Мушкетеры Суэца

01 октября 2006 года, 00:00

Ближневосточный Суэцкий кризис 1956 года справедливо считается одной из поворотных точек Новейшей истории. Быстротечный военный конфликт стран, кровно заинтересованных в контроле над многострадальной водной артерией, рассекающей Африку и Азию по «синайскому шву», стал испытанием для Египта, вызовом для Израиля, редчайшим случаем единодушия между Советским Союзом и Америкой и — агонией двух великих империй прошлого — французской и британской. Ни одна из них так и не оправилась от последствий кризиса. После Суэца на мировой сцене остались только две сверхдержавы.

Ровно в 17.00 29 октября 1956 года несколько самолетов со звездами Давида на фюзеляжах неожиданно появились над перевалом Митла в Синайской пустыне, всего в 64 км от Суэцкого канала. Небо запестрело куполами раскрывающихся парашютов. Батальон 202-й десантной бригады, которой командовал полковник Ариэль Шарон, без труда захватил тактически важный пункт. Остальная часть бригады, всего пару часов назад готовившейся к войне с иорданцами, ускоренным маршем перешла египетскую границу и устремилась на помощь своим товарищам. Молодому, амбициозному, чуть полноватому командиру и его солдатам было решительно все равно, с кем из двух противников воевать: и тот, и другой — смертельные враги еврейского государства, которому еще и десяти лет не исполнилось…

Примерно в это же время в Лондоне, на Даунинг-стрит, 10, премьер-министр Великобритании сэр Энтони Иден резким движением поднял трубку телефонного аппарата. Он ждал уже несколько часов, но новостей пока не поступало. Иден боялся подвоха, не доверял израильтянам и не разделял энтузиазма французов. «Они в Митле», — коротко доложил секретарь на том конце провода. Сэр Энтони глубоко вздохнул и поудобнее устроился в кресле.

В Париже премьер-министр Франции Ги Молле широко улыбался: все шло как раз по его плану.

И наконец, в Каире египетский президент Гамаль Абдель Насер тоже звонил — своему другу и советнику Мухаммеду Хейкалю: «Израильтяне высадились в Митле. Но ведь там никого нет! Они воюют с песками и тенями. Ничего не понимаю…»

Война на Синае началась.

Среди песков и теней: от фараонов до виконта

Идея соединить Средиземное и Красное моря судоходной артерией не нова. Более того, подобная артерия существовала еще во времена фараонов: тогдашний канал вытекал из Нила на восток. С упадком Древнего Египта он, правда, пришел в запустение и был восстановлен лишь в 642 году пассионарными арабами-мусульманами. К 776-му пассионарности поубавилось, и его протоку снова засыпали.

Но о ней не забывали... В XVI веке ее планировали восстановить турки, во время наполеоновской египетской экспедиции 1799 года — инженеры будущего императора. Но только в 1854 году энергичный французский дипломат, виконт Фердинанд де Лессепс, получил у правителя Египта Саида-паши концессию на строительство того канала, который мы знаем и которым пользуемся сегодня. Лессепс основал «Всеобщую компанию Суэцкого канала» и лично возглавил строительство. Египет приобрел 44% акций компании, 53% продали во Франции, еще 3 — в других странах. Событие вышло мирового значения: к торжественному открытию канала 17 ноября 1869 года знаменитый Джузеппе Верди даже написал по заказу египетского хедива (правителя под османским протекторатом) оперу «Аида».

Спустя десять лет предприимчивый виконт со спокойным сердцем отправился по аналогичному делу в противоположное полушарие — «разрезать» Панамский перешеек. А вот и без того слабую экономику Египта непомерные расходы подорвали, и этим немедленно воспользовалось британское правительство, в 1875 году купившее у Исмаила-паши (по его собственной просьбе) национальную долю акций за 4 миллиона фунтов стерлингов. «Фараоновых потомков» практически полностью отстранили от управления каналом и лишили львиной доли прибылей, а через несколько лет — права на последние оставшиеся у них 15 доходных процентов выкупила Франция. «Всеобщая компания Суэцкого канала», расположенного исключительно на египетской территории, стала сугубо англо-французским предприятием. Хотя безусловно одно: без денег англичан и французов египтяне вряд ли осилили бы такой грандиозный проект, а свои проценты Исмаилпаша уступил далеко не за символическую сумму.

