Нордические сказки «Аненербе»

01 октября 2006 года, 00:00

«Аненербе», в переводе с немецкого — «Наследие предков», — одна из самых загадочных организаций нацистской Германии. Подлинную сущность этого эсэсовского «научного общества» давно затмили мифы. Большинство наших современников представляют себе его деятельность по фильмам «Последний крестовый поход» и «Ковчег 3авета» из голливудской саги об Индиане Джонсе. Или — по газетным сплетням. «Правда», например, писала в свое время, что на Украине найдено захоронение солдат и офицеров СС, на которых врачи из «Аненербе» ставили смертельные опыты, пытаясь найти у них «третий глаз» и разобраться в психофизических возможностях истинных арийцев. Ничего подобного не было. Но, к сожалению, подлинная история еще ужаснее.

В штаб-квартире СС на Принц-Альбрехтштрассе в Берлине 1 июля 1935 года встретились три человека. Двое были одеты в щегольскую черную форму, придуманную для «охранных отрядов» Хьюго Боссом, а один — в нечто среднее между рясой священника и мантией академика. В зловещих мундирах пришли глава прусского гестапо, рейхсфюрер СС Генрих Гиммлер и рейхсбауэрнфюрер («имперский вождь крестьян»), министр продовольствия Германии Рихард Дарре. Имя человека в мантии, похожего на эльфа из сказок, было тогда не менее знаменито: филолог и этнограф доктор Герман Вирт прославился как знаток тайн древних германцев. В 1933 году он заявил, что прочел рунические письмена так называемой «Хроники Ура-Линда», которая якобы рассказывает историю одной семьи фризов — сквозь все поколения, с самого каменного века. Эту немецкую «Велесову книгу» серьезные ученые всегда считали подделкой XIX столетия, но наш мистически настроенный герой рискнул своей репутацией и признал ее подлинником.

Основатель «Аненербе» Герман Вирт

В атмосфере националистического угара, охватившего страну после прихода Гитлера к власти, «прочтение древнейшего германского текста» принесло Вирту громкую известность. Вскоре он написал книгу «Священный праязык человечества» и организовал передвижную выставку «Благоносец», главным экспонатом которой сделался сам. Одетый в «ритуальные одежды», филолог, проявляя недюжинный актерский талант, демонстрировал публике «открывшиеся ему» обряды «зигфридова» язычества. «Шоу в капище» опять-таки публике понравилось.

Неудивительно, что, когда Генриху Гиммлеру пришла в голову идея поставить «арийскую науку» на службу своему охранному отряду — «черному ордену», он вспомнил об ученом харизматике — члене НСДАП (Национал-социалистской немецкой рабочей партии) еще с 1925 года. Вот идеальный кандидат на роль главы «истинно немецкого» научно-исследовательского института!

Своей идеей рейхсфюрер поделился с коллегой, который в Третьем рейхе помимо Министерства продовольствия возглавлял еще и эсэсовское Главное управление по вопросам расы и переселения — РуСХА RuSHA Rasse und Siedlungs Hauptamt (не путать с РСХА — RSHA Reichssicherheitshauptamt — Главным управлением имперской безопасности!). Кроме того, он считался одним из ведущих идеологов нацизма, создателем небезызвестного учения «Кровь и почва». Группенфюрер СС Дарре с полуслова понял Гиммлера. Вирт и его «наука» помогут им вырастить новую породу людей: арийских сверхчеловеков-эсэсовцев!

Упрашивать «клиента» не пришлось. Он сразу оценил открывавшиеся перед ним возможности. Встреча на Альбрехтштрассе увенчалась подписанием протокола о создании Общества изучения древненемецкой истории, идеологии и наследия немецких предков», с 1937 года просто «Наследие предков», Ahnenerbe. Его президентом стал Вирт, главным спонсором — Дарре, а куратором — Гиммлер.

Селекционеры СС

Третий рейх был по самой природе своей расистским государством, и «проблема родства» стояла в нем очень остро. Но все же зачем вождям СС понадобилось так углубляться в прошлое, да еще духовное?

Тут мы наталкиваемся на неожиданный вывод. Вопреки распространенному заблуждению идеология Гитлера и его подручных имела больше «интернациональных», чем узконационалистических черт. Эти люди верили, что некогда существовала арийская протораса, которой человечество обязано всеми своими победами и открытиями. Из-за природных и социальных катаклизмов арийцы рассеялись по всему миру, и их «благородная кровь» смешалась с «плебейской кровью неполноценных народов». Так вот, чтобы построить идеальное государство, необходимо не только уничтожить всех главных «отравителей крови» — евреев и цыган. Нужно собрать под его знамена всех обладателей крови «чистой» — в чьих бы жилах она ни текла: немца или, предположим, тибетца.

