Зачем граждане выходят на митинги, рискуя сесть в тюрьму? Почему обычно спокойные и не очень сильные люди вступают в драки с хулиганами, пытаясь защитить от них незнакомую девушку? Оказывается, это совсем не блажь, а врожденное и необходимое для выживания качество.

Фото №1 - Чужая душа: справедливости ради

Люди не любят несправедливость. С незапамятных времен этот факт очевиден для обывателей, а вот ученые долго сомневались в его реальности. Подозрения, что народная мудрость не ошибается, появились после того, как раз за разом стали давать сбой красивые экономические теории, основанные на соображении, что люди — исключительно рациональные существа и в любых условиях стремятся к максимальной выгоде. И действительно, видя явную несправедливость — например, когда любимчику начальства за ту же работу платят в 1,5 раза больше, — человек готов поступиться пусть меньшим, зато гарантированным доходом, устроить скандал и уволиться. Такое поведение свойственно представителям самых разных национальностей и социальных страт. Другими словами, ученые обнаружили, что нетерпимость к несправедливости — универсальное свойство Homo sapiens .

Но это явно противоречит здравому смыслу: действия, снижающие шансы на выживание (сохранение чувства собственного достоинства не поможет победить врага или достать еду), закрепиться в эволюции не могут. Просто потому, что склонные к ним индивидуумы имеют меньше шансов оставить потомство. Однако такое поведение типично для людей. Теоретики предполагали, что дело в побочных эффектах большого человеческого мозга, который научился порождать сложные абстракции вроде морали и теперь страдает от этого. Но убедительного объяснения не было. До тех пор, пока в 2003 году работавший в США биолог Франс де Вааль не доказал: нетерпимость к несправедливости вовсе не уникальное свойство человека.

ЭКСПЕРИМЕНТ
Время собирать камни

Фото №2 - Чужая душа: справедливости ради

Фото №3 - Чужая душа: справедливости ради

Фото №4 - Чужая душа: справедливости ради

Фото №5 - Чужая душа: справедливости ради

Двум обезьянам-капуцинам экспериментатор предлагал передавать камушки в обмен на кусочек огурца. Смышленые звери охотно выполняли задание и были вполне довольны своей «работой». В какой-то момент исследователи стали награждать одну из обезьян не огурцами, а куда более вкусными виноградинами — за ту же работу. Поначалу вторая обезьяна принималась передавать камушки с удвоенным энтузиазмом, надеясь, что ее старания оценят, но по-прежнему получала огурец, в то время как соседке раз за разом доставался виноград. Тогда обделенный капуцин начинал бунтовать: зверь кричал, стучал в стенки вольера, кидался в экспериментаторов огурцами, протестуя против явной несправедливости. В «честных» опытах животные отказывались передавать ученым камушки лишь в 5% случаев. В «нечестных» доля отказов вырастала до 50% и даже больше, если исследователи кормили обезьяну-напарницу виноградом просто так, когда она не выполняла никакого задания.

Эксперименты де Вааля с обезьянами-капуцинами привели к неожиданным результатам: бунтуя против несправедливого распределения благ, животные лишались не только потенциального лакомства, но и реального поощрения — простой еды. И это опять-таки выглядит нелогично, ведь получить хоть что-то лучше, чем ничего. Но лишь на первый взгляд и если смотреть на сиюминутное благополучие отдельного индивида. В долгосрочной перспективе неприятие несправедливости оказывается более выгодным для животных как группы. Приматы — социальные существа, и взаимодействие с соседями значительно повышает шансы на выживание сообщества. Поощрение несправедливости приведет к тому, что в какой-то момент все блага сосредоточатся в руках (или лапах) нескольких самых сильных особей, а большая часть окажется на грани вымирания. Такая группа неизбежно проиграет конкурентам, у которых все члены стаи сыты и довольны жизнью.

Люди точно так же, как и капуцины, склонны протестовать против несправедливости, однако способны терпеть ее гораздо дольше, чем глупые эмоциональные обезьянки. Дело в том, что более развитый мозг человека научился придумывать разнообразные объяснения — очень обоснованные и взвешенные, разумеется. Кроме того, происходящее можно не замечать, оправдывать или почти убедить себя, что ничего плохого на самом деле нет. Кажется, что таким образом мы бережем себя, не нарываясь на неприятности. Но наука говорит нам, что все ровно наоборот: закрывая глаза на несправедливость, мы как раз увеличиваем шансы оказаться в самом плачевном положении.

Иллюстрация: Владимир Капустин
Фото: AFP / EAST NEWS

Материал опубликован в журнале «Вокруг света» № 10, октябрь 2019