Бремя белых на Суэце

…А в 1882 году «для верности» в зону канала вошли и регулярные британские войска, причем «временная оккупация» «по-английски» продлилась почти на 75 лет. За это время Суэцкая «протока» стала главной торговой артерией Британской империи. Поистине ее значение для Альбиона было огромно: узкая полоска воды, в те времена длиной 175 километров, соединила метрополию с африканскими колониями, Индией, Австралией и Новой Зеландией. Теперь отпала наконец необходимость плавать вокруг мыса Доброй Надежды! По Суэцкому каналу «потекла» в Европу почти вся ближневосточная нефть. Контроль над ним обеспечивал флоту Ее Величества подавляющее стратегическое преимущество над любым противником: турками, итальянцами, немцами, русскими. Неудивительно, что впоследствии, во время обеих мировых войн, англичане специальной отдельной задачей ставили защиту Суэца. В ХХ веке «править морями» для Британии в большой степени означало владеть каналом. Для других европейских стран, в первую очередь для Франции, канал тоже представлял большую ценность. А вот в экономике США он играл тогда мизерную роль, примерно ту же, что Панамский для той же Англии или России. Для удовлетворения своих геополитических аппетитов Америка не нуждалась до поры до времени в «связке» Средиземного и Красного морей. Однако после Первой мировой правила международной игры изменились: заканчивалась эра колониализма, «политики канонерок» и неограниченной эксплуатации «диких туземцев», а бремя белого человека оказалось слишком тяжелым в носке и дорогостоящим. В Азии и Африке вовсю поднимали голову национализм и коммунизм. Франция и Британия, великие империи-победительницы, все еще крепко держались на ногах, но содержать и защищать завоеванное им становилось все сложнее. «Временно оккупированный», хоть и независимый формально, Египет не составил исключения: в стране началось активное движение против британского влияния, вскоре принявшее ярко выраженную прогерманскую окраску. Как бы ни было нам трудно это понять, Гитлер и Муссолини стали кумирами арабского мира и, кстати, во многих местах остаются ими.

Британия всячески пыталась избежать конфронтации. В 1936 году в лучших традициях коронной «политики умиротворения» она даже обязалась вывести солдат из зоны Суэцкого канала — всего через какие-то 20 лет. Собиралась ли, не собиралась ли?.. Но многие в британской политической элите были недовольны даже таким «капитулянтством на словах» (до Мюнхенского соглашения оставалось всего два года). Одним из недовольных был тогдашний министр иностранных дел и будущий премьер-министр сэр Энтони Иден.

  
Канал состоит из северной и южной частей, разделенных Большим Горьким озером
Канал без кризиса
Суэцкий канал (по-арабски — Кана ас-Сувайс) находится на западной границе полуострова Синай, имеет в длину 193 км и в самой узкой своей части равен 300 м. Этот искусственный морской канал тянется по территории Египта между Порт-Саидом на Средиземном море и Суэцем на Красном (в Суэцком заливе). Перемещение судов по каналу между Европой и Азией возможно в двух направлениях — с севера на юг, и наоборот. До открытия этой артерии товары зачастую сгружали с судов и перевозили по суше, где загружали на суда уже в «целевом» водоеме. Бесшлюзовый канал, расположенный на уровне моря, состоит из двух основных частей, разделенных природным Большим Горьким озером. Строительство канала обошлось создателям в два раза дороже, чем предполагалось, — более 400 миллионов франков. Зато довольно скоро он начал приносить доход, который в 2005 году составил 3,24 миллиарда долларов. В 2005-м канал прошли 18 700 судов — около 10% мирового корабельного «трафика». Проход судна оценивается в среднем из расчета 5,2 доллара за тонну (c яхты — 7 долларов за тонну) плюс оформление документов (около 135 долларов). Ныне через Суэц проходит более полусотни кораблей в день. Судну требуется от 11 до 16 часов, чтобы пересечь по каналу Африку на скорости около 8 узлов, спасающей берега канала от эрозии (на низкой скорости суда не «гонят волну»). Суэц — второй по протяженности судоходный канал в мире после российского Беломоро-Балтийского (227 км), открытого 64 годами позже. Третье место в списке занимает канал Волга-Дон (100 км), запущенный в 1952 году. Суэцкий канал пропускает ныне суда водоизмещением более 200 000 тонн с осадкой до 19 м (планируется реконструировать канал к 2010 году так, чтобы в него проходили корабли с осадкой 22 м, в частности супертанкеры). В 1980 году под водной артерией появился дорожный туннель, а в 1999-м его пересекла линия электропередач. Вдоль всего западного берега Суэцкого канала тянется железная дорога.