«Национализм» гитлеровцев, в частности, заключался и в том, что Германию они считали местом жительства наибольшего числа «истинных арийцев». Но и остальным индоевропейским народам перепадал кое-какой процент «сверхчеловеков» — причем не только «расово близким» скандинавам и англичанам, но и всем остальным, вплоть до славян (этим последним — мизерный, естественно).

Близкий друг Гиммлера, агроном Рихард Вальтер Дарре еще юношей разработал националистическую концепцию «Кровь и почва»

Однако Гиммлер, которого фюрер в 1929 году назначил вождем СС, задумал превратить свой орден в прообраз еще более совершенной расистской державы, чем сама Германия, как таковая. В экспериментальную реторту, где начнется воссоздание «расы господ». Стараниями рейхсфюрера за шесть лет рота охраны Гитлера и других вождей нацистов разрослась до 200-тысячной армии белокурых и голубоглазых «бестий». Из незначительного подразделения в составе «штурмовых отрядов» SА (Sturm Abteilung) она превратилась в самостоятельную военизированную организацию внутри нацистской партии. Весь Рейх был разбит на специальные районы — «абшнитте», каждый из которых поставлял несколько «штандартов», то есть полков СС.

В повседневном быту эсэсовцы продолжали оставаться слесарями, крестьянами или, скажем, журналистами, но в своей второй и отныне главной жизни они становились «фюрерами» разных рангов — членами подчиненного лично Гиммлеру и Гитлеру «черного ордена». Основной его задачей был отбор «чистокровной элиты».

Поиск «избранных» можно было вести по двум направлениям: просеивать через сито «расовых признаков» всех подряд или, изучив историю арийцев, обнаруживать их избирательно, тем самым ускорив процесс.

Имелась, однако, и еще одна причина для углубления в прошлое, которая вызвала к жизни «Аненербе». Дипломированные агрономы Гиммлер и Дарре считали себя профессиональными «селекционерами» и первоначально делали упор исключительно на «расовой технике». Сверхчеловеков они собирались выращивать как элитную пшеницу или племенных бычков. В РуСХА уже давно отрабатывались механические методы отбора «истинных арийцев»: обмеры черепов, составление таблиц цвета глаз, волос и тому подобное. Но было все же ясно — чего-то тут не хватает. Мало geist’а — духа…

Ни один из вождей Рейха не подходил под истинно арийские параметры. Крепкие, высокие, голубоглазые блондины с золотистой кожей, «длинным черепом» и тонкими губами среди них отсутствовали. Достаточно взглянуть на фотографию самого Гиммлера, которого его бывший начальник Грегор Штрассер изобретательно окрестил «полудохлой землеройкой». Так вот, однажды во время светского раута берлинская красавица фрау Бест прямо спросила рейхсфюрера, как он и другие партийные «товарищи» объясняют такой парадокс несоответствия между стандартами «породы» и реальностью. Шеф эсэсовцев ответил: «Внешность не главное. У меня, как и у фюрера, истинно арийские мозг и дух». Тайнами «духа и мозга», способными «произвести» «землеройку» Гиммлера и «обезьяну» Геббельса в наследников Одина и Зигфрида, и предстояло заняться Герману Вирту с единомышленниками.

Нацистская пропагандистская выставка «Вечный жид» (Мюнхен, ноябрь 1937 года). В 1940 году в Германии сняли и фильм с таким названием

Раса благородных

С тех пор как в конце XVIII века ученые установили родство десятков языков на пространстве от Ирландии до Индии с одним и тем же санскритом, они ищут историческое объяснение этому феномену. Еще в 1808 году Фридрих Шлегель писал, что, очевидно, много тысяч лет назад некий протонарод, родиной которого были Гималаи, захватил Индию, Персию, всю Европу и повсюду создал великие древние цивилизации. Знаменитый филолог дал ему имя «арийцы», или «арии», что на санскрите означает «благородные». Помимо этого, он утверждал, что именно немцы более всех имеют право называться наследниками этих «благородных». Однако, в сущности, безобидный романтик, обожавший свою жену-еврейку, и в страшном сне не мог представить, куда приведет логика его штудий.

К началу двадцатого столетия «арийская теория», вобрав в себя учения француза Гобино и англичанина Чемберлена, превратилась в «нордическую теорию». Немецкая филология теперь утверждала, что Шлегель ошибся в одном: индоевропейские языки пришли не из Индии в Европу, а, наоборот, из Европы в Индию. Родина арийцев — не Гималаи, а Скандинавия и Северная Германия, поэтому их и следует называть «нордической расой».

