Как только люди научились запускать в космос искусственные аппараты, перед ними встал важный вопрос, над которым раньше задумывались лишь писатели-фантасты: какие земные или внеземные законы должны действовать за пределами нашей планеты?

Фото №1 - Кодекс Вселенной: перспективы космического права
Межгалактическая станция «Альфа» из фильма «Валериан и город тысячи планет». 2017 год

С точки зрения права человечество, выйдя в космос, попадало в область неведомого. Накопленные цивилизацией правовые принципы до сих пор регулировали шарообразный мир, на поверхности которого можно было провести границы. Для бесконечного пространства космоса эти механизмы уже не годились. При этом космические корабли во внеземное пространство отправляли земные государства, и в космосе оказывались граждане конкретных стран, часто с воинскими званиями вооруженных сил этой страны. Покидая пределы Земли, они не теряли этой связи.

Космос общий

Первый вариант общих принципов космического права был сформулирован Декларацией Генеральной Ассамблеи ООН в 1962 году. В частности, эта декларация определяла, что государства, запускающие в космос какие-либо объекты, сохраняют над ними свою юрисдикцию, так же как и над их экипажем. Иными словами, советский космонавт оставался советским гражданином вне зависимости от того, сколько раз он облетел вокруг Земли и где именно приземлился.

Государство, запустившее космический корабль, несло полную ответственность, если этот запуск причинил ущерб другому государству. Кроме того, провозглашалось, что любые небесные тела и космос вообще не подлежат «национальному присвоению посредством провозглашения суверенных прав или оккупации». Иными словами, никто не должен провозглашать Луну или другие планеты своими, долетев до них, а военная оккупация Луны будет считаться незаконной.

Для большей обязательности предложенные правила необходимо было закрепить договором. Этот документ, подготовленный в 1966 году Комитетом ООН по космосу, известен как Договор о космосе. В 1967-м его подписали США, Великобритания и Советский Союз. Договор действует до сих пор и является основным документом, которым должны руководствоваться земляне, отправляясь в космос. В нем изложены общие представления о том, что сыновьям и дочерям Земли можно, а что ни в коем случае нельзя делать за пределами нашей планеты.

Если использовать почтенные термины римского права, космос является res communis, то есть общим достоянием. Похожий статус на Земле имеют открытые океанские воды: они не принадлежат кому-либо конкретно, но при этом каждый имеет право ими пользоваться. При ином юридическом регулировании космос и находящиеся в нем тела могли бы считаться res nullis, то есть «ничьей вещью», права на которую может заявить каждый. Но ни США, ни Советский Союз, шедшие тогда в космической гонке практически ноздря в ноздрю, оказались не заинтересованы в таком развитии событий и вряд ли могли убедить остальные страны, что такой подход справедлив.

Впрочем, по отдельным поводам попытки разделить космос не прекращались. Это касается особенно ценных и дефицитных пространств — участков околоэкваториальных орбит, необходимых для размещения геостационарных спутников связи. Часть этих участков (слотов) разделены между государствами мира вне зависимости от их способности выводить на орбиты собственные спутники. Это приводило к прецедентам, когда небольшие Тихоокеанские государства просто «сдавали в аренду» свои орбитальные слоты. В 1976 году несколько государств, расположенных возле экватора, даже заявили, что участки геостационарной орбиты над их странами должны считаться их суверенным ресурсом. Впрочем, великие державы оставили эту дерзкую заявку без всякого внимания.

Останутся наши следы

Покоряя новые рубежи собственной планеты, европейцы издавна водружали флаги своих стран, после чего земли превращались в колонии или предмет кровопролитных войн. Эта привычка въелась в сознание, а потому, отправляя первые миссии к небесным телам, страны снабжали аппараты своей государственной символикой.

Уже на борту советской станции «Луна-2», первого космического аппарата, достигшего в 1959 году Луны, находилось два стальных шара, собранных из 72 пластин с выгравированными советскими гербами, пятиконечными звездами и надписями «СССР». Снабжение экспедиций своими символическими значками стало традицией. Наверное, самый известный пример — американский флаг, водруженный на Луне в 1969 году. Традиция существует и поныне: в 2008 году, отправляя к Луне свою первую миссию «Чандраян-1», Индия закрепила на ударном зонде пластины с флагом и гербом страны. Израильский лунник «Берешит», так и не сумевший совершить мягкую посадку, нес в себе цифровой текст Торы, воспоминания жертв холокоста и флаг Израиля.

Однако, кажется, национальные амбиции землян все же не простираются в космос на бесконечное расстояние. Межзвездные зонды «Вояджер-1» и «Вояджер-2», запущенные в 1977 году за пределы Солнечной системы, несли зашифрованные послания внеземным цивилизациям. Никаких флагов и гербов в «Вояджерах» нет. Среди прочего капсула заключает пластинку с записью речи, в которой президент Картер ясно говорит: хотя «Человечество все еще разделено на отдельные нации и государства, но страны быстро идут к единой земной цивилизации».

