраснейших ощущений поездки, когда усталые, но довольные, мы все сидели у костра, объединенные зовом приключений и дикой природы, в центре которой мы себя наконец ощутили. Многие из нашей группы видели друг друга первый раз, но чувство лагеря, чувство котелка, вкус и аромат горячего чая, разливающегося по алюминиевым кружкам, ни с чем несравнимы. Некоторые именно за этими ощущениями едут в такую даль. Все-таки нужно признать, что пейзажи этой части Северного Урала не представляют из себя чего-то сверхуникального. Это, безусловно, красиво, но это не Альпы, не Каракорум и не Гималаи. Это спокойный уравновешенный пейзаж: зеленый, насыщенный и от того немного монотонный.

— Как вы продолжили свой путь после ночлега в последнем относительно оснащенном месте стоянки на маршруте?

— Скоротав ночь и выспавшись в избушке плечом к плечу, мы стартовали в финальную часть нашего марш-броска от «базы Ильича» к перевалу Дятлова, это всего лишь 28 километров. Но по словам побывавших там, в том числе директора завода Владимира Николаевича Курмачева, «вся предыдущая дорога покажется вам лёгкой разминкой». Так оно и случилось. После первых 13 километров сдались мотоциклы-одиночки — те, что без коляски. Мы были вынуждены их «припарковать» у ближайшей ёлки и занять место в колясках «Уралов». Дорога была больше похожа на русло высохшей не до конца реки. Потоки воды тающих наверху ледников размыли дорогу, хоть вода и не поднималась высоко, поэтому камни курумника были ужасно скользкими, острыми, норовили ударить по ногам и технике, но мотоциклы каким-то образом тянулись вверх. На усилиях воли, на непонятной здравому смыслу тяге мы двигались наверх и через пелену усталости и напряжения могли наблюдать, как меняется пейзаж. 

— И как менялась окружающая вас картина?

— Сначала из густой и насыщенной тайги мы приехали в волглый (сырой) пихтовый лес. Все вокруг было во мху, а ветви клонились книзу под давлением накопленной влаги. После этого мы въехали в потрясающий яркий зеленый лес с высокой травой и цветами эндемиками, а под ногами был уже не курумник, а словно бы чернозем или торф, черная-черная почва.

— Наверное, несмотря на подпитку впечатлениями от красот природы и преодоления трудностей, к этому моменту участники экспедиции уже начали уставать?  

— Дорога становилась еще сложнее, потому что под колесами были и камни, и грязевая жижа. Силы оставляли нас. Чем меньше оставалось километров до вершины, тем больше опасений начинала вызывать у меня моя усталость — банально не было сил бороться с дорогой. Приходилось меняться с напарником в коляске. Преодолев 3–4 километра этой части с зеленью и черноземом, мы внезапно вылезли из леса на плато, где только кривые березки и камни, и попали в снежный фронт. На ближайшие 500 метров вперед — вязкий слежавшийся снег, который нас дальше просто не пускал никаким образом. УАЗ «Патриот», полноприводный внедорожник, намертво засел в сугробе и в попытках пробиться через него сломал себе передний мост. До перевала оставалось каких-то 3 километра. Позади было 6 часов пути, но мы не могли себе позволить не заглянуть в конец маршрута.  Поэтому мы решили оставить технику и преодолевали последние километры уже пешком. Это потрясающе-суровое место, по-своему красивое, демонстрирующее, как жизнь прорывается сквозь невзгоды: на каждом камушке мох, через неблагодатную почву прорываются невиданные нами раньше растения, малюсенькие цветочки, росточки — все это создает красивую и непривычную глазу картину, будто на каменном склоне расстелили плед. А после 3 километров несложной тропы все уже казалось легким и преодолимым. Мы поднялись к месту гибели туристической группы Дятлова. Совершенно непонятно, каким образом там сошла лавина, ведь склоны там абсолютно пологие и не ассоциируются с лавинной опасностью в глазах дилетанта.

— Какое впечатление на вас произвело само место трагедии, перевал Дятлова? 