Вальтер Вюст (1901—1991), индолог и декан Мюнхенского университета, был назначен президентом «Аненербе» в 1937 году

Ярым «нордистом» объявил себя, конечно, и Вирт. Голландец, воспылавший любовью к Германии и воевавший на ее стороне в Первую мировую, он свято верил, что «свет в мир пришел с Севера». Гиммлер, который с детства увлекался древнегерманским, а также скандинавским эпосами и считал «Песню о Нибелунгах» и «Эдду» «хранилищами древней мудрости», с восторгом внимал речистому ученому. Как писал современник, «Вирт — настоящий кудесник, который слышит биение древних сердец через тысячелетия и заставляет говорить камни». И это было ценнейшее умение. Ведь только камни, а точнее, наскальные письмена и могли поведать о мифической древней расе. Если египетская или шумерская цивилизации оставили по себе величественные руины и огромное количество текстов, то от «империи Севера», о которой так много говорили нацисты, не осталось ничего.

Руководитель «Аненербе» заявил, что разгадка этой тайны лежит на дне моря. Прародина арийцев — мифическая Атлантида, о которой писал Платон, и располагалась она в северной Атлантике. От ушедшего под воду континента уцелели только Исландия, Гренландия, Канарские и Азорские острова. Остатки «нордической расы» рассеялись по миру. Однако в Швеции, к счастью, сохранились наскальные рунические надписи. Расшифровав эту «древнейшую в мире письменность», можно узнать тайны арийцев-атлантов. Естественно поэтому, что первым научно-исследовательским подразделением «Аненербе» стал «Отдел изучения письмен и символов», а приоритетным проектом — экспедиция в район Богуслен в Швеции. Герман Вирт решил снять слепки с письмен, высеченных в скалах на берегу живописных фьордов.

Вся организационная сторона дела легла на плечи Вольфрама Зиверса, многолетнего секретаря голландского филолога, которого патрон назначил исполнительным директором «Наследия предков». Инструкцию по соблюдению строжайшей секретности работ написал лично рейхсфюрер СС: никакой свастики, никаких разговоров о политике. Гиммлер не хотел привлекать внимание к первому мероприятию своих «ученых». Однако шила в мешке не утаишь: по Европе уже поползли слухи, что нацисты занялись «поиском корней»…

  
Здание в престижном районе Далем в Берлине стало штаб-квартирой «Наследия предков» в 1938 году

Сам Вирт оказался никудышним организатором, зато — неутомимым полевым исследователем. Работая днем и ночью, он создал лучшую в мире коллекцию слепков со скандинавских наскальных изображений. Однако… вместо триумфальной встречи осенью 1936 года в Берлине его ждала опала. Выяснилось, что пока он лазил по скалам, Гитлер произнес речь на сентябрьском партийном съезде в Нюрнберге: «Мы не имеем ничего общего с теми элементами, которые воспринимают национал-социализм только в терминах средневековых ересей и древних саг, с теми, кто прикрывается смутной «нордической» фразеологией и основывает свои исследования на теории о мифической культуре Атлантиды. Национал-социализм решительно отмежевывается от этой «науки» с Брудерштрассе!» Ну, и так далее.

На Брудерштрассе в столице Рейха как раз находилась штаб-квартира «Аненербе», а в ревнителе теории об Атлантиде без труда угадывался Вирт. Находившийся на политическом подъеме Гиммлер, который в июне того же года стал главой всей немецкой полиции, не захотел рисковать карьерой. Он не только снял романтического голландца с президентского поста и удалил из «Наследия предков» его сторонников, но и изменил даже «скомпрометированный» адрес общества. «Интенданты» из СС конфисковали у еврейской семьи подходящую усадьбу, и «Аненербе» переехало в фешенебельный берлинский район Далем, на Пюклерштрассе, поближе к особняку самого куратора. После «атлантического» погрома (той самой обличительной речи фюрера) уцелел только Зиверс, который вовремя предал своего патрона и срочно подыскал нового кандидата в таковые. В феврале 1937 года организацию возглавил профессор Мюнхенского университета Вальтер Вюст.

Битвы «наследников»

Трудно представить себе человека, более непохожего на Вирта, чем этот Вюст. Если голландец был «свободным ученым», никогда не занимал университетских кафедр и не терпел над собой никакого контроля, то баварец сразу проявил себя послушным академическим карьеристом. Автор монографий по проблемам Ирана и Индии, он «пошел в гору», сделав доклад на тему «Майн кампф» фюрера как зеркало арийского мировоззрения». Солидный и педантичный востоковед-нацист идеально подходил на роль «серьезного ученого», который заменил «шарлатана». Романтический период в истории «Наследия предков» закончился, начался бюрократический.