Авантюризм полковника Насера

Примерно в те же военные и первые послевоенные годы в непосредственной близости от Суэца, в Палестине, всерьез схлестнулись арабы и евреи. Кровавая борьба между двумя семитскими народами все разгоралась, и в ноябре 1947 года Генеральная Ассамблея ООН попыталась «унять» ее разделом Святой земли на два государства. Евреи согласились, арабы отказались…

Как бы то ни было, в мае 1948-го на карте появился Израиль. В тот же день Египет, Ливан, Сирия, Иордания и Ирак объявили новорожденному государству войну. Малочисленная, но лучше подготовленная, энергичная и инициативная еврейская армия, в которой сражалось множество ветеранов Второй мировой, серией коротких эффективных наступлений наголову разбила противников. А вот арабское государство в Палестине не было создано — Иудею и Самарию аннексировала Иордания, Египту досталась Газа.

Унизительное и неожиданное поражение явилось шоком для всего арабского мира, но, естественно, от мысли уничтожить Израиль арабы не отказались, а начали активно готовиться к следующему «раунду». Египет блокировал евреев с моря — береговая батарея в Рас-Нусрани, на южном берегу Синайского полуострова, взяла на прицел выход из порта Эйлат в Красное море. И естественно, суда под флагом с шестиконечной звездой обычно не допускались в Суэцкий канал…

На Синае тем временем полным ходом шла война между египетскими партизанами и англичанами, расквартированными в зоне канала. Да и в самой египетской армии с каждым днем все росло недовольство и зазвучали призывы к перевороту. Одним из видных деятелей в недавно разбитой израильтянами египетской армии был молодой полковник Гамаль Абдель Насер. Он и его товарищи, называвшие себя «Свободными Офицерами», в июле 1952-го захватили власть в стране, низложили короля и создали новое правительство. В апреле 1954-го верховные полномочия окончательно перешли к харизматику Насеру. Идеалист и демагог, говорящий о возрождении египетского величия в фараоновых масштабах, он явно оказался для разочарованной и беспокойной нации «тем, кем надо». Его почитали, ненавидели и в первую очередь смертельно боялись за границей.

Конфликт с Францией и Британией был неизбежен. В Алжире арабские повстанцы из Фронта национального освобождения вели долгую и кровопролитную войну с французами, считавшими Алжир неотъемлемой частью своей империи, а ярый противник европейского колониализма Насер всеми силами поддерживал алжирцев. Британцы с тоской думали о том дне, когда им придется уйти из Суэца. Американскую администрацию пугали воинственность и авантюризм арабского лидера. Кроме того, в Вашингтоне опасались, что он пойдет на сближение с Хрущевым, и тогда Египет превратится в стратегический советский форпост на Ближнем Востоке. Опасения эти подтвердились в сентябре 1955-го, когда стало известно о покупке насеровским правительством большой партии советского оружия: 300 танков, 200 реактивных истребителей МиГ-17, 50 бомбардировщиков… Баланс сил на границах Азии и Африки стремительно менялся.

