Аватара буддизма: правда и мифы о легендарном японском принце Сётоку
Деревянная статуя принца Сётоку в музее Гимет (Guimet Museum)
Фото
PHGCOM (CC BY-SA 3.0) / Wikimedia Commons

Принц Сётоку: аватара буддизма

Принц Сётоку 聖徳太子 (574–622) стал одним из первых обожествленных персонажей японской мифологии. Он жил и умер примерно за столетие до написания самой ранней из известных нам хроник и прославился тем, что принял буддизм — на тот момент новую для Японии религию.

Однако к середине VIII века, когда сложился миф, преувеличивающий его молодость и силу, принца стали считать не просто одним из первых японцев, принявших буддизм, а духовным хранителем этой веры на всем архипелаге.

Ко времени эпохи Хэйан принц Сётоку стал объектом поклонения в качестве провозвестника буддистского учения, и даже сегодня многие слышали о его магической власти и религиозной значимости как первого японского поборника буддизма.

Имя Сётоку означает «Святая добродетель». Согласно «Нихон сёки», изначально его звали иначе, а благочестивое прозвище принц принял в конце жизни. При рождении принца назвали Умаядо 厩戸 (буквально Дверь конюшни), он был сыном императора Ёмэя 用明 (540–587, прав. 585–587).

Также будущий буддист известен как Камицумия 上宮. Его отец Ёмэй был вторым из четырех детей Киммэя, первого исторически достоверного правителя Японии. Ёмэй вступил на престол после старшего брата Бидацу 敏達 (538–586, прав. 572–585), однако вскоре заболел и умер. Поскольку у обоих братьев было немало сыновей, принц Умаядо не считался одним из первых в линии престолонаследия.

Аватара буддизма: правда и мифы о легендарном японском принце Сётоку
Принц Сётоку (в центре), изображенный с двумя сыновьями
Фото
Wikimedia Commons

Умаядо был известен своим умом, но в «Нихон сёки» крайне мало говорится о его детстве. Когда он подрос, при дворе разразилась схватка между древним кланом Мононобэ 物部, сторонниками древних ритуалов и почитания местных ками, и кланом Сога 蘇我, иммигрантами с континента, принесшими в страну буддизм.

Споры обернулись коротким и ожесточенным военным конфликтом. Согласно «Нихон сёки», Умаядо, еще подросток, задался вопросом, может ли клан Сога обеспечить себе победу исключительно военной силой. По собственному почину он срезал ветви китайского сумаха (Rhus chinensis, яп. нурудэ) и украсил ими образы Четырех небесных царей, божеств-стражей буддизма. Принц закрепил образы у себя в прическе, и эта магия защитила силы Сога, позволив им одержать победу.

Сога, продвигавшие в Японии буддизм, доминировали при императорском дворе с 580-х до 640-х годов, и принц Умаядо вошел в число их главных союзников. После смерти отца трон перешел к другому сыну Киммэя, императору Сусюну 崇峻 (умер в 592-м, прав. 587–592), который скончался, не оставив наследников.

Поскольку никто из сыновей Бидацу и Ёмэя еще не достиг взрослого возраста, вдова Бидацу, бывшая к тому же и его сводной сестрой, а значит, особой императорской крови, вступила на престол как императрица Суйко (554–628, прав. 593–628) и стала первой достоверно известной женщиной — правителем Японии.

Когда принц Умаядо повзрослел, Суйко назвала его преемником, и принц при своей тете был скорее регентом, чем просто формальным наследником.

В «Нихон сёки» говорится, что Умаядо отдавал приказы и вершил суд, всегда проявляя исключительную честность. Совместно с буддистскими монахами и монахинями он создал на средства императорского дома целую сеть храмов, два из которых и сегодня относятся к числу самых знаменитых: Ситэнно-дзи в Осаке и Хорю-дзи в городе Икаруга, в префектуре Нара.

