Мир детских (и не только) сказок полон невероятных героев. Для биолога или инженера крайне интересна задача — представить создание «оттуда», функционирующее по законам нашего мира. В «Вокруг света» фантазии оживают

Что мы знаем о Тянитолкае? Это чудо природы где-то во время странствий нашел Айболит (а на самом деле, кстати, — доктор Дулитл из романа Хью Лофтинга), оно «крайне редкое» (ну еще бы!) и у него две головы. На классических рисунках к разным изданиям «Айболита» это вполне обычная антилопа (или лама), которая и часа не смогла бы выжить с двумя равноценными центрами принятия решений (то есть двумя комплектами мозгов). Давайте попробуем себе представить, на что на самом деле должно быть похоже такое животное, чтобы оставаться жизнеспособным хотя бы на протяжении одной книжки.

Придумать реалистичную анатомию Тянитолкая нелегко. Самое простое — сделать одну голову выделительной: в конце концов, мы, позвоночные, и так относимся к вторичноротым. У вторичноротых в период зародышевого развития на месте первичного рта (бластопора) образуется анальное отверстие, а собственно рот независимо появляется в передней части тела. Но это решение не очень аппетитно, и мы предлагаем вам две другие модели.

Модель 1

Полупаразит

Почему мы вообще решили, что Тянитолкай — млекопитающее? Хью Лофтинг не утверждал со всей определенностью, что Тянитолкай антилопа или ее родственник. Так что мы вполне можем представить вариант фантастического существа. Две главных проблемы в описании тянитолкаев — естественно, «а как там с выделением» и «кто главный» из этих голов. Но если Тянитолкай не млекопитающее, то в таком случае зад в его привычном понимании совсем необязателен. У кишечнополостных и плоских червей пищеварительная система — «просто мешок», так что и поглощение, и выделение непереваренных остатков происходит через ротовое отверстие. Следовательно, у тянитолкаев может быть два независимых «пищеварительных мешка», никак не связанных, — с двух сторон тела. Такое пищеварение может быть эффективным только в случае непрерывного питания и/или достаточно высококалорийной пищи (кстати, помните, в сказке Тянитолкая успешно соблазняли медовыми пряниками).

Дополнительный обмен веществ, скорее всего, происходит через кожу: наши животные поглощают питательные вещества всей или почти всей поверхностью тела (если не удалось найти крупный источник органики, которую надо перемалывать зубами). В этом случае тянитолкаи почти обязаны быть водными животными, это, кстати, позволит и облегчить пищеварение, ведь есть им придется в основном планктон. Но дышат они все же воздухом, так что, хотя это и фантастические создания, а не ближайшая родня земных амфибий, общие черты с земноводными у них есть. У каждой половины существа только одна пара конечностей — передняя; задняя атрофировалась и при движении в воде фактически не нужна. Две головы функционируют относительно независимо: по очереди пребывают в состоянии сна, и «конфликта интересов» не происходит. Размножается партеногенезом.

Фото №1 - Две головы лучше

Пищеварение

Примитивное, пища через ротовые отверстия поступает в два пищеварительных мешка, остатки выделяются через отверстия в брюшной части тела.

Вторая голова

Существует независимо от первой, находится в состоянии сна около половины суток. Центральная нервная система совместная и в каждый данный момент управляется только одной головой.

Кожа

Представляет собой добавочный «порт ввода» для внутреннего метаболизма: существо впитывает с ее помощью растворенные питательные вещества.

Конечности

Задние конечности отсутствуют. Есть две пары передних, каждая из них является ведущей в зависимости от того, какая голова бодрствует.

Модель 2

Сросшиеся любовники

Если предположить, что Айболит (или доктор Дулитл) нашел Тянитолкая в саванне и что это вовсе не фантастическое земноводное, а нормальное позвоночное млекопитающее, то появляется вот такая схема: полупаразитический самец, сросшийся телом с крупной самкой. Если подобное существо вам кажется фантастическим, обратите внимание, скажем, на рыб-удильщиков, которые так и живут (и это не единственный пример). Тогда ноги у зверя «нормальные», передние и задние, а не две пары передних, и направление движения задается без проблем.

Самца мы закрепим сзади, как раз поближе к репродуктивной системе. При срастании кровеносные и частично нервные стстемы объединяются; при этом животные остаются высокоразвитыми, поэтому самец не просто паразит, но собственными мозгами анализирует обстановку. Он охраняет от опасности, как бортстрелок в бомбардировщике, бодает врагов и т. д. В сказке, кстати, сказано, что головы спят по очереди, что стыкуется с их частичной независимостью. Обосновать этот вариант можно генетической близостью тянитолкаев (такая встречается у гепардов, например). И сложностью поиска партнера в опасных условиях, притом что встречаются тянитолкаи редко. В обычных условиях самец и самка рождаются отдельно, живут очень скрытно, из защиты у них только рога (так себе оружие), вероятность встречи партнера невелика. Поэтому есть смысл в буквальном смысле слова закрепить самку за собой навсегда. Самцы реагируют на феромоны самки и буквально залезают сверху. Кто первым успел, тот и прирастет. При этом только в случае слияния особи выживают, поскольку при половом созревании у самок подавляется иммунный ответ — эту функцию на себя берут самцы на первых порах. После объединения все ненужное подвергается аутофагии и используется как источник питания для пары, желудок и кишечник самца отчасти редуцируются, отчасти преобразуются для иммунных функций.

Фото №2 - Две головы лучше

Кровеносная система

Общая, как и сердце, — несколько увеличившееся в размерах с момента слияния для питания двух головных мозгов.

Желудок и кишечник

Сильно редуцированы, исполняют фактически только иммунную функцию, пища не перерабатывается, но выход в ротовую полость сохранился.

Конечности

Обычный набор передних и задних конечностей копытного.

Вторая голова

Практически единственное, что осталось в ходе редукции от полноценного организма самца. Привыкла к подчиненной роли, может бодрствовать вместе с головой самки.

Анальное отверстие

На привычном для всех млекопитающих месте, прикрыто пышным хвостом, поэтому самец не слишком страдает от соседства.

Родовые пути

Там же, где анальное отверстие. Тянитолкай зачинает детенышей сам от себя и рожает их обычным для млекопитающих способом.

Иллюстрации: Владимир Капустин

Материал опубликован в журнале «Вокруг света» № 2, февраль 2016