  
Израильские солдаты с бельгийскими 7,62-мм штурмовыми винтовками и с пистолетом-пулеметом «Узи». Сектор Газа, октябрь 1956 года
Суэцкий кризис: ход военных действий
После того как высадившиеся на Синае 400 израильских десантников не встретили практически никакого сопротивления египтян, они окопались и стали ждать подкрепления. Остальную часть их бригады вместе с полковником Шароном в срочном порядке перебросили с иорданской границы. Войдя на полуостров, последние устремились навстречу товарищам. Постоянное напряжение и долгие тренировки войск дали себя знать: пушки «начали стрелять сами», обманный маневр удался. Утром 30 октября египетская авиация атаковала захваченный перевал Митла, однако нанесла при этом израильтянам минимальный урон. В тот же день в воздушном бою над перевалом израильские «Мистэры» сбили несколько египетских МиГ-15. Примерно в то же время десантники Шарона героически боролись… с собственной техникой. Грузовики, бронетранспортеры и танки бригады, недавно полученные от французов, оказались крайне плохо приспособленными к движению по камням и пескам Синая. Оставляя за собой шлейф из поломанных машин, «шароновцы» достигли позиций своих сослуживцев-парашютистов вечером 30-го. По пути десантники без больших усилий захватили египетские укрепленные пункты Эт-Тамада, Нахль и Эль-Кунтилла. У небольших египетских гарнизoнов не было никаких шансов противостоять прекрасно обученной бригаде. В ответ насеровское командование отправило навстречу израильтянам части II пехотной бригады. Несмотря на четкий приказ не предпринимать никаких наступательных действий, Шарон рвался в бой. Утром 31 октября под предлогом «разведки местности» две роты его десантников появились неподалеку от египетских позиций. Как и ожидалось, противник открыл огонь. Неожиданно для бравого израильского полковника бой оказался тяжелым и кровопролитным. Только после 7 часов перестрелки евреи сумели сломить обороняющихся. В этом совершенно бессмысленном со стратегической точки зрения кровопролитии они потеряли 38 человек убитыми и 120 ранеными. Египетские потери составили 150—200 человек. Тем временем в Центральном секторе Синая 38-я дивизионная группа израильских войск получила приказ прорвать хорошо укрепленную линию обороны египтян и двигаться к Суэцкому каналу по одной из немногих шоссейных дорог полуострова. В ночь на 30 октября израильтянe пересекли границу и после недолгого боя заняли город Эль-Кусейма, однако, несмотря на первоначальный успех, они столкнулись с сильным и хорошо организованным египетским сопротивлением в Абу-Авейгиле и Ум-Катафе. После тяжелого штурма 31 октября Абу-Авейгила пала. Получив контроль над шоссе, израильские танки обошли Ум-Катаф и устремились к окончательной цели. На севере полуострова и в секторе Газа, при артиллерийской поддержке французского флота, израильские пехота и танки после трех дней боев выбили египтян из собственно Газы и Рафаха. Танки, без боя вступившие в город Эль-Ариш, продолжили наступление и остановились всего в пятнадцати километрах от канала. На юге Синая составленная из резервистов 9-я пехотная бригада израильтян получила приказ захватить Шарм-эш-Шейх и снять египетскую блокаду Эйлатского залива. Как и десантники Шарона, она испытывала огромные трудности с техникой. Горы южного Синая оказались тяжелым препятствием — иногда солдаты даже тащили грузовики на руках. И все же 5 ноября они захватили пункт, через полвека ставший одним из известнейших курортов на Красном море. Вскоре туда подошли и десантники 202-й бригады, переброшенные с перевала Митла. Выполнив задание, резервисты демобилизовались — как раз, чтобы поспеть домой к сбору урожая… Итак, теперь израильская армия полностью контролировала Синайский полуостров и сектор Газа. В результате военных действий Израиль потерял 172 человека убитыми, Египет — 3 тысячи солдат и офицеров убитыми и ранеными, больше 5 тысяч попали в плен. Для еврейского государства война закончилась. Зато для Англии и Франции она только начиналась. Утром 5 ноября после многодневной бомбардировки Египта и практически полного уничтожения египетских ВВС 500 британских десантников высадились на аэродромe неподалеку от Порт-Саида. На противоположной стороне канала, в Порт-Фуаде, спустились на землю парашютисты французского Иностранного легиона, а 6 ноября началась высадка морского десанта. Союзники быстро сломили сопротивление нескольких египетских батальонов и плохо организованного местного ополчения. Далее они по плану должны были захватить Исмаилию и установить контроль над всей зоной канала. Этим планам не суждено было сбыться — ультиматум Булганина и давление США заставили Лондон и Париж прекратить боевые действия. В боях с египетской армией погибли 32 англичанина и француза. Египтяне потеряли два эсминца и большое количество самолетов. В результате налетов англо-французской авиации погибли 3 тысячи человек.

Кто строил плотину?

У Запада имелся в запасе только один шанс предотвратить казавшийся неизбежным союз Москвы и Каира — профинансировать строительство заветной мечты Насера, грандиозной плотины на Ниле в окрестностях Асуана. Однако у Франции и Британии не было ни желания, ни — что главное — денег на это, а скуповатому президенту США Дуайту Эйзенхауэру и его госсекретарю Джону Фостеру казалось просто глупым тратить такие огромные суммы.

Американская несговорчивость не принесла желаемых результатов: Советский Союз, к удивлению американцев, согласился оплатить строительство. Кроме того, получилось, что заокеанские «друзья» нанесли гордому полковнику Насеру смертельное оскорбление, а арабы таких вещей не забывают.