Гиммлер недаром считался непревзойденным мастером интриги. Так, нюрнбергскую речь Гитлера, которую враги рейхсфюрера (например, известный автор «Мифа ХХ века» Альфред Розенберг) восприняли как его поражение, он обернул себе на пользу. Не только избавился от непредсказуемого «богемного» филолога, которого в начале 1936 года ему буквально пришлось выкупать из долгов, заплатив из эсэсовской кассы кредиторам 84 000 рейхсмарок, но и свалил все «ошибки» на Дарре, к тому времени разошедшегося с ним во взглядах на роль «черного ордена». Рейхсбауэрнфюрер собирался использовать «чистокровную элиту» для организации внутри Германии поселений «вооруженных крестьян», живущих по обычаям древних германцев. Гиммлер же был и за обычаи, и за «крестьян», но считал, что в Германии им делать нечего. Они составят «золотой арийский фонд» для колонизации славянских земель на Востоке. В отличие от мирного Дарре «кроткий Генрих» рвался в бой. Он вообще видел в самом себе новое воплощение «покорителя славян», саксонского герцога Генриха Птицелова и подлинного вождя «Дранг нах Остен», «броска на Восток», который в «Майн кампф» обещал Гитлер. Дарре и его люди были выведены из состава «Наследия предков» и потеряли всякое влияние в РуСХА…

В 1935-м «Аненербе» создавалось как неправительственное научное общество («ферайн») и первоначально не составляло части нацистской государственной машины. Оно представляло собой, скорее, «клуб по интересам» из самых разных людей, занимавшихся околонаучными исследованиями в области германской истории и филологии, и существовало на частные пожертвования и «гранты» от Министерства продовольствия. До 1937 года в документах «Наследия предков» тот же Гиммлер, например, упоминался исключительно как «дипломированный агроном», а не рейхсфюрер СС. Теперь этот «агроном» начал шаг за шагом встраивать «ферайн» в свое «государство в государстве». В октябре 1937-го он поручил начальнику своего личного штаба группенфюреру Карлу Вольфу (популярному у нас персонажу «Семнадцати мгновений весны») обеспечить «единообразие в понимании научных вопросов между СС и «Аненербе»». Многие сотрудники общества совмещали работу там со службой в РуСХА, получив офицерские звания.

Подмяв «Наследие» под себя, рейхсфюрер начал через него распространять влияние «черного ордена» на немецкую науку точно так же, как через войска («ваффен») СС он пытался взять под контроль вермахт, а через SD (Sicherheitsdienst) — разведку. В ноябре 1938-го Гиммлер подписал секретную директиву «о проникновении «Аненербе» в немецкие высшие учебные заведения», а в мае 1939 года Вюст организовал в Киле под эгидой «Наследия предков» многодневную научную конференцию, в которой убедил принять участие многих лучших немецких ученых, прежде всего гуманитариев. Вюсту, реcпектабельному декану из Мюнхенского университета, поистине удалось сломать лед недоверия в академической среде к «дилетантам и шарлатанам» из «Наследия предков»». Гиммлер даже обещал маститым археологам, этнографам, филологам и врачам защиту от «бездушных бюрократов» из Министерства образования и «партийных догматиков» из идеологического отдела НСДАП, которым руководил Розенберг.

Новая штаб-квартира общества на Пюклерштрассе в Берлин-Далеме превратилась во что-то вроде президиума эсэсовской Академии наук, а по всей Германии лихорадочно создавались «научно-исследовательские отделы» различного профиля. То были прообразы пятидесяти институтов, которым со временем предстояло занять ведущее положение в немецкой науке. В марте 1937-го был принят новый устав «Аненербе». За административную сторону дела отвечал все тот же исполнительный директор Зиверс, научное руководство обеспечивал президент Вюст, а идеологию общества и главные направления исследований определял сам Гиммлер — теперь уже не просто куратор, а «председатель совета кураторов». Определял, черпая базисные идеи своей «новой науки» из богатого резервуара так называемой «фелькишидеологи», народной идеологии. Так на жаргоне Рейха называлась гремучая смесь из философии немецких романтиков, расовой теории и оккультизма, где, в свою очередь, важнейшую роль играли мистические прозрения русской Елены Блаватской и упомянутое уже выше учение о борьбе рас англичанина Хьюстона Чемберлена.

  
Детище Дарре — образцовая деревня Ридроде в земле Гессен, Германия. Июль 1931 года
Лур и лира

После реорганизации «Наследия предков» Гиммлер, в полном соответствии со своими чаяниями, позаботился о том, чтобы большинство проектов обслуживало грядущее великое переселение «истинных арийцев» на Восток. Скажем, «отдел германской архитектуры» изучал устройство деревень древних германцев, а результаты передавались в РуСХА, где на их основе проектировались образцовые поселения для «солдат-крестьян» на новых землях. Вокруг «дома фюрера», построенного по типу скандинавского «тинга» — зала народных собраний, располагались стрельбище, спортзал и кладбище со святилищем для отправления культа предков. «Отдел топографии и ландшафта» разъяснял, как выбирать наилучшие места для «арийских деревень» — патрон требовал обобщить весь «нордический опыт» в этом вопросе. «Отдел истории права» тщательно изучал древнегерманские законы и обычаи, вплоть до судебных поединков, с тем чтобы «мудростью древних» воспользовались колонисты-эсэсовцы. «Отдел биологии наследственности» выяснял все подробности сексуальной практики германцев, рекомендуя, например, активно зачинать детей в момент зимнего и летнего солнцестояния — для освоения новых территорий потребуется много народу. «Отдел народной медицины» исследовал свойства целебных трав, которые не признавала медицина традиционная — и составлял карту произрастания подобных «вершков» и «корешков» по всей Евразии. Отдел метеорологии пытался соединить современные научные методы и «народные приметы» для долгосрочного прогнозирования погоды на максимально широких географических пространствах.

