В XVIII–XIX веках одним из самых опасных инфекционных заболеваний оставалась оспа. Она уносила тысячи жизней, калечила население многих государств. Оспенный вирус, проникая в организм, начинал активно размножаться, у зараженного появлялись головные боли, жар, тошнота. Всё тело покрывалось сыпью, гноящимися пузырьками, или оспинами. Болезнь не щадила и глаза: некоторые выжившие оставались без зрения.

Фото №1 - «Рога и хвост не вырастут»: как в России пропагандировали вакцинацию 200 лет назад
Реклама вакцины в Европе
Фото
Legion-Media

Для борьбы с эпидемией прибегали к разным способам. Арабы, например, пили настой из струпьев больных оспой.

В Древнем Китае, Индии, Османской империи применяли совершенно иной метод — вариоляцию: в ранку на руке здорового человека внедряли гнойные отделения из оспин. В результате люди, перенеся незначительное недомогание, приобретали иммунитет, становились невосприимчивыми к оспе. В XVIII столетии об этом узнала вся Европа. Даже Екатерина II позволила нанести себе на руки спасительные ранки.

Надо заметить, просвещенная императрица рисковала: иногда подобные прививки приводили к смерти. Тем не менее вариоляция быстро распространилась в России.

Фото №2 - «Рога и хвост не вырастут»: как в России пропагандировали вакцинацию 200 лет назад
Эдвард Дженнер
Фото
H. Tschanz-Hofmann / Legion-Media

В 1796 году английский врач Эдвард Дженнер предложил прививать пациентам вместо настоящей оспы безопасную для жизни коровью. Свое открытие доктор назвал «вариола вакцина». Всем известное слово «вакцинация» вошло в научный оборот немного позже.

Новаторство Дженнера вызвало неоднозначную реакцию общества. Одни одобряли вакцинацию, другие, напротив, высмеивали ее, утверждая, что после прививки коровьей оспы у людей будут расти рога и шерсть. В Европе были распространены карикатуры, изображавшие привитых с характерными коровьими чертами.

Несмотря на слухи и домыслы, новое достижение медицины довольно быстро дошло до России. Первая прививка в стране была сделана в торжественной обстановке в Московском воспитательном доме. Профессор Ефрем Осипович Мухин, подобно Дженнеру сделавший прививку ребенку, убедился в ее безопасности и выступил за оспопрививание. Затем он опубликовал несколько работ о вакцинации. 

Многие врачи и чиновники поддержали его начинание. Отныне воспитательные дома стали центрами по распространению вакцинации. Здесь же готовились первые вакцинаторы. Они должны были не только уметь правильно сделать прививку, но и убедить людей в ее безопасности. По сути они были и агитаторами.

Фото №3 - «Рога и хвост не вырастут»: как в России пропагандировали вакцинацию 200 лет назад
Фрагмент научной работы Эдварда Дженнера
Фото
Legion-Media

В 1802 году император Александр I издал указ о повсеместной вакцинации. В его правление в крупных населенных пунктах создавались оспенные комитеты, призванные пропагандировать вакцинацию и обучить народ технике прививания.

Распространению нововведения воспротивилось духовенство. Некоторые священнослужители, видимо, боясь, что прививки — не что иное, как вмешательство в дела божьи, убеждали прихожан не делать прививки детям. Узнав об этом, правительство надавило на священноначалие,  предложив ему, напротив, способствовать распространению оспопрививания. 

С тех пор священники были обязаны после службы призывать людей сделать спасительную прививку. Причем о таких выступлениях они докладывали в духовные правления и архиереям. Таким образом, служители церкви вольно или невольно также стали агитаторами масштабной кампании за вакцинацию.   

Чтобы побороть естественное недоверие крестьян к вакцине, врачи демонстрировали им карикатурные лубочные картинки, на которых противопоставлялись изображения больных и несчастных не привитых и счастливых привитых.

Фото №4 - «Рога и хвост не вырастут»: как в России пропагандировали вакцинацию 200 лет назад
Екатерина II Великая
Фото
Legion-Media
Фото №5 - «Рога и хвост не вырастут»: как в России пропагандировали вакцинацию 200 лет назад
Александр I
Фото
Legion-Media

К 1812 году вакцинация охватила даже самые глухие уголки Российской империи. Правда, привитых младенцев от общего числа новорожденных было около 11%. Поэтому оспа продолжала уносить жизни.

Особенно тяжело распространение вакцины проходило в Сибири. Случалось, что за Байкал «оспенная материя» поступала уже испорченной и не давала никакого эффекта. Например, в 1812-м возле города Нерчинска лекарь Осип Кричевский только после ряда неудач сумел привить шестимесячную дочку служителя Павла Зыкова.

Кроме того, профессиональных врачей в сибирских землях катастрофически не хватало. Поэтому для распространения оспопрививания местные власти вынуждены были разрешить заниматься этим делом специально обученных прививателей из числа горожан и крестьян. Врачи и чиновники надеялись, что население будет доверять своим односельчанам и соседям, которые делают прививки.

Фото №6 - «Рога и хвост не вырастут»: как в России пропагандировали вакцинацию 200 лет назад
Агитплакат, призывающий к вакцинации. 1924 год
Фото
Legion-Media

Членам региональных оспенных комитетов пришлось ездить по деревням и выбирать наиболее способных к обучению жителей. Затем мужикам-хлебопашцам объясняли и демонстрировали, как проводится вакцинация. Подготовленные таким образом крестьяне сдавали экзамен, им выдавали свидетельства, подтверждавшие квалификацию, и комплект необходимых медицинских инструментов — ланцеты и стеклышки.

Новоявленных оспопрививателей обязывали обслуживать определенный участок. В некоторых местах они встречали ожесточенное сопротивление: забитые, нищие, недоверчивые селяне не позволяли прививать коровью оспу детям. 

Эти обстоятельства отнюдь не способствовали борьбе со страшной болезнью. Потребовалось много времени, чтобы доказать крестьянам необходимость прививки, создать нормальные условия для работы врачей. Вирус почти удалось победить лишь в XX веке. 

Фото №7 - «Рога и хвост не вырастут»: как в России пропагандировали вакцинацию 200 лет назад
Вакцинация военнопленных. 1914 год
Фото
Legion-Media