  
Иден и Насер встречались за год до Суэцкого кризиса. Каир, 1955 год

На руках у президента оставалась всего одна политическая карта, но это был козырной туз, и он решил выложить его против Запада. Ведь, в конце концов, строящаяся плотина нужна только Египту, а вот Суэцкий канал — всем. В соответствии с Англо-Египетским договором от 13 июня 1956 года последний британский солдат все же оставил Синай. «Временная оккупация» закончилась. Советско-египетская дружба росла как на дрожжах. 26 июля «триумфатор»-президент выступал перед толпой восторженных слушателей на митинге в Александрии. Он долго описывал историю Египта от времен Рамсеса Великого до наших дней. Потом вспомнил и Лессепса. И снова. И снова. Имя создателя Суэцкого канала прозвучало в речи 14 раз… Слово «Лессепс» прозвучало не просто фамилией, но сигналом к атаке. В тот же день египетские солдаты захватили офисы и склады «Всеобщей Компании Суэцкого канала» в Порт-Саиде и Исмаилии. Правительство объявило о национализации канала. То, что не удалось с десятками тысяч бойцов знаменитому «лису пустыни» фельдмаршалу Эрвину Роммелю, рвавшемуся к Суэцу в 1942-м, без единого выстрела получилось у Насера — контроль над основной торговой и нефтяной артерией Британии оказался в руках ее врага.

Все это вызвало в Англии шок и гнев. Канал все ее подданные воспринимали как символ державы. Если страна неспособна защитить Суэц, то на что она вообще способна?! Необходимо срочно уничтожить этого арабского Гитлера! «Теперь либо я, либо Насер! — заявил Иден своим коллегам по кабинету. — Если нашей Империи суждено сойти со сцены, пусть это произойдет в битве за Суэц».

Не менее воинственно отреагировала Франция, не забывшая, что канал построен ее гражданином на ее деньги, да и большинство вкладчиков «Всеобщей компании» в середине ХХ века были все еще французами. К тому же в Алжире Египет с каждым днем все явственнее поддерживал местных партизан. В общем, европейские державы готовились нанести ответный удар.

  
Рукопожатие Идена и Ги Молле в Париже поставило точку в их переговорах по Суэцу. 31 октября 1956 года
«Мушкетеры» на королевской службе

Тщательно и в строжайшей тайне разработанная англо-французская операция «Мушкетер» имела две основные цели — военную и политическую. Первая подразумевала разгром египетских войск на Синае и полное восстановление контроля над всем протяжением Суэцкого канала. Задача эта казалась относительно легкой: считалось, что египетская армия еще не научилась использовать новейшее советское оружие и не представляет особой опасности для первоклассных союзных войск. Правда, не исключалось появление в Египте «добровольцев» из СССР — военных летчиков и танкистов. Тем более что Хрущев прямо заявил: онде был бы счастлив, если б его сын записался таким добровольцем. Такие слова не могли вселить особый оптимизм в душу генерала Кейтли, командующего операцией, и его офицеров.

Что касается политики, тут все просто: британцы и французы собирались устранить Насера и его режим. Причем они рассчитывали, что египтяне сами сбросят проигравшего в войне лидера: неудачники никому не нужны. Конечно, не будучи уверенными в «сознательности» египетского населения, союзники, на всякий случай, рассматривали возможность морского десанта в Александрию и воздушные налеты на Каир и даже захват столицы.

Теперь лишь сверхдержавы — СССР и США — могли помешать планам европейцев. По понятным причинам думать о том, что войну против Египта поддержит СССР, было бессмысленно, но ожидалось, что его реакция будет вялой: в Польше и Венгрии как раз поднимала голову оппозиция, звучали призывы к экономическим реформам и отмене социалистического строя, в общем, у Москвы своих забот хватало. А вот с США дело обстояло сложнее. Будучи традиционным союзником Британии и Франции, Америка все же резко выступала против египетской интервенции. Эйзенхауэр и Даллес не желали видеть в Старом свете новый очаг конфликта, обещавшего стать самым кровопролитным со времен победы над Гитлером.