Гуманитарные подразделения напрямую не связывали свою деятельность с грядущей экспансией, но тоже выполняли увлекательные задачи. «Отдел народных легенд, сказок и саг» решал, что и когда должны читать своим малышам на ночь «истинно арийские» мамы. «Отдел музыки» с утра до вечера доказывал германскому народу, что «нордическая раса» подарила миру «гармонию звуков», которая противостоит «еврейской какофонии». Его сотрудники реконструировали древнегерманский струнный инструмент «лур», утверждая, что он древнее греческой лиры. Сентиментальный рейхсфюрер СС сам поигрывал по вечерам на этих «нордических гуслях», мечтая о временах, когда они зазвучат в эсэсовских деревнях где-нибудь в Крыму…

«Наши люди!»

Впрочем, несмотря на обилие «прикладных исследований», главным делом «Аненербе» все же оставалось выстраивание «арийской картины мира», и самым масштабным мероприятием общества перед самой войной стали полевые работы в Тибете. Их вдохновителем выступил, следуя своей основной профессии, сам Вальтер Вюст, которому удалось буквально заразить Гиммлера Востоком. Естественно, под нужным идейным соусом. Скажем, он познакомил рейхсфюрера с «Ригведой», утверждая, что в Х веке до н. э. эту великую книгу написали не древние индийцы, а «нордические барды», пришедшие на берега Ганга из лесов Вестфалии. Шеф СС выучил многие стихи из нее наизусть, а также всюду возил с собой «Бхагавад-Гиту», пытаясь постичь тайны индийской (то есть, простите, арийской) философии, и серьезно увлекся йогой.

Затем Вюст представил начальнику уже прославившегося своими путешествиями в Памир, Китай и Сибирь молодого зоолога Эрнста Шефера. Выслушав его рассказы о голубоглазом блондине, от которого пошел род Чингисхана, об арийской внешности некоторых племен Афганистана и древних могильниках «расы господ» в Тибете, Гиммлер воскликнул: «Так это же наши люди!»

И вот уже летом 1938-го новоиспеченный оберштурмфюрер (старший лейтенант) Шефер отправляется вместе с группой сотрудников «Аненербе», чьи пробковые шлемы украшала двойная молния (эмблема СС), из Берлина в Лхасу. Полгода спустя первыми из немцев они увидели этот священный город.

Ученый-фанатик, послуживший позже для Яна Флеминга прообразом главного врага Джеймса Бонда, Эрнста Блофельда, руководитель экспедиции был, что называется, настоящим «мачо», не признававшим никаких преград. В личные дела именно таких, как он, кадровики «черного ордена» записывали: «Истинный ариец. Характер нордический». Шефер без особого труда сумел обойти запрет властей Британской Индии, контролировавших подходы к Гималаям, на посещение Тибета — просто задобрил подарками монахов из окружения малолетнего далайламы и пробрался через границу в их окружении.

По самой Лхасе немцы торжественно пронесли знамя со свастикой — во время шествия в честь наступления буддийского Нового года. Потом их принял регент экзотического теократического Тибетского государства Ретинг Римпоче, который вручил им письмо для Гитлера и даже подарил 108 томов «Ганджура» — древнего свода ламаизма. За пределами родных гор имелось всего три копии этой священной книги.

Наконец, пришло время приступать к делу, и члены экспедиции работали по 20 часов в сутки: снимали на кинопленку ритуалы в монастырях и просто быт священной столицы, собирали гербарии, закупали всевозможную живность (причем монахи выдвигали условием сохранение животным жизни, так что пришлось тащить с собой в Рейх целый зоопарк). Чтобы осчастливить «вооруженных крестьян», о которых мечтал Гиммлер, Шефер раздобыл образцы вызревающей за 60 дней высокогорной тибетской пшеницы. Специалист по «расовой гигиене» Бруно Бегер не только обмерил своими циркулями сотни тибетских черепов, но и уговорил несколько десятков их обладателей подставить ему лица для слепков. «Аненербе» искало доказательства анатомической связи местной аристократии с «нордической расой». Наконец, настырный оберштурмфюрер даже добился разрешения исследовать долину Ярлунг, куда, как гласит легенда, по веревке с небес спустились первые тибетские правители и где он предполагал найти следы пресловутой Шамбалы. Нашел или нет — история и сам искавший умалчивают…

По следам снежного арийца

Единственное, чего не удалось Шеферу, так это поймать снежного человека. Зачем он понадобился СС? Дело в том, что тибетское путешествие должно было стать лишь первым «геополитическим мегапроектом» Вюста. После провала «атлантической теории» Гиммлер очень хотел как-нибудь угодить Гитлеру, который скептически относился к «нордическим» заскокам своего «верного Генриха». Фюрер, человек, как ни странно, весьма трезвомыслящий в практических делах, считал, что нечего возиться с наследием древних германцев, которые ничего значительного не создали. Чтобы убедить его во всей этой эсэсовской «научной фантастике», требовались доказательства. В частности, Гитлер увлекался идеей о столкновениях нашей планеты с ледяными метеоритами, имевшими место в древности и разрушившими арийскую працивилизацию — ее-то существование и пытался подкрепить своими исследованиями в Тибете Шефер.

