Фото №1 - От татей до убивцев: 5 отпетых преступников Российской империи
Фото №2 - От татей до убивцев: 5 отпетых преступников Российской империи

Николай Радкевич, серийный убийца

1888–1916 гг.

Будучи подростком, Радкевич проходил обучение в Аракчеевском кадетском корпусе и имел все шансы стать офицером. Однако судьба распорядилась иначе: в 14 лет Николай влюбился в 30-летнюю вдову, которая вскоре бросила юного любовника, оставив ему на память букет неизлечимых венерических заболеваний. Этот инцидент значительно повлиял на психику Радкевича: юноша решил, что миссией его жизни станет очищение мира от развратных женщин.

Переехав в Санкт-Петербург, Радкевич начал убивать проституток. Помимо четырех жриц любви жертвами Радкевича стали гостиничный коридорный, заподозривший неладное, и горничная, которая показалась Николаю слишком красивой для этого мира.

Убийца не отличался особой аккуратностью в действиях, поэтому его довольно быстро арестовали. После принудительного содержания в психиатрической лечебнице на Пряжке Радкевича приговорили к каторге. Впрочем, туда он так и не попал: сокамерники убили его еще на этапе.

Яков Кошельков, налетчик, убийца

1890–1919 гг.

Фото №3 - От татей до убивцев: 5 отпетых преступников Российской империи

Любовь к воровскому делу Яков Кошельков (он же Кузнецов) унаследовал от отца, налетчика-рецидивиста. К 1917 году юноша уже проходил по сибирским полицейским сводкам в статусе опытного вора-домушника, имевшего несколько судимостей. Решив расширить поле криминальной деятельности, Яков переехал в Москву, где после очередного ареста получил кличку «Неуловимый»: он совершил живописный побег, расстреляв конвоиров из пистолета, который передали ему подельники в буханке хлеба.

В столице Кошелькову быстро удалось сколотить собственную банду, члены которой успешно устраивали налеты на московские предприятия и крали автомобили (в начале XX века украсть машину было гораздо сложнее, чем сейчас: ее для начала надо было найти, ведь машин было совсем немного). Под Рождество, 6 января 1919 года, банда угнала автомобиль, предварительно изъяв все ценные вещи у пассажиров и запугав их до полусмерти. Кошельков и в этот раз ушел бы от наказания, если бы не один нюанс: одним из пассажиров оказался политический деятель по имени… Владимир Ильич Ленин.

Полгода работники Московской чрезвычайной комиссии охотились на Якова, но он всякий раз уходил от преследования, оставляя за собой горы трупов — как чекистов, так и членов собственной банды. Наконец, 26 июля знаменитый налетчик попал в засаду и погиб в перестрелке.

Николай Савин, аферист, вор

1855–1937 гг.

Фото №4 - От татей до убивцев: 5 отпетых преступников Российской империи

В 1874 году 19-летний корнет Савин оказался фигурантом громкого дела о краже великим князем Николаем Константиновичем бриллиантов из Мраморного дворца. Корнет состоял в романтических отношениях с американской аферисткой и танцовщицей Фанни Лир, ради соблазнительной иностранки князь и пошел на преступление. Каким-то магическим образом фамилия Савина не фигурировала в документах о бриллиантовом деле.

В 1880-х Савин провернул грандиозную аферу, пообещав военному министерству Италии поставку российских лошадей для нужд армии. Получив деньги, он бежал в Россию, где в начале 1890-х был осужден за другое мошенничество и отправлен в Томскую губернию. Из ссылки Савин опять бежал, на этот раз в США, где и прожил почти десять лет под романтичной фамилией «де Тулуз-Лотрек Савин». Получив американское гражданство, аферист отправился служить и в Европу вернулся в составе американского экспедиционного корпуса.

В 1911 году Савин попытался провернуть очередную аферу, выдавая себя за претендента на болгарский престол, но его разоблачили и выслали в Россию. Шесть лет Николай провел в ссылке в Иркутске и освободился лишь после революции. Зная, что на Западе многие осведомлены о его аферах, Савин отправился покорять Японию и Китай. Умер он в Шанхае в полной нищете, но зато в достойном 82-летнем возрасте.

Фото №5 - От татей до убивцев: 5 отпетых преступников Российской империи

Игуменья Митрофания, мошенница

1825–1899 гг.

Параскева Розен родилась в знатной семье: ее отец был генералом и героем Отечественной войны 1812 года, а мать — графиней. К совершеннолетию девушка была назначена фрейлиной при дворе императрицы, но вскоре поменяла свое решение и поступила послушницей в Алексеевский монастырь, приняв монашеское имя в честь патриарха Митрофана. Карьера амбициозной и энергичной Митрофании развивалась стремительно, и уже к 36 годам женщину возвели в сан игуменьи и доверили ей управление Владычным монастырем.

Побывав главой Петербургской и Псковской общин сестер милосердия, Митрофания решила приступить к постройке здания Владычно-Покровской общины в Москве. Однако большую часть монастырских денег игуменья вложила в личные коммерческие проекты. Проекты оказались провальными, и Митрофании пришлось искать иные источники финансирования стройки.

Предприимчивая игуменья начала подделывать векселя и долговые расписки. Благодаря махинациям с поддельными бумагами Митрофания «заработала» более полутора миллионов рублей, но, когда слухи о ее сомнительной мирской деятельности дошли до властей и подтвердились, была арестована и отправлена в ссылку.

Федор Ковалев, массовый убийца

Фото №6 - От татей до убивцев: 5 отпетых преступников Российской империи

Ковалев принадлежал к общине старообрядцев, проживавшей на Терновских хуторах в Приднестровье. Накануне всероссийской переписи населения 1897 года члены общины поддались массовой истерии. Духовный лидер общины старица Виталия сообщила, что участие в переписи равноценно проставлению на себя печати антихриста и что лучший выход из ситуации — уйти из жизни.

С декабря 1896 по февраль 1897 года старообрядцы, отслужив поминальный обряд и облачившись в саваны, спускались в выкопанные ямы, которые снаружи закладывались кирпичом и закапывались. Поскольку самоубийство считалось страшным грехом, жители хутора решили доверить процесс закладки Ковалеву, который работал каменщиком. Таким манером Ковалев заживо замуровал почти три десятка человек, включая собственную 22-летнюю жену, двух малолетних дочерей, мать и сестер.

В апреле 1897 года Ковалева арестовали и по приказу Николая ll отправили в монастырскую тюрьму, чтобы скрыть подробности преступления от широкой общественности. На фоне общей неразберихи 1905-го Ковалев вышел из заключения, повторно женился и стал отцом еще трижды. Новую жену и детей он закапывать не стал.

Использованы материалы Maximonline.ru