  
Отряд федаинов, идущих маршем по Каиру. Израиль заявил, что именно необходимость уничтожения баз этих «коммандос» вызвала вторжение на Синай. 29 октября 1956 года

А ведь союзники напрямую зависели от американской экономической помощи. Да и вообще, Соединенные Штаты являлись лидером НАТО и основным военным щитом Западной Европы. Но Иден и Молле с оптимизмом смотрели в грядущее. Им казалось, что во время как раз «подвернувшейся» предвыборной гонки американцы не станут открыто выступать против своих основных партнеров. «Я хорошо знаю Эйзенхауэра. Он будет злиться, но молчать», — заявил британскому премьеру Гарольд Макмиллан, личный друг американского президента еще со времен войны. Подготовка к «Мушкетеру» шла полным ходом.

Тем временем на почве ненависти к Насеру родилась и крепла дружба Франции и Израиля. Обеспокоенные продажей СССР оружия Египту, евреи обратились к Франции: рабочие контакты переросли в тесное сотрудничество.

Израильская армия уже неоднократно доказывала свою боеспособность. И тут французам, уже практически накануне «Мушкетера», пришла в голову блестящая идея: зачем загребать жар своими руками и жертвовать жизнями своих граждан, когда можно жертвовать и загребать чужими?! Париж твердо решил использовать Тель-Авив в войне против Египта. «Допустим, вы захватите Суэцкий канал. Сколько времени вы сможете его удерживать?» — поинтересовался у начальника израильского Генштаба Моше Даяна начальник Генштаба французской армии. «Даже не знаю, что и сказать, — смутился тот. — Наверное, лет триста, а может, чуть больше». Было бы глупо не использовать такого уверенного союзника. В конце октября 1956 года израильская делегация прибыла в Париж, где провела секретные переговоры с англичанами и французами. До кризиса оставалось меньше недели.

На западном фронте — перемены

Операция «Кадеш», начавшаяся, как уже говорилось, 29 октября 1956 года, явилась прелюдией к «Мушкетеру» и первой частью борьбы за Суэц: Синайский полуостров наводнился пехотой и танками. Все шло по плану: наступление получалось более чем частным карательным рейдом, но все же менее полномасштабной войны (что должно было немного успокоить американцев).

Десантники Шарона продвигались по направлению к каналу, моторизованные части атаковали египетские укрепления на севере Синая и в секторе Газа. IX бригада, составленная из резервистов, нацелилась на снятие блокады Эйлата и захват Шармэш-Шейха. Французские авиационные эскадрильи тем временем прикрывали израильские города от египетских бомбардировщиков, которые, впрочем, так и не появились.

Тут-то французы и англичане и раскрыли карты. Пришло время использовать израильско-египетский конфликт, чтобы выступить в благородной роли арбитров и получить прямой повод для полноценной интервенции в «проблемную зону». Париж и Лондон прямо заявили, что боевые действия угрожают безопасному судоходству и потребовали от Израиля и Египта прекратить их и отвести все войска на 15 км в обе стороны от канала. Египту при этом предлагалось согласиться на «временную оккупацию» зоны канала англо-французскими частями. Египтяне прекрасно помнили значение этого термина и, естественно, отвергли ультиматум. Сражения продолжились. Правда, Насер, несмотря на весь свой офицерский опыт, совершил фатальную ошибку: он предположил, что истинной целью израильской операции было заманить массы египетских войск на Синай и оставить Александрию и Каир без прикрытия. Главнокомандующий приказал своим генералам отступать. Вынужденные пробираться через пустыню, египтяне оставались без воды и целыми соединениями сдавались в плен.