Фото №2 - Кодекс Вселенной: перспективы космического права
Вымпелы советской станции «Луна-2». 1959 год

Неделимая Луна

Луна давала поводы для дополнительных правовых вопросов. В отличие от космического пространства вообще, которое можно лишь преодолевать и исследовать, это крупное и наиболее достижимое небесное тело могло представлять экономический интерес. На Луне есть ресурсы, которые можно разрабатывать, — к примеру, изотоп гелия, способный стать источником энергии.

Сразу после успешной лунной миссии США Комитет ООН по космосу занялся разработкой общих принципов эксплуатации Луны и других небесных тел. Здесь, однако, прийти к устраивающему всех консенсусу не удалось. Одной из причин неудачи стала норма, на включении которой в Договор о Луне настаивали развивающиеся страны: спутник Земли объявлялся «общим наследием человечества». Как бы странно ни звучали претензии человеческого рода на «наследственные права» по отношению к внеземному небесному телу (которое, что бы ни говорил герой «Записок сумасшедшего», все-таки не изготовил бочар из Гамбурга), фактически эта норма означала одно: тот, кто будет разрабатывать богатства Луны, должен делиться прибылью или самими ресурсами.

И США, и особенно Советский Союз отнеслись к появлению этого принципа с большим скепсисом. В итоге, хотя Договор о Луне и был подготовлен в 1979 году и формально вступил в силу в 1984-м, ни одна ведущая космическая держава не сочла нужным его подписать. Так что хоть люди Земли и договорились, что Луна и другие планеты не должны никому принадлежать, общего понимания, как обустраивать на Луне хозяйство, все еще нет.

В отношении освоения Луны (а в будущем и других небесных тел) США сейчас предлагают собственный вариант регуляции. С 2020 года странам предлагается присоединяться к проекту Artemis, направленному на строительство лунной базы и эксплуатацию Луны. Присоединившимся странам обещаны выгодные контракты. Artemis не отменяет Договор о космосе, не устанавливает суверенитет над Луной и вообще демонстрирует готовность учитывать чужие интересы. Однако в случае реализации главным распорядителем проекта окажутся Соединенные Штаты, которые исключат «мировое сообщество» в виде ООН из обсуждения, как и кто будет разрабатывать Луну. Кроме того, проект не предполагает как-либо делиться добытым с человечеством: каждый участник получит свою долю в зависимости от вклада.

Россия, получив предложение присоединиться к проекту, отклонила его. Китаю присоединяться даже не предлагали. Так что нельзя исключать того, что если эксплуатация Луны все-таки начнется, то разные страны будут осуществлять ее на основе разных правил, признавая лишь общие принципы Договора о космосе.

Фото №3 - Кодекс Вселенной: перспективы космического права
Сцена битвы за Луну между космическими войсками ООН из фильма «Железное небо». 2012 год

Неизвестные проблемы «Аполлона-13»

«Хьюстон, у нас проблема» — эту фразу, сказанную командиром космического корабля «Аполлон-13» Джеймсом Лоуэллом, знают во всем мире. Лоуэлл произнес ее 13 апреля 1970 года на третьи сутки полета, когда после выхода на орбиту сильный взрыв в лунном модуле вывел из строя автоматическое управление.

С этого момента и до успешного приводнения прошло еще четыре дня, которые вошли в историю как самый драматичный эпизод лунных миссий. Однако пилоту Джону Свайгерту пришлось серьезно поволноваться еще задолго до аварии. Крайним сроком уплаты в США является 15 апреля, но американские астронавты могут рассчитывать на ту же отсрочку, что и прочие экспаты: автоматическую до 15 июня и дополнительную в случае долгого отсутствия до 15 октября. Свайгерт изначально не должен был входить в основной экипаж, он заменил Томаса Маттингли, попавшего на карантин из-за краснухи.

Из-за предполетной спешки Свайгерт не успел уведомить налоговое ведомство о своем отсутствии на Земле в период уплаты налогов, поэтому сразу после вылета 11 апреля 1970 года связался с Хьюстоном. Согласно расшифровкам NASA , его радиосообщение звучало так: «Эй, ребята, я сейчас не шучу. Все произошло слишком быстро, и мне нужна налоговая отсрочка. У меня нет с собой бумаг для подтверждения, и это чертовски серьезно».

Видимо, пока одна команда Хьюстона искала способы вернуть поврежденный корабль не Землю, другая пыталась убедить Налоговое управление, что авария — не уловка, чтобы избежать штрафа.

Фото №4 - Кодекс Вселенной: перспективы космического права
Экипаж «Апполона-13»

Уголовный космос

Выходя в космос, человек не теряет своей человеческой природы. Наряду с полезной совместной деятельностью люди могут наносить друг другу вред или совершать не одобряемые обществом действия. Это ставит вопрос о том, какое уголовное право может действовать в космическом пространстве.

Какое-то время этот вопрос вполне разрешался общим Договором о космосе: каждая страна сохраняла юрисдикцию над запущенным в космос объектом и его экипажем. Однако вскоре страны начали осуществлять проекты с участием многонациональных команд, и ситуация усложнилась.

При строительстве Международной космической станции в межправительственном соглашении, которое регулирует ее деятельность, пришлось записывать особый пункт об уголовном праве, действующем на станции. По этому соглашению Россия, США, Канада, государства ЕС и Япония, которые являются совместными владельцами станции, могут применять национальное уголовное право к своим гражданам, находящимся на борту. Однако если, например, американец повздорит на борту МКС с россиянином или японский космонавт похитит имущество из европейского модуля и спрячет в российской лаборатории, ситуация усложняется. Тогда пострадавшая сторона вправе требовать гарантий, что гражданин другой страны, совершивший преступление на МКС, будет наказан по всей строгости национальных законов. Если таких гарантий не предоставлено, право судить космического преступника получает страна, чьи граждане или имущество пострадали.

Соглашение об МКС может служить основанием для выдачи преступника, даже если между государствами нет соглашения об экстрадиции. Впрочем, прямых обязательств выдавать орбитальных уголовников в документе нет. И уж тем более непонятно, как на практике будет выглядеть подобная космическая экстрадиция. Должны ли, скажем, российские космонавты принудительно забирать с собой в спускаемый блок провинившегося члена экипажа из другой страны? Или процесс по старинке совершат на Земле уже после возвращения? Хочется надеяться, что записанная норма все-таки останется лишь символом человеческой предусмотрительности и нужда в ее применении никогда не возникнет.

Курьезным случаем, который мог открыть список космических уголовных дел, было обвинение американской астронавтки Энн Макклейн. В 2019 году ее супруга Саммер Уорден (пара находилась в тот момент в состоянии тяжелого развода) обвинила Макклейн в том, что она каким-то образом получила незаконный доступ к их общему банковскому счету с борта Международной космической станции. Если бы это обвинение было доказано, можно было бы говорить о первом зарегистрированном преступлении, совершенном из космоса, хотя и касающемся скучных земных дел. Однако расследование показало, что никаких противозаконных действий Макклейн не совершала, а ее к тому времени бывшая супруга Уорден сама оказалась под судом по обвинению в клевете.

Фото №5 - Кодекс Вселенной: перспективы космического права
Сцена из фильма «Железное небо». 2012 год

Куда землянину податься?

Развитие частных космических инициатив, и особенно появление столь амбициозных проектов, как план Илона Маска по созданию силами компании SpaceX самостоятельной колонии на Марсе, также побуждает задаться юридическими вопросами. Все же до последнего времени почти всю деятельность в космическом пространстве вели непосредственно государства. Если же частная компания построит на далекой планете поселение для людей, вопрос о том, по каким законам будут жить эти люди, кажется отнюдь не отвлеченным.

Сам Маск предпочел радикально обострить этот вопрос. В проект пользовательского соглашения создаваемой Илоном Маском спутниковой группировки Starlink , которая в случае успеха должна обеспечить человечество доступом к интернету, в прошлом году был вставлен примечательный пассаж. В нем утверждается, что Starlink будет руководствоваться законами США и штата Калифорния, но лишь на околоземной и окололунной орбите, а также на самой Луне. Марс же компания считает свободной планетой, на которую не распространяется суверенитет ни одного правительства Земли. Все марсианские законы и правила должны установить будущие жители планеты.

Хотя Starlink пока не протягивает интернет на Марс и толком не запустил его даже на Земле, а сам проект соглашения не имеет никакой юридической силы, любое слово, исходящее от Илона Маска, оказывается удачным поводом поговорить о будущем. По сути, глава SpaceX предлагает подходить к Марсу как к «ничьей земле», где переселенцы, как на берегу Массачусетса в XVII веке, могут устанавливать законы в соответствии со своей верой и представлениями о справедливости. Учитывая при этом, что отправлять людей на Марс и организовывать их жизнь будет частная компания, все оказывается слишком похоже на либертарианскую утопию.

К счастью, возможностей для ее реализации не так много. Пока правительства стран Земли признают Договор о космосе, никаких «свободных планет» в подлунном и залунном мире не предусмотрено. Американская компания подчиняется законам США, как бы далеко она ни отправила свои корабли и экипажи. Наверное, это немного скучно, но зато страхует от безрассудных экспериментов вдали от колыбели человечества.

ФОТО: GETTY IMAGES (1)

Материал опубликован в журнале «Вокруг света» № 3, апрель 2021