Идея о том, что мозг дятла защищен от сотрясения амортизатором, роль которого играет череп, долгое время подавалась как неоспоримый факт. Однако если допустить, что череп или мышцы птицы действительно служат в качестве амортизаторов, то они могут забирать часть силы удара по дереву. В результате дятел будет прикладывать еще больше усилий, лишь увеличивая нагрузку на мозг.

Команда зоологов из Антверпенского университета (Бельгия) решила разобраться в механизмах защиты мозга дятлов. Статью, посвященную этому исследованию, проведенному совместно с коллегами из Франции, Германии и Канады, они опубликовали в журнале Current Biology.

«По голове себе постучи»: орнитологи объяснили, почему у дятлов не бывает мигрени
Фото
Jerome Cid / Alamy via Legion Media

Исследователи записали на сверхбыструю камеру, как дятлы трех видов долбят древесину. Изучая видеозаписи, ученые обратили внимание на движения нескольких точек на голове дятлов. Так, специалисты выяснили, что при ударе точка на глазу дятла, которая соответствует передней части мозга, движется с тем же ускорением, что и клюв. Это означает, что во время удара мозг дятла замедляется так же резко, как и его клюв. Поэтому ученые сделали вывод, что в черепе дятла амортизации не существует, либо она очень мала.

Затем орнитологи решили выяснить, как же в таком случае дятлам удается избежать травм мозга. Для этого ученые рассчитали, какое давление создается в черепе дятла во время удара.

В черепной коробке взрослого человека при резком замедлении создается давление в 103 килопаскаля, а в задней — в 101 килопаскаль. Но в черепе дятла даже при максимальных значениях отрицательного ускорения давление составляет лишь 60%, 39% и 50% от этих цифр соответственно. Чтобы получить сотрясение мозга, дятлам нужно ударять по дереву в два-три раза быстрее или долбить в четыре раза более твердую древесину.

Таким образом, популярная идея об амортизирующем черепе дятла оказалась мифом. Но ученые считают, что у птиц все же есть определенные защитные механизмы от повреждений. Среди них — суженное субарахноидальное пространство, стабилизация микротрубочек в нейронах лобной доли, а также сужение шейных вен.