— Безусловно, энергетически место необычное: наши дроны будто взбесились и не желали слушаться пультов управления. Да и мы сами чувствовали себя неуютно. Погода менялась каждые 10 минут: то солнце, то на смену ему поднимались дикие порывы ветра и приносили колючий холодный дождь. Этот ветер, в итоге, и прогнал нас с вершины спустя 15 минут. Мы успели только сделать пару общих фотографий.

1/6

— Как проходил ваш путь назад?

— Мы вернулись к мотоциклам и поняли, что наша машина сопровождения вынуждена остаться в сугробе на перевале в ожидании запчастей. Тогда мы рассадили по коляскам еще 4 пассажиров — теперь у нас было по 3 человека на 1 мотоцикле — и отправились вниз. К этому моменту мне стало абсолютно понятно, почему по перевалу Дятлова нет толковых видеопутеводителей: наши супероператоры уже к середине пути совершенно промокли, устали и были, скорее, нам помощниками в выталкивании мотоциклов из глубоких колей, нежели выполняли свою прямую задачу. 

На обратном пути, более того, стало темнеть, закончились все возможные батарейки, да и силы были уже абсолютно на исходе. Мы спускались по склонам, прыгая с валуна на валун и проезжая через гигантские корни, похожие на какие-то сказочные кривые руки, которые тянутся к тебе из леса хотят тебя схватить. И все это время по дороге вниз меня преследовала только одна мысль: как мы вообще сюда забрались? Каким образом мы ехали наверх? Как мотоциклы преодолевали эту дорогу? Умом это абсолютно не понять. Камера просто не способна передать крутизну и сложность подъемов и спусков на этом участке. На квадроциклах и вездеходах как преодолевать этот маршрут — понятно, а вот на мотоциклах — это совершенно другое дело. 

— По вашим словам, путешествие было сложным не только физически, но и эмоционально. Что вы почувствовали, когда наконец вернулись назад? 

— Когда мы вернулись на поляну, я из последних сил поставил мотоцикл и повалился на спину и лежал так 10 минут, чувствуя, как на меня падают капли дождя. И понимал, что этот день позади и мы все спустились. Хотя наверху меня посещали мысли, что мы попали в передрягу, из которой не факт что выберемся. И это с учетом того, что нас была большая группа, я не преодолевал маршрут как нетурист-индивидуалист. 

На следующий день мы вернулись в Вижай. После преодоленных препятствий эта дорога показалась нам просто разминкой по детскому маршруту. По пути у нас уже не было ни падений, ни усталости. Вернувшись на место, мы сели подводить итоги поездки. 

Что вы вынесли из этого опыта? Что открыли и поняли для себя в этом путешествии?

  • Потрясающая дикая природа Северного Урала открывается не всем, а только тем, кто готов на определенные жертвы. Придется жертвовать комфортом, чувством собственной безопасности, но при этом природа дает возможность почувствовать себя искателем приключений. 

  • Культура, обычаи и энергетика святых мест марийцев требуют к себе уважения. Вокруг масса мест поклонения предков местных жителей, да и нынешних местных жителей. 

  • Поразил вид с перевала Дятлова вниз, на бесконечный лес и ощущение, что ты один в целом мире. Солнце, которое играет на этом покрывале, как на водной глади, переменчивость погоды, когда солнце то появляется, то сменяется тучами и дождем. Это всё не та красота, которую мы подразумеваем, говоря о природных красотах. Но она, безусловно, вызывает сильнейшие эмоции, сильное ощущение своего места в этом мире: мы здесь просто пешки. 

  • Медведей в том крае много, и это реальная опасность для туристов. После того как мы оставили УАЗ в сугробе, нам позвонили егеря. Они рассказали, что буквально через пару дней к машине вышел медведь и поотрывал у машины ручки и зеркала. Это потому что от машины пахло едой и людьми, так что мишка пытался «вскрыть эту консервную банку». К счастью, нас там уже не было.

Фото: предоставлены героем интервью