Пальцевые следы — это не только рисунок папиллярных линий. Сегодня отпечатки готовы выдать всю подноготную преступника: его пол, возраст, дурные привычки и любимый гель для бритья.

Фото №1 - Наука: дело с отпечатками

Представим, что весть о таинственном убийстве потрясла графство: владелец старинного поместья сражен пулей в собственной библиотеке. У нескольких подозреваемых есть мотив и нет алиби. Впрочем, всем любителям детективов давно понятно, что преступник — дворецкий. Доказать это помогут новые технологии и старые верные отпечатки пальцев.

Прирожденные улики

Кто бы ни был таинственным убийцей и когда бы ни начали складываться его преступные наклонности, отпечатки пальцев стали формироваться у него еще в утробе матери, на 3–4-м месяце развития. В этот период средний соединительный слой кожи, дерма, растет быстрее, чем окружающие ткани, и образует складки. На срезе они напоминают сосочки (папиллы), поднимающиеся в поверхностный слой эпидермиса. Случайные удары о стенки матки, пуповину и собственные части тела придают этим складкам уникальный рисунок, а последующий рост эпидермиса фиксирует его навсегда. Это единственные в нашей жизни прикосновения, которые сами оставляют отпечатки на пальцах: к шестимесячному возрасту уже можно различить узоры, которые будут сопровождать человека всю жизнь.

Фото №2 - Наука: дело с отпечатками

Внутренние складки тканей увеличивают площадь контакта между разными слоями кожи, позволяя поддерживать интенсивный обмен веществ. Протоки потовых желез вьются между бугорками и выходят на поверхность кожи, повторяя складчатый рисунок дермы. Поэтому узор восстановится и после повреждения, если только оно не затронуло внутренних слоев кожи. Линии эпидермиса повышают его тактильную чувствительность, в сотни раз усиливая слабые вибрации пальца при скольжении по шершавой поверхности. Но для сыщиков такой след — ценная улика, и мы находим ее прямо на убитом. Кто же оставил этот отпечаток?

Фото №3 - Наука: дело с отпечатками

Надежные свидетельства

Представления о том, что папиллярный рисунок уникален и позволяет надежно идентифицировать личность, бытовали с весьма почтенных времен, и некоторые властители заверяли документы отпечатком пальца или ладони. Но в XIX веке, когда дело дошло до дактилоскопии, полицейским понадобились более весомые свидетельства тому, что папиллярный узор не повторяется и пригоден для идентификации любой подозрительной личности. Обосновать это удалось Фрэнсису Гальтону, кузену и единомышленнику Чарлза Дарвина. Гальтон собрал огромную картотеку, не встретив ни одного повторяющегося отпечатка, выделил основные черты узоров и подсчитал, что вероятность их совпадения ничтожно мала.

В самом деле, за полтора века криминалистам не попадалось двух людей или пальцев с полностью идентичными отпечатками, а ведь нехватки в образцах они никогда не испытывали. Полицейские картотеки так обширны, что для поиска по ним были созданы специальные методы, относящие все узоры к той или иной группе, в зависимости от тех или иных деталей. С распространением компьютеров и электронных баз данных нужда в таких формулах отпала, и они были отправлены в почетную отставку. Нам, например, понадобились считаные минуты, чтобы снять подозрительный отпечаток и доказать, что он принадлежит дворецкому. Однако тот клянется, что оставил его уже после убийства, обнаружив тело хозяина. Неужели мы зашли в тупик?

Фото №4 - Наука: дело с отпечатками

Состав преступника

По счастью, рисунок папиллярных линий — это даже не половина информации, которую способны извлечь из отпечатка криминалисты. Ведь следы, оставленные выделениями потовых желез, — это водный раствор, насыщенный солями, липидами и белками. Список этих веществ так же индивидуален, как и узор на пальце. Чувствительные инструменты позволяют идентифицировать их буквально в следовых количествах. «При классических методах анализа вся эта информация теряется», — говорит профессор Имперского колледжа Лондона Сергей Казарян. Несколько лет назад ученый представил новый метод анализа отпечатков пальцев, основанный на спектроскопии нарушенного полного внутреннего отражения. Несмотря на сложное название, принципы, лежащие в основе этого подхода, вполне просты.

Любая молекула поглощает и рассеивает только определенные фотоны падающего на нее света, частицы с подходящей энергией. И у каждой молекулы свой набор таких энергий — спектр, который зависит от ее состава, строения и состояния. Чтобы выяснить спектральный состав отпечатка, его переносят на подложку, кристалл с высоким показателем преломления. Луч, проходя сквозь такой кристалл под углом, отразится от его границы. Лишь небольшая часть фотонов долетит до образца и потеряется в нем. По их нехватке в выходящем луче мы можем вычислить точные спектральные характеристики отпечатка. Используя целый массив миниатюрных детекторов, команда Казаряна научилась сканировать пальцевые следы и получать детальные «химические фотографии». Регистрируя остатки липидов, они позволяют восстановить даже старый и стертый отпечаток или разделить несколько, наложившихся друг на друга.

Фото №5 - Наука: дело с отпечатками

«В новом руководстве для полиции, которое опубликовало министерство внутренних дел Великобритании, наш метод описывается в числе продвинутых технологий для сбора и анализа пальцевых следов», — говорит Сергей Казарян. Действительно, такой «химический отпечаток» раскрывает не только рисунок папиллярных линий, но и портрет подозреваемого. Продукты метаболизма наркотиков и алкоголя, котинин — производное никотина, выдающее курильщика, — следы лекарств и антидепрессантов, лубриканта презервативов, геля для бритья (иногда вплоть до конкретной марки) — все это можно определить уже сегодня. Недаром вскоре следователь собрал всех в гостиной: анализ обнаружил в отпечатке следы пороха. Похоже, что на этот раз дворецкому не отвертеться.

Разматывая нить

Как получить отпечатки пальцев и что из них можно узнать

Фото №6 - Наука: дело с отпечатками

Фото: SPL / LEGION-MEDIA, ALAMY, IMAGE SOURCE / LEGION-MEDIA, SPL / LEGION-MEDIA, GETTY IMAGES, ALAMY / LEGION-MEDIA

Материал опубликован в журнале «Вокруг света» № 1, январь 2019 г.