Однажды московский бизнесмен Григорий Болотин приехал на Алтай. Он влюбился в тамошнюю природу и вскоре основал олений питомник «Королевский марал». О счастье в пантах, суповых ваннах и полной тишине он рассказал «Вокруг света».

«Проснулся утром, а вокруг одни олени»: почему москвичи перебираются на Алтай
Фото
Zoonar GmbH / Alamy via Legion Media

Я закончил Высшую школу экономики в Москве и всегда считал себя жителем большого города. Что это за утро без гула машин за окном и стаканчика кофе по дороге на работу?! Впервые попав в Горный Алтай, я понял, что день может начинаться совсем по-другому. Здесь можно высыпаться за пять часов, проходить каждый день по 10 и более километров и не переживать из-за пробок, потому что тут нет машин.

Алтайская дача и 500 голов в придачу

Несколько веков неподалеку от села Шебалино в Горном Алтае разводили маралов — благородных оленей. Закат некогда процветающего животноводческого хозяйства совпал с развалом СССР. 15 лет назад мой отец купил 500 гектаров земли бывшего хозяйства. Маралов там уже не разводили, но отцу вздумалось возродить питомник. Для этого он обратился в Институт пантового мараловодства в Барнауле. Вскоре у нас появились первые 17 оленей, а сейчас в стаде насчитывает уже 500 маралов.

Шебалинский маральник был для нашей семьи сродни «дальней дачи»: мы приезжали туда на лето с друзьями и родными, отключали все свои гаджеты и заряжались энергией природы. А потом снова возвращались в Москву, оставляя хозяйство на управляющих.

Развитие туризма

Первые 10 лет мы с отцом потратили на создание инфраструктуры нашего маральника: растили животных, возводили заборы, гостевые коттеджи, проводили коммуникации. Это были инвестиции в собственное будущее. Лишь в пандемию, начав прием гостей, мы поняли, что Алтай может быть очень привлекательным направлением для туризма.

«Проснулся утром, а вокруг одни олени»: почему москвичи перебираются на Алтай
Фото
Григорий Болотин

С 2020 года к нам начали приезжать первые отдыхающие. Случалось даже, что большинство пассажиров самолета из Москвы в Горно-Алтайск составляли наши туристы. Желание слиться с природой в пандемию особенно обострилось у  специалистов из сферы IT, которые могут работать удаленно при наличии скоростного интернета. Со связью у нас поначалу не все было гладко — мы даже устраивали специальные интернет-туры для наших постояльцев: один раз в день собирали группу для поездки в соседнюю деревню, где был интернет.

Километры красоты и маралы на выпасе

Территория питомника, зажатого в среднегорье на высоте более 1000 метров, располагает к долгим пешим прогулкам. Машин здесь нет, местные ездят на лошадях без седел. Даже если каждый день в течение недели ходить в походы, можно избежать повторения маршрута. Горы, леса, озера, наблюдение за маралами — каждый выбирает занятие по вкусу.

День здесь начинается рано и течет медленно, поэтому успеть можно в два раза больше, чем в Москве. На территории питомника нет СПА-комплекса или вечерней шоу-программы. Единственное, что я могу посоветовать нашим гостям, это несколько полян с огоньками — очень красивыми алтайскими цветочками, которые цветут только в июне-июле.

«Проснулся утром, а вокруг одни олени»: почему москвичи перебираются на Алтай
Со многими продуктами в Горном Алтае напряженка. В магазине вы быстрее найдете итальянские макароны, чем российскую курицу или свинину. Продукты для гостей питомника покупаются в соседней деревне или в Барнауле
Фото
Григорий Болотин

Маралы свободно пасутся по территории нашего питомника. Но с руки их покормить не удастся — ближе чем на 5 метров посторонних они к себе не подпускают. Ночью, впрочем, олени набираются смелости и подходят к домикам ближе. Поэтому спросонья вполне можно увидеть оленьи морды за окном.

Считается, что на Алтае нужно обязательно попробовать мясо маралов. В местных кафе вам предложат борщ, пельмени и шашлык из благородной оленины. Но мы такого не практикуем и своих животных не забиваем. Лучше выпить чай с алтайскими травами или попробовать кедровые орешки.

«Проснулся утром, а вокруг одни олени»: почему москвичи перебираются на Алтай
В среднем маралы живут 15 лет. Маленьких маралов, у которых только проклюнулись первые панты, называют перворожками. Иногда животные дерутся между собой за самку и могут обломить друг другу рога
Фото
Григорий Болотин

Пантовые ванны

Из-за особенного разнотравья, которым в основном питаются алтайские благородные олени, их панты богаты различными микроэлементами.

Пантовые ванны — «фишка» Алтая. Чтобы из рогов вышли все полезные микроэлементы, их вываривают почти целый день. Затем в этот раствор доливают немного воды. В таком «супе» нужно лежать 10-15 минут. Транспортировать этот бульон невозможно, потому что через два дня он скисает.

Ждать от пантовых ванн чудодейственного эффекта, конечно, не стоит. Но после нескольких процедур у человека действительно активируется обмен веществ и повышается тонус организма.

Не бизнесом единым

Основная проблема новых туристических зон в России — скудная инфраструктура. Люди хотят окунуться в природу, но не хотят отказываться от сервиса. Поэтому, выводя наш маральник на самоокупаемость, мы аккуратно стараемся добавить блага цивилизации, чтобы не испортить очарование этого места, которое во многом зиждется на отсутствии привычной городской инфраструктуры.

Я не хочу, чтобы «Королевский марал» превратился в турбазу. Возможно, экономически это было бы оправданно и целесообразно, но все-таки на двух стульях усидеть не получится, поэтому на первом месте для нас развитие самого маральника, а уже потом его туристический потенциал.

1/7
Фото:
Григорий Болотин

Сейчас я продолжаю жить на два города. Но чем больше времени я провожу в Москве, тем больше понимаю, что хочу вернуться в Горный Алтай, в мир природы без линий электропередачи, высотных домов и машин.

Я несколько лет прожил в Швейцарии и уверенно заявляю, что природа Горного Алтая не уступает Альпам. Возможно, разметка дороги на Чуйском тракте не такая яркая, но все остальное: живописные тропки, горные озера — точно не хуже.