А сформулировал эту так называемую «теорию мирового льда» некий австрийский инженер по холодильникам Ганс Гербигер (так что у Владимира Сорокина с его романом «Лед» был предшественник). Теперь нацисты «официально» отводили ему роль первого физика ХХ века (в глазах остального мира таковым являлся еврей Эйнштейн). По его мысли, когда ледяные метеориты входили в земную атмосферу, гравитационное поле создавало гигантские волны, смывавшие с суши все живое. Последний раз такая катастрофа произошла якобы всего 10 тысяч лет назад. Древние флора и фауна, а также остатки ариев, обладавшие парапсихологическими способностями, могли выжить только в самых высокогорных районах, вроде Тибета или Боливийских Анд. Их-то и искали деятели из «Аненербе» в Гималаях. Вот только непонятно — кем считали снежного человека Шефер и Гиммлер — «истинным арийцем» или доисторическим животным?..

Во всяком случае, экспедиция с триумфом возвратилась в Берлин в августе 1939 года — на аэродроме ее встречал лично рейхсфюрер, а эсэсовский оберштурмфюрер стал национальным героем Германии, чем-то средним между Шетерхэндом из романов про Виннету и тем же Индианой Джонсом.

Однако уже второе большое научное путешествие — на озеро Титикака, где сотрудник «Отдела теории мирового льда» Эдмунд Кисс должен был, используя авиацию и батискафы, провести широкомасштабные исследования руин древнего города Тиауанако, — не состоялось. Состоялась Вторая мировая война.

Сотрудники «Аненербе» теперь ездили не в далекие экзотические страны, а только на оккупированные вермахтом территории. Спецкоманды «Наследия предков» потихоньку грабили музеи и библиотеки Польши, Франции, Югославии, СССР. Правда, по договоренности с Гитлером и Герингом они оставляли им произведения изобразительного искусства, но зато целиком распоряжались этнографическими и особенно археологическими материалами.

  
Следы "древнейшей империи германцев" Гиммлер искал, привлекая археологов
Артефакты «Отдела археологии»

Эта наука оставалась одной из приоритетных областей для Общества с момента его основания и до роспуска. Ведь шла охота за тайнами «нордической расы», и любой глиняный черепок, к которому могли прикасаться арийские предки, по-язычески рассматривался как «ключ» к их тайнам и святыня. Гиммлер бредил идеей поставить на службу нацизму «дремлющие» в «наследниках» парапсихологические способности. Подобно тому как итальянское Возрождение, оттолкнувшись от античности, породило всю культуру Нового времени, «Возрождение» нацистское должно было оттолкнуться от древнеарийской эпохи. Как всегда, на острие поисков и экспериментов — «Аненербе».

Большая часть раскопок древних поселений на территории Рейха находилась в ведении его «Отдела археологии», который возглавлял один из лучших в мире специалистов по культурам готов и викингов, доктор Герберт Янкун. А в начале 1937 года «Наследие предков» получило под свой контроль и главное археологическое сокровище страны — Экстернштайне, гряду причудливых скал на берегу одного из озер в Тевтобургском лесу. Несколько поколений немецких националистов верили, что именно там находилось святилище племени херусков, во главе со своим вождем Арминием разгромивших неподалеку лучшие легионы Октавиана Августа. Эта победа стала поворотным пунктом европейской античности: в борьбе с германцами Рим перешел от нападения к обороне. В Экстернштайне же якобы до VIII века саксы и другие потомки херусков поклонялись священному дереву Ирминсул, спиленному лишь франками при Карле Великом.

  
Гимлер верил, что вертикальные песчаниковые скалы Экстернштайне были свидетелями языческих ритуалов древних германцев
В 1939 году весь район, раньше служивший любимым местом гуляний вестфальских жителей, объявили «запретным». Его взяли под охрану войска СС, а археологи из «Аненербе» приступили к широкомасштабным раскопкам.

