В американской визе Маяковскому много раз отказывали — мешала слава «революционного горлопана». Чтобы достичь-таки берегов США, ему пришлось притвориться художником

Фото №1 - Владимир Маяковский: тайная любовь в Нью-Йорке
Владимир Маяковский в Нью-Йорке

Роскошь и сухой закон


Людмила Томашевская, экскурсовод в Нью-Йорке:

«В Нью-Йорке Маяковский поселился на одной из самых дорогих улиц — Пятой авеню. Дом не сохранился. На его месте 17-этажный апарт-отель с необычной кладкой — кирпичи разного цвета имитируют игру теней (дом № 1).

Видимо, в Нью-Йорке Маяковскому попался не очень хороший экскурсовод. Иначе как объяснить, что поэт допустил неточность? В стихотворении «Бруклинский мост» он писал: «Отсюда безработные в Гудзон кидались вниз головой». Мост перекинут через пролив Ист-Ривер — он хоть и соединяется с Гудзоном, но все-таки является отдельным водным пространством.

Русский квартал, где гуляли Маяковский с Элли Джонс, это не Брайтон-Бич. В то время эмигранты селились в Вашингтон-Хайтс. Теперь здесь живет их дочь Елена Владимировна Маяковская (урожденная Патриция Томпсон). Тут по-прежнему много русских, есть забавный продовольственный магазин «Москва-на-Гудзоне».

Большинство джазовых клубов, где мог бывать Маяковский, не сохранились. О временах сухого закона и дансинга 20-х годов XX века напоминает театр «Аполло» и заново открытый в 1978 году знаменитый «Коттон клуб». Он переехал на 125-ю улицу».

В 1925 году Маяковский решает взять Штаты измором и покупает билет до Мексики. Три недели в ожидании парохода он проводит в Париже, где получает серебряную медаль Художественно-промышленной выставки за свои рекламные плакаты и теряет все деньги — у него украли бумажник с 25 000 франков. Маяковский обратился за помощью в Торгпредство СССР в Париже. Госиздат выдает аванс за 4-томное собрание сочинений — 2000 рублей (около 21 000 франков). 21 июня поэт садится в первый класс парохода «Эспань» и после 17 дней плавания прибывает в Веракрус, а оттуда на поезде в Мехико, где продолжает визовые хлопоты. На этот раз сообщает американскому консульству, что он не поэт, а художник, благодаря чему визу наконец дают.

Найти квартиру в Нью-Йорке помогает давний знакомый Исайя Хургин — представитель советско-американского торгового общества «Амторг».

В первый же день Маяковский звонит поэту Давиду Бурлюку. Вместе они нагуляли по Нью-Йорку не один десяток километров. Купленные в Париже подбитые сталью ботинки Маяковского «громыхают» и по Пятой авеню, и по Гарлему, и по Бронксу, и по Бродвею. В Нью-Йорке Маяковский дает семь концертов. Каждый раз залы переполнены, собирается до 2000 зрителей. Английского языка Маяковский не знает. В кармане его пиджака листочек с единственной фразой, которую он может произнести по-английски, с извинением за то, что не пожимает руку, когда здоровается. Делать это ему мешает навязчивая брезгливость (здоровался за руку поэт не со всеми). Несмотря на незнание языка, Маяковского постоянно куда-то приглашают. В гостях поэт знакомится с Элли Джонс (20-летней русской эмигранткой) и просит ее «составить компанию, чтобы купить подарки жене». Следующие два месяца Маяковский встречается с Элли каждый день. На людях называет ее только по имени-отчеству или миссис Джонс, так как она еще замужем, хотя и живет отдельно от супруга. Гуляют, ездят в зоопарк в Бронкс, обедают в недорогих заведениях, много времени проводят в бильярдных на 14-й улице (Маяковский отлично играл и был азартен), а вечерами в кабаре Гарлема слушают джаз. Несколько уик-эндов Маяковский и Элли проводят в рабочем кемпинге «Нит Гедайге» на берегу Гудзона. «Мы целуем — беззаконно! — над Гудзоном ваших длинноногих жен…» Но идиллия быстро заканчивается. Лиля Брик в телеграмме просит «деньгов» на итальянский курорт. Маяковский отправляет ей 950 долларов и остается без средств. Беспокоит поэта и новость о странной гибели Исайи Хургина. Он утонул в озере вместе с Эфраимом Склянским — бывшим заместителем Троцкого. Нью-йоркская диаспора усмотрела в этом «длинные руки ГПУ».

И хотя Маяковский мог пробыть в Америке три месяца, он садится на пароход. Домой возвращается на самой дешевой койке. Перед отъездом тратит последние доллары на Элли — покупает ей шерстяное платье и дешевое пальто (в Нью-Йорке похолодало), оплачивает комнату на месяц вперед и осыпает ее кровать незабудками… 15 июня 1926 года Элли родила дочь Хелену Патрицию. Маяковский увидится с ней лишь однажды — летом 1928 года, в Ницце. На память о ней и ее матери у него остались две фотографии…

ГЕОГРАФИЯ

Нью-Йорк Владимира Маяковского

Фото №2 - Владимир Маяковский: тайная любовь в Нью-Йорке
Бруклинский мост

Бруклинский мост (Brooklyn Bridge ). Соединяет Бруклин с Манхэттеном. Построен в 1883 году. В то время он был самым длинным висячим мостом в мире. В 1950-х на мосту пришлось обновить систему поддержки, после чего он выдерживает более серьезную нагрузку. Однако коммерческий транспорт и пассажирские автобусы по нему все равно не ездят

Фото №3 - Владимир Маяковский: тайная любовь в Нью-Йорке
Театр «Аполло» (The Apollo Theater), 253 W 125th St.

Театр «Аполло» (The Apollo Theater ), 253 W 125th St. Это не столько театр, сколько концертный зал. С 1934-го в штате театра есть так называемый палач — он выгоняет со сцены не понравившихся публике музыкантов -любителей. В 2005 году здание полностью реконструировали

Фото №4 - Владимир Маяковский: тайная любовь в Нью-Йорке
17-этажный апарт-отель, 15th Ave NY 10037

17-этажный апарт-отель , 15th Ave NY 10037. Изначально здание строили как отель, поэтому правило об ограничении этажности жилых домов на него не распространилось. Соседние здания значительно ниже, благодаря чему из окон прекрасный вид на город

Фото: LITTLENY / SHUTTERSTOCK.COM, HTTP://UNTAPPEDCITIES.COM

Материал опубликован в журнале «Вокруг света» № 3, март 2014