Оружие суэцкой компании
Война 1956 года характеризовалась большим разнообразием вооружения и военной техники. Сказались и неизбежное для войн переходного периода сочетание техники и тактики разных поколений, и состояние вооруженных сил участников. Часть образцов сохранилась со времен Второй мировой войны, часть была создана вскоре после нее и прошла проверку в Корее или Вьетнаме, были и новинки. Вот несколько примеров. Израильские парашютисты прыгали со старых добрых поршневых самолетов С-47 «Дакота», но уже встречались в воздухе околозвуковые реактивные французские истребители «Мистэр-IVA» израильтян с советскими МиГ-17 (у египтян). В британском морском десанте впервые применили вертолеты (модели «Сикамор» и «Уэрлуинд») с авианосцев. Но оставим небо «мигам» и спустимся на землю. Французские парашютисты высаживались с вполне современными 9-мм пистолетами-пулеметами MAS-49 и с 7,5-мм магазинными винтовками MAS-36, принятыми накануне Второй мировой войны. Последние, правда, «осовременили», приспособив для выстреливания оперенные винтовочные гранаты. У израильской пехоты все еще были 7,92-мм магазинные винтовки «Маузер» чешской модели 1924 и германские «Маузер» К98k — эти образцы славного, но устаревшего семейства «Маузер-98» израильтяне получили еще в 1948 году из Чехословакии. «Маузеры» К98k были и у египтян — после Второй мировой войны трофейное германское оружие передавали странам третьего мира. Столь же старыми являлись и британские 7,71-мм магазинки «Ли-Энфилд» № 1 Mk III, имевшиеся и у британцев, и у египтян. Помимо этого, в руках у британских и израильских солдат находились британские 9-мм пистолеты-пулеметы «СТЭН» — детище Второй мировой войны — и их израильские копии «ТАМАТ». В то же время израильские десантники использовали недавно появившийся 9-мм пистолет-пулемет «Узи». Но прославится он позже. А вот новый египетский 9-мм пистолет-пулемет «Порт-Саид» оказался копией добротного, но несколько архаичного шведского М45 «Карл-Густав». Пулеметы оказались также «ветеранами». Скажем, все воюющие стороны использовали модификации американского М1919 «Браунинг» — станковые, танковые, бронетранспортерные. Были и британские ручные пулеметы «Брэн», и бельгийские FN Model D (модификация старого американского BAR). Что касается бронетанковой техники: египетская армия использовала полученные из Чехословакии средние танки Т-34-85 и 100-мм самоходки СУ-100. Эти машины, построенные в Чехословакии уже после Второй мировой, по боевым характеристикам соответствовали 1944 году. К тому же поколению относились имевшиеся у египтян 76-мм (17-фунтовые) самоходные противотанковые пушки «Арчер», переданные им Великобританией. С двух сторон сошлись различные модификации американского среднего танка «Шерман» — стоит ли удивляться случаям обстрела танкистами своих? Израильтяне имели модификации M4A1, M4A2, M4A1 76(W) со стандартной и с улучшенной подвеской. 75- и 76-мм пушки этих танков, полученных в основном через Францию, были уже слабоваты для тех лет. Больше надежд внушали «Шерманы» М50 с длинноствольной французской 75-мм пушкой, баллистика которой была скопирована с пушки германского танка «Пантера». С египетской же стороны действовали «Шерманы» М4/FL10 с башней от легкого французского танка АМХ-13 и аналогичной пушкой. В то же время у Израиля имелись оригинальные французские танки АМХ-13 модели 1951 года. Такая вот мешанина. Англичане пустили в дело свои «Центурионы» Mk5 с 83,8-мм пушкой, французы — американские М47 «Патон» с 90-мм пушкой. Это были средние танки первого послевоенного поколения, заметно превосходившие уровень конца Второй мировой, но столкнуться с Т-34-85 и «Шерманами» им не довелось. М47 скоро сойдет со сцены, а более удачному, хотя и несколько тихоходному, «Центуриону» предстоит множество модернизаций и локальных войн — в частности, его сильные бронирование и вооружение приглянутся израильтянам. Впрочем, и устаревшие Т-34-85 и «Шерманы» еще повоюют. В египетской армии новые советские колесные бронетранспортеры БТР-152 сочетались со старыми британскими гусеничными «Юниверсал». Израильтяне применили собственные модификации устаревших американских полугусеничных БТР М3 и М5, включая командирские машины и самоходные 81-мм минометы. Модернизировать эти БТР израильтяне будут и далее. Британцы и французы применили в морских десантах американские плавающие транспортеры LVT-3, LVT-4 и плавающие танки LVT(А)-4. Для этих ветеранов Второй мировой 1956 год стал завершением боевой карьеры. Пятьдесят лет назад противотанковая оборона еще основывалась на огне противотанковых пушек, безоткатных орудий и РПГ, но в этой войне впервые применили противотанковые управляемые ракеты первого поколения — французские SS10.

Cемен Федосеев

Союз Хрущева с Эйзенхауэром

Вся эта история произвела сильное впечатление на американское правительство. Причем более сильное, чем рассчитывали европейцы. Эйзенхауэр и Даллес пришли от «самоуправства» в ярость и не собирались мириться с несанкционированными действиями «младших братьев».