Он составил «Законоположения в семнадцати статьях». Хотя этот документ и не был конституцией в современном смысле слова, но именно он впервые в истории дал японскому двору систему базовых законов, зафиксированных в письменном виде.

Любого из этих действий хватило бы, чтобы имя принца осталось в истории, а с учетом всех трех надо признать, что он и при жизни стал образцом религиозной и государственной доблести. Именно это обеспечило ему посмертное имя Сётоку, широко известное вплоть до наших дней.

Принц умер в 622 году, на семь лет раньше тети-императрицы, так и не вступив на престол. Его детей убили в результате дворцового переворота, так что прямых потомков не осталось. С политической точки зрения он мало повлиял на дальнейшее развитие событий.

Аватара буддизма: правда и мифы о легендарном японском принце Сётоку
Мандала Тэндзюкоку Сючо, созданная в память о смерти Сётоку (622 год н.э.)

История, сохранившаяся в «Нихон сёки», — единственный подробный рассказ о жизни принца, написанный до того, как он стал религиозным символом. Умаядо умер за девяносто восемь лет до того, как была составлена хроника, и никаких записей из его собственного времени не сохранилось.

В версии «Нихон сёки» есть явные преувеличения, и самое примечательное из них — текст «Законоположения в семнадцати статьях»: в нем заметны анахронизмы и термины, которые никак не могли быть в употреблении ранее периода Нара.

Однако в «Нихон сёки» принц предстает обычным человеком, при всех его выдающихся талантах и благочестии. Но уже в конце VIII века, примерно через поколение после создания «Нихон сёки», принц Сётоку стал почитаться в буддистских храмах почти как божественная фигура. Он воплощал ключевые религиозные ценности, хотя никогда не был священником, а поскольку так и не стал императором, ему не могли припомнить ошибок, да и потомков, способных подпортить его репутацию, не осталось.

В итоге его стали почитать как одного из главных поборников буддизма в ранней Японии. И к началу IX века легенды об исключительном уме, чистоте и благих силах Сётоку стали затмевать реальную историю принца Умаядо.

Аватара буддизма: правда и мифы о легендарном японском принце Сётоку
Принц Сётоку в 14 лет в образе буддистского пилигрима
Фото
Wikimedia Commons

Согласно «Дзёгу Сётоку тайсиден хокэцуки», жизнеописанию принца, составленному в XI веке, он был благословлен еще до своего рождения. К двум годам он прочитал весь буддистский канон и мог отменно читать сутры. Его ум и совершенное понимание буддистской теологии поражали всех окружающих. Во снах его посещала фигура из золотого сияния, открывавшая секреты магии и буддистского учения.

Эти явления вдохновили Сётоку возводить буддистские памятники по всей Японии. Храм Ситэнно-дзи, посвященный Четырем небесным царям, он построил в благодарность за магическую помощь в войне между Сога и Мононобэ. Исполнив обет возвести храм, принц приобрел еще больше благодати.

«Дзёгу Сётоку тайсиден хокэцуки» — это лишь первый из нескольких схожих текстов о принце, созданных в эпоху Хэйан. Каждый следующий добавлял что-то новое к легенде о Сётоку, например рассказ о том, как принц во снах предвидел значение буддизма для Японии, как проявлял способности распознавать истинную личность незнакомцев.

Одна знаменитая история восходит к «Нихон сёки».

Как-то раз принц Сётоку выехал из дворца вместе с несколькими спутниками и вдруг увидел на обочине нищего. Свита принца не обратила на бродягу никакого внимания, но Сётоку спустился с коня и приветствовал его как равного себе. Он позвал нищего отправиться с ним, но тот был почти мертв от голода и неспособен двигаться.

Свита была в ужасе, когда принц снял плащ и прикрыл тело несчастного, пожелав ему хорошо отдохнуть. Вернувшись к себе, Сётоку послал людей разыскать нищего, но тот уже умер.