Гиммлер «секретничал» не зря. Хотя профессор Мюнстерского университета Юлиус Андре утверждал, что нашел «следы жертвенных костров», ему не удалось обнаружить убедительных доказательств существования какого бы то ни было языческого святилища в Экстернштайне. Естественно, это не помешало рейхсфюреру продолжать считать живописные скалы «священным местом», тайны которого пока недоступны пониманию. Более того, оно получило статус «Святилища СС», и «черный орден» проводил здесь свои ритуальные церемонии в день летнего солнцестояния, а также фантастические театрализованные мистерии вроде «Торжества германцев над египтянами».

Главный «куратор» верил, что археологические котлованы — это идеальное место для «единения» эсэсовцев с арийскими предками. Гитлер, хоть и высмеивал «поиски старых горшков», тоже очень ценил «язычество» СС, изобретенное на основе изученных в «Аненербе» древнегерманских обрядов. Как известно, фюрер считал злейшим после коммунизма врагом нацизма христианство, которое так и называл — «предбольшевизмом» (он уточнял, правда, что Иисус, сын римского легионера и «истинный ариец», все говорил и делал правильно, но злокозненный еврей апостол Павел извратил его учение). Уж лучше возрожденная «верным Генрихом» «вера дикарей, поклоняющихся силам природы», чем «позорная, размягчающая религиозность немцев». «Ни один из эсэсовцев не ходит в церковь, и тем не менее они со спокойной душой идут на смерть», — удовлетворенно констатировал вождь Рейха.

В замке Вевельсбург (Вестфалия) с благословения Гитлера даже началось возведение «Ватикана» новой веры. И роль «Наследия предков» в этой вере «истинных арийцев», лишенных не только веры в Бога, но и «химеры морали», была огромна…

С первых дней существования Общества служившие в нем филологи, археологи, этнографы и историки писали для СС учебно-воспитательные программы, подготавливали слайд-шоу и снимали «научно-пропагандистские» фильмы. Каждому эсэсовцу в обязательном порядке преподавали «Эдду» и чтение рун. «Аненербе» в спешном режиме разработало обряды свадеб, «освящения» новорожденных (вместо крещения), вручения оружия новобранцам, похорон. Кстати, на фронте погибших членов «ордена» закапывали на особых кладбищах и вместо креста на могилах изображали руну смерти. Бойцам зондеркоманд и охране концлагерей читали лекции, «научно» обосновывавшие тотальное уничтожение врагов Рейха. Ссылаясь на результаты раскопок, тот же доктор Янкун, например, доказывал, что древние германцы безжалостно топили в болотах предателей со всеми их домочадцами, а также гомосексуалистов и вероотступников. А к 1942 году, поискав предварительно в Крыму следы мифической Готской империи (безуспешно), он так «распалился», что попросил зачислить себя офицером разведки в дивизию СС «Викинг», где раньше вел «культурно-политическое воспитание».

Вообще-то, разрешая своему бравому археологу оставаться на фронте, Гиммлер делал исключение. Умным головам из «Наследия предков» надлежало ковать победу в тылу. В 1941 году общество было включено в личный штаб рейхсфюрера СС, и вся его деятельность перешла окончательно на военные рельсы. Многие проекты, вроде «Роли леса в жизни древних германцев», свернулись, а вместо них появился «Институт военных исследований». Его возглавил все тот же непотопляемый исполнительный директор Вольфрам Зиверс.

  
Одна из угловых башен треугольного замка Вевельсбург (взорван по приказу Гиммлера в 1945 году, восстановлен в 1950-х годах)
Нацистский «Ватикан»
Еще в 1934 году в 30 километрах от Экстернштайне, в Тевтобургском лесу, Генрих Гиммлер арендовал за символическую плату древний замок Вевельсбург. Там он собирался устроить центр нацистской «новой религии», которая создавалась в недрах СС как синтез язычества древних германцев, истинного, еще «не отравленного евреями» христианства и оккультизма XIX века. Место для эсэсовского «Ватикана» выбрал бригаденфюрер (генерал-майор) Карл Мария Вилигут, который называл сам себя древнегерманским именем Вейстор. Этот пожилой отставной полковник австро-венгерской армии утверждал, что происходит из семьи магов и ведет свою родословную от самого вождя Арминия, победителя римлян. Замок имеет точно такую же треугольную форму, как легендарная крепость Монсегюр во Франции, где укрывались последние катары, унесшие с собой в могилу тайну «Святого Грааля». Он был отреставрирован заключенными концлагеря, созданного неподалеку специально для этой цели. В замке разместились археологический музей и «Нордическая академия» СС. В июле 1940 года Гитлер утвердил государственный план реконструкции Вевельсбурга. Она должна была продлиться двадцать лет и стоить 250 миллионов рейхсмарок — 1 миллиард 250 миллионов долларов по сегодняшнему курсу. По плану архитектора Германа Бартельса треугольник замка вписывался в гигантское кольцо сооружений, обнесенных по окружности тройной крепостной стеной высотой 15 метров. Вейстор указывал, что все это символизирует «Копье судьбы», вписанное в чашу «Грааля», и точно соответствует форме серебряного кольца «Мертвая голова», которое вручалось каждому члену СС. В комплексе зданий рядом со «Звездным храмом» «нового язычества» размещались Библиотека оккультизма и Институт древней истории. В самом замке имелись апартаменты для всех двенадцати (!) обергруппенфюреров (высших генералов) СС. В расписанном рунами кабинете Гиммлера хранилась копия самого «Копья судьбы», которым пронзили «истинного арийца» Христа. Оригинал этой реликвии находился в сокровищнице Габсбургов в Вене, но должен был быть перенесен в Вевельсбург после его реконструкции. Смысловым центром эсэсовского «Ватикана» должна была стать северная башня замка-треугольника, нацеленного на мистический остров Туле в Арктике. В ней успели построить нижний зал «Валгаллу» (в честь места, где пировали скандинавские боги и герои) с вечным огнем посередине и криптой-усыпальницей, спроектированной по типу древнемикенских гробниц. Она являла собой Нифлхайм — мир мертвых из древних саг. Здесь должны были покоиться умершие обергруппенфюреры и кольца всех членов «черного ордена» после ухода их хозяев в иной мир. А этажом выше возвели двенадцатиколонный Мидгард — мир живых. Сидя за круглым столом, двенадцать обергруппенфюреров, рыцарей «черного ордена», вершили бы здесь судьбы человечества. Венчать северную башню предстояло «Залу Грааля», который одновременно символизировал древнегерманский мир богов — Асгард. Поисками легендарной чаши для этого «святилища» занимался ученик Вейстора сотрудник «Аненербе» Отто Ран. Перекрытый огромным куполом, прорезанным 48 окнами, «Зал Грааля» предназначался для религиозных медитаций рейхсфюрера СС и его ближайшего окружения. Недостроенный замок Вевельсбург в апреле 1945 года подожгла спецкоманда эсэсовцев. Но «Валгалла» и «Зал рыцарей Круглого стола» сохранились до сих пор. На полу там еще видно «Черное солнце», сплетенное из 12 рун победы, — символ «нового порядка», который, к счастью, не установили на Земле «сверхчеловеки» из СС.

Конвейер Рашера

Требование рейхсфюрера раскрыть секрет разящего огненного молота скандинавского бога Тора вызвало к жизни проект «электрической пушки». «Аненербе» совместно с фирмой «Элемаг» занялось подготовкой чертежей гигантского громоотвода, собирающего энергию молний. С его помощью предстояло «вырубать» все электроприборы противника в прифронтовой зоне. Этот проект, однако, признали технически неосуществимым физики из Имперского исследовательского комитета.

Ничем закончились и попытки использовать телепатию как новейшее средство связи, а также извлечь из вод Рейна золото методами «арийской химии».

Точные науки никак не желали поддаваться «ученым» фокусникам из «Наследия предков». Единственной областью, в которой институту Зиверса удалось «порадовать» Гиммлера успехами, была медицина, а точнее — эксперименты над людьми. Опыты сотрудников «Аненербе» в Дахау начались еще до войны. В апреле 1939 года мюнхенский врач Зигмунд Рашер начал испытывать на заключенных свое лекарство от рака. Однако по-настоящему этот изувер развернулся в феврале 1942 года, когда в его «любимом» концлагере построили камеру высокого давления. Рашер проводил в ней опыты, с тем чтобы разработать средства защиты и лечения для летчиков и подводников. Заключенных «испытывали на прочность», хладнокровно наблюдая в специальное окошко за их мучениями. Много раз опытами «любовался» сам рейхсфюрер в компании с Зиверсом.

Еще позднее страшный доктор занялся проблемой переохлаждения. Теперь несчастных помещали в ванны с ледяной водой, доводили до полумертвого состояния, а потом различными способами старались «вернуть к жизни» (скажем, для отогревания использовали даже проституток из борделя). А когда Рашеру пришло в голову искать наилучший антисептик, по людям стали стрелять в упор, а потом обрабатывать раны различными средствами, вплоть до яблочного сиропа. Конвейер истязаний, жертвами которых стали тысячи заключенных, остановил в 1944 году лишь неожиданный арест самого эсэсовского экспериментатора.

Гиммлера привело в ярость известие о том, что в свободное от службы время гауптштурмфюрер (капитан) СС занимается похищениями детей на улицах Мюнхена. Восемь украденных им младенцев врач выдавал за детей от своей 52-летней жены. Якобы разработанные им чудопилюли сподвигли старушку Каролину Рашер на рождение двоен и троен «истинно арийских» мальчиков! По приказу Гиммлера мать-героиню повесили в Равенсбрюке, а отец-новатор получил пулю в затылок в том самом Дахау, где истязал заключенных.

Другим «героем медицинского фронта» стал хирург из Страсбурга Август Хирт, который искал противоядие от отравляющих газов, обрекая на мучительную смерть сотни людей. Но особое расположение рейхсфюрера принесло ему то, что