Правда, в Совете Безопасности ООН Британии и Франции удалось блокировать резолюцию, осуждающую израильскую агрессию, однако их вето не распространялось на решения всей Генеральной Ассамблеи. Американцы угрожали Телль-Авиву и даже Лондону (!) экономическими санкциями, а генсек ООН Даг Хаммершельд раздумывал о возможной операции войск ООН против агрессоров. Влиятельные министры английского и французского правительств дошли даже до того, что потребовали немедленного выхода своих стран из ООН. В довершение всего во время одного из заседаний Ассамблеи австралийский делегат зачитал экстренное сообщение из Венгрии: советские танки вошли в Будапешт. Суэцкий и Венгерский кризисы переплелись.

На Даунинг-стрит и в Елисейском дворце понимали: еще несколько дней и может быть поздно. Требуются открытые военные действия, надо «запускать» «Мушкетера»!

И началось. Сначала английские и французские бомбардировщики методично уничтожали египетскую авиацию — так и не поднявшиеся со своих аэродромов сверхсовременные МиГи превратились в груду горелого металла. Замолчал основной рупор египетской пропаганды — разбомбленное «Радио Каира». Утром 5 ноября английские и французские десантники высадились в Порт-Саиде и Порт-Фуаде и с легкостью сломили сопротивление обороняющихся. По свидетельству многих мемуаристов, Насер в этот день пришел в окончательное отчаяние и уже готовился капитулировать. Его армия была разбита, ненавистные англичане снова хозяйничали в Порт-Саиде. Американцы же потрясали оружием, но не вмешивались (какой им смысл спасать египетского предателя их интересов). Казалось, ничто уже не спасет «наследника фараонов»… Но ведь был на свете еще Советский Союз. И его экзальтированный лидер, барабанящий ботинком по трибуне.

«Установив порядок» в Венгрии, Хрущев, Председатель Совмина Булганин «и примкнувший к ним» Шепилов смогли наконец вплотную заняться Суэцем. Исход конфликта решила серия телеграмм, отправленных Булганиным Эйзенхауэру, Идену, Молле и израильскому премьеру Бен-Гуриону. Николай Александрович гневно осуждал агрессоров и предупреждал: СССР использует все имеющиеся в его распоряжении средства, чтобы остановить «разжигателей войны». Тень ядерной катастрофы наползла на обычно солнечный Египет и на весь мир.

Кстати, и Эйзенхауэр, наученный Хрущевым, тоже «стукнул ботинком» в ООН: США настояли-таки на резолюции о прекращении огня в районе Суэца. 2 ноября она была принята. В дело вступили миротворцы в голубых касках. Против одновременного давления Москвы и Вашингтона европейские союзники оказались бессильны. Война закончилась. Изможденный Египет сохранил суверенитет над каналом.

На клетке со львом написано «тигр»

Итак, Россия и Америка вышли из кризиса окрепшими политически и морально, хотя последней и пришлось до времени смириться с тем, что Насер останется на своем месте.

Остальные же державы (не считая Израиля!), участвовавшие в конфликте, довольствовались вторыми ролями. Кроме того, в результате Суэцкого кризиса на Ближний Восток пришла «холодная война» — Вашингтон поддерживал и вооружал своих «клиентов», Москва — своих. Британские танки ушли из Порт-Саида, а вот советские — так и остались в Будапеште. Не решил этот кризис и основных проблем Ближнего Востока: арабы и евреи все так же отказывались мириться с необходимостью жить в такой близости друг от друга, и новая война представлялась лишь делом времени.

А вот государство Израиль… Его, пожалуй, можно назвать победителем в этой истории, если, конечно, у нее были победители. Страна, хоть и была вынуждена уйти из Газы и Шарм-эш-Шейха, получила взамен 10 лет относительного спокойствия, снятие блокады Эйлата и прекращение набегов с сопредельных арабских территорий. И еще выиграл лично Насер: «подданные» превозносили его теперь как героя, не сдавшего важных позиций. Впрочем, упоение триумфом сыграло с президентом злую шутку — египетский лидер настолько поверил в свои силы, что через 10 лет решил снова бросить вызов Израилю. Вход в Эйлатский залив снова был блокирован, а войска ООН изгнаны с Синая.

5 июня 1967 года самолеты со звездами Давида на фюзеляжах неожиданно появились в небе над Суэцем. Министр обороны Израиля Моше Даян приказал атаковать. Солдаты генерала Шарона вошли на Синай. Начиналась новая, Шестидневная, война…

Евгений Финкель

Рубрика: Арсенал
Просмотров: 13593