Тогда принц приказал возвести вокруг тела могильную насыпь и запечатать гробницу. Через несколько дней он снова собрал своих людей и сказал им, что тот нищий был бессмертным мудрецом. Он послал слугу к могиле и получил подтверждение, что могила открыта изнутри и пуста.

Только принц Сётоку сумел распознать в бродяге такого же мудрого человека, как он сам.

Культ принца Сётоку достиг расцвета в эпохи Хэйан и Камакура (1185–1333). Молитвы, обращенные к его духу, считались особенно действенными для избавления от болезней и бедствий. Хотя он и не был самым почитаемым буддистским божеством, сохранилось немало священных изображений Сётоку.

К XI веку сложилась традиция представлять принца ребенком двух лет или совсем младенцем, с детской прической из двух хвостиков. Такие статуи не были основными объектами поклонения в храмах, куда приходили для поклонения буддам и бодхисаттвам.

Аватара буддизма: правда и мифы о легендарном японском принце Сётоку
Принц Сётоку в 2 года, эпоха Камакура, Япония
Фото
Daderot / Wikimedia Commons
Аватара буддизма: правда и мифы о легендарном японском принце Сётоку
Принц Сётоку в детстве
Фото
Fæ / Wikimedia Commons

Однако, как и многие другие образы прославленных мудрецов и основателей буддистских школ, изображения Сётоку часто стояли в нишах или небольших молитвенных павильонах.

Сегодня культ Сётоку нельзя назвать широко распространенным в Японии, но как историческая фигура принц очень знаменит. Многие элементы его культа — например, подробности земной жизни — в наши дни сопоставляются с текстами «Нихон сёки» или даже новейшими археологическими находками, относящимися к эпохе, в которую он жил.

В ХХ веке портрет Сётоку не раз помещали на банкноты. Он стал и героем популярных манга, в том числе «Принц Страны Восходящего Солнца» (Хи идзуру токоро но тэнси, 1980–1984): в ней принц владеет магией, но с моральной точки зрения оказывается весьма неоднозначным и сексуально девиантным персонажем, который манипулирует всеми вокруг, что приводит к трагическому исходу.

Принц Сётоку

  • Его имя означает «Святая Добродетель», рожден как принц Умаядо, сын императора Ёмэя (прав. 585−587)

  • Служил регентом при своей тете, правящей императрице Суйко (прав. 593−628); считается составителем первого письменного свода законов, принятого при японском дворе

  • Обожествлен японскими буддистами к IX веку; расцвет его культа пришелся на XII−XIV века

  • Говорили, что в возрасте двух лет он прочитал весь буддистский канон; часто изображается ребенком двух лет

  • Сверхъестественные видения побудили его возвести буддистские памятники, некоторые из них сохранились до наших дней

Отрывок из книги Джошуа Фридмана «Японские мифы. От кицунэ и ёкаев до „Звонка“ и „Наруто“». М.: Издательство Манн, Иванов и Фербер (МИФ), 2022.

Аватара буддизма: правда и мифы о легендарном японском принце Сётоку

Читайте книгу целиком

Иллюстрированный путеводитель по фантастическому миру японских мифов: краткое изложение ключевых историй и рассказ о том, как японская мифология менялась с течением времени.

Японские мифы имеют долгую историю. Древнейшие верования, официальные религии и внешние влияния сплетались воедино, формируя уникальную систему представлений о мире.

Джошуа Фридман, специалист по древней японской культуре, предлагает проследить за развитием японской мифологии век за веком и увидеть ее во всей глубине и многообразии.

Оборотни-кицунэ, призраки-юрэй, водяные драконы, горные ведьмы — всех этих существ можно встретить в современном аниме, манга, сериалах и компьютерных играх. Мифология и по сей день остается источником силы, питающим японское общество и искусство. Понять японскую мифологию — значит лучше понять Японию и японцев.