В поисках легендарной страны Беловодье

Русские деревни на Алтае стали образовываться беглыми крестьянами, которые считали своим долгом сохранить правую божью веру. Церковные реформы патриарха Никона в 50–60-е годы XVI века вызвали сильное сопротивление у верующих, преимущественно находящихся в крепостной зависимости крестьян. Предписания об изменении обрядов и священных текстов и последующее принуждение привели к массовым бегствам в поисках мест, где можно было скрыться и «спасти истинную веру», которую они унаследовали от предков.

В начале XIX века среди народа стали распространяться рукописные   сочинения — легенда о некоем Беловодье. Стране с белыми реками и кисельными берегами, где царит благочестие и благоденствие, где нет гонений и где человек может трудиться и молиться в мире и справедливости.

Маршруты вели через Уймонскую долину, окруженную Теректинским и Катунским хребтом. Катунский хребет покрыт лесами, Теректинский — более оголенный. В лесах водится зверь, а на территории самой долины плодородные почвы. Многочисленные притоки рек Катуни, Усть-Коксы, Мульты, образуют водный лабиринт.

Так, регион Алтая стал одним из центров, в котором староверы нашли убежище и возможность свободной жизни для себя и своих потомков. Горы, которыми покрыта территория, стали надежным укрытием.

Первые же упоминания о Куяче, месте проживания старообрядцев–поморцев (переселившихся с территорий Белого моря), датируются XIX веком. Еще такие семьи живут в Уймонской долине республики Алтай. Там они занимают гораздо более обширную территорию, которая теперь выделяется в отдельный район.

Культура старообрядцев построена на глубокой связи с природой. На это повлияли история самого переселения. Для того чтобы основать поселения на Алтае, семьи и дворы переселенцев преодолевали расстояния в тысячи километров из европейской части России, на это уходили десятки лет.

Молитвы, многодетство и ручной труд: как живут старообрядцы в алтайской глубинке (фоторепортаж)
Культура старообрядцев построена на глубокой связи с природой…
Фото
Надежда Арешина, из личного архива

Сменялись поколения, многие не выживали, основывали временные поселения. С собой они перевозили лишь самое необходимое — священные книги, кресты и иконы. Вот почему их культуру отличает не только соблюдение религиозных обрядов, но сила и устойчивость, способность жить в природных условиях, чуткость, наблюдательность.

Потомки тех, кто когда-то искал страну благоденствия, верят, что Беловодье можно построить в своей собственной жизни. 

В семье 10 детей — и каждый уникален

«Золотая чаша», так предположительно переводится название села Куяча. Путь туда проходит по труднопроходимой дороге, возможно, оттого и особенно притягательным становится это место. Терпение и время необходимы, чтобы не только проехать по дороге на авто, но и навести и подготовить внутренние мосты для восприятия нового.

67 км по грунтовой дороге от села Алтайское, считающегося районным центром. Впервые я побывала в Куяче на конной прогулке, которые время от времени проводит один из старших сыновей Огневых, Иван. Так я и познакомилась с этой радушной старообрядческой семьей, которая полностью сохранила старый уклад жизни. Он заключается не только в совершений молений и ритуалов, но и в семейной преемственности и общности, натуральном хозяйстве, быте и устройстве дома.

Я почувствовала особый дух семьи. Как будто что-то очень важное и ценное было единым для всех. И в тоже время — каждый уникален…

В семье 10 детей. У каждого, помимо общих дел, индивидуальное — по интересу: плетение веревок, ковка по металлу, разведение пчел, изготовление кожи, тренировка лошадей. Братья и сестры не стремятся уехать в крупные села или города. Трое старших братьев живут в домах по соседству с родительским.

В настоящее время семья Огневых — одна из нескольких семей в Куяче, до сих пор исповедующих «истинную» веру и сохранивших традиционный уклад жизни. Многократные ежедневные молитвы, многодетство, уважение и почитание старших, соблюдение поста, ручной труд и изготовление вещей своими руками, чуткое отношение к природе.

Молитвы, многодетство и ручной труд: как живут старообрядцы в алтайской глубинке (фоторепортаж)
Сбруя для лошади. Весь процесс изготовления сбруи — от вымачивания кожи до декорирования — произведен сыновьями в семье Огневых. Крест сделал Иван
Фото
Надежда Арешина, из личного архива

Религиозные службы в семье проводятся самостоятельно, поскольку они не принимают священство («беспоповцы»). В Куяче нет ни часовни, ни церкви.

Дом…

Изба Огневых стоит на окраине деревни. С стороны ее «подпирает» высокий холм с растущими на нем березами, а с другой окаймляет длинная полоса ручья.  Если пройти вдоль этого ручья, можно увидеть баню. Пройдешь дальше — отыщешь настоящие кладовые земляники.

Молитвы, многодетство и ручной труд: как живут старообрядцы в алтайской глубинке (фоторепортаж)
Агафья на кухне родительского дома
Фото
Надежда Арешина, из личного архива

Переселяясь на другие земли, старообрядцы сохранили,  помимо религиозных принципов, традиции крестьянской архитектуры, в том числе организации жилого пространства дома. Однокамерный сруб — изба. Изба-пятистенок — прямоугольная постройка, которая разделялась поперечной стеной на две неравные части: избу и горницу. Изба-связь — трехкамерный дом с двумя поперечными стенами, соединяющими две клети, клеть с печью — изба, другая крайняя клеть — горница, средняя — неотапливаемые «сени».

У Огневых изба-пятистенок, с «подклетом» — помещением, устраиваемым под корпусом дома, под землей. Там находится печка.

Во дворе дома слышны звуки колокольчиков и фырчание лошадей, привязанных к стволам деревьев. Стрекот насекомых и интенсивное палящее солнце окружают со всех сторон и словно вырывают из упорядоченного и привычного течения времени.

Можно прогуляться до лога Батунный. Сразу за домом, с левой стороны, открывается широкая дорога уже за деревню, в холмистые горы. Дорога идет сначала вдоль горной реки Куяча, которая пересекает и саму деревню, затем по холмам, покрытым низкой травой вперемешку с густым лиственным лесом. Меж холмов путь пролегает по высокой траве.

Молитвы, многодетство и ручной труд: как живут старообрядцы в алтайской глубинке (фоторепортаж)
Лог Батунный — стоянка-пастбище старообрядческой семьи
Фото
Надежда Арешина, из личного архива

Лог Батунный находится в 12 км от основного дома в селе Куяча, добраться до этого места возможно только на лошадях. Летом отец семейства с младшими сыновьями живут здесь, пасут овец, заготавливают сено на зимний период.

Зимой на стоянке живет старший сын Иван. В небольшом деревянном доме помещаются полати на трех человек, стол и табуретка, камелёк. В углу помещена полка с иконами, подсвечником, и лампой-керосинкой. Вся мебель изготовлена собственноручно из дерева.

В тени нескольких деревьев стоит палатка из деревянных палок прикрытая шкурами. Там глава семьи старообрядцев, Павел Михайлович, хранит продукты и использует это место, как более всех сохраняющее холод. Немного поодаль можно увидеть место для вымачивания, сушки кожи.

На обед на столе, расположенном на улице, выложена пища. Творог, мед, отвар из чаги и заваренный зеленый чай, бульон с крупными кусками баранины в большой кастрюле, белый хлеб, клубника. После обеда Павел Михайлович с сыновьями Григорием и Никифором выходят за дом, еще выше, на поле. Там они косят траву. С вершины этого холма видны все угодья «золотой чаши».

У Григория и Никифора — у каждого — свое любимое дело: плетение веревок и обработка кожи. «Рукоделием» они занимаются в первой половине дня. А вечером, когда стемнеет, хозяин лога Батунный зажигает в избе свечи. С сыновьями они совершают вечернюю молитву.

…и люди

Молитвы, многодетство и ручной труд: как живут старообрядцы в алтайской глубинке (фоторепортаж)
Анастасия и Дмитрий
Фото
Надежда Арешина, из личного архива

Дмитрий — средний сын Огневых, он работает учителем физкультуры в средней школе. Анастасия занимается ведением домашнего и приусадебного хозяйства. Молодые супруги проживают в отдельном доме рядом с родительским.

Молитвы, многодетство и ручной труд: как живут старообрядцы в алтайской глубинке (фоторепортаж)
Кирилл с чучелами лисы у своего дома в Куяче
Фото
Надежда Арешина, из личного архива

В летнее время младший сын Огневых Кирилл живет с матерью в доме, пока старшие в логу Батунном заготавливают сено на зиму и пасут овец.

Молитвы, многодетство и ручной труд: как живут старообрядцы в алтайской глубинке (фоторепортаж)
Михаил на вершине горы Плешивая
Фото
Надежда Арешина, из личного архива

Со своей женой и четырьмя детьми Михаил проживает в селе Куяча рядом с родительским домом. Он занимается пасекой и подсобным хозяйством. В горы братья ходят на охоту и собирают травы для чая и лечебные.

Молитвы, многодетство и ручной труд: как живут старообрядцы в алтайской глубинке (фоторепортаж)
Павел Михайлович и Евгения Семёновна с сыновьями Никифором и Григорием
Фото
Надежда Арешина, из личного архива

Павел Михайлович много говорит о человеке, о духовных ценностях. О разделении человека и природы. Человек исключил себя из жизни на территориях заповедников, и это искусственно. Люди не обращают внимания на себя…

Человек — часть природы. Но сейчас он настолько себя не любит, что его деятельность привела к неестественным ограничениям, запретам, разделению. Самое главное — человеку полюбить в себе человека…

Молитвы, многодетство и ручной труд: как живут старообрядцы в алтайской глубинке (фоторепортаж)
Саша. Одна из 10 детей в семье Огневых
Фото
Надежда Арешина, из личного архива

Агафья учится в школе, после окончания хочет поступать в колледж физической культуры. Тема спорта одна из связующих в семье.

Отец, Павел Михайлович, когда проходил службу в армии, профессионально занимался биатлоном. В Куяче же все в семье зимой катаются на лыжах. Это одно из любимых занятий зимой. Лыжи изготавливают сами — вырезают из дерева.

Молитвы, многодетство и ручной труд: как живут старообрядцы в алтайской глубинке (фоторепортаж)
Валентина. Замужем за старшим сыном семьи Огневых — Михаилом
Фото
Надежда Арешина, из личного архива

Михаил с Валентиной воспитывают четверых детей, занимаются разведением пчел и приусадебным хозяйством. Валентина рассказывает, что в ее родительской семье более свободные порядки старообрядческой веры. Они следуют принципу «в основе всего — любовь».

Однако в семье ее супруга Михаила она поддерживает более строгие принципы. Считает, что необходим именно обряд — одного религиозного чувства недостаточно. Через обряд на тело воздействуют дух и душа. В ином случае тело может не только не подниматься наверх, к небу, но и тянуть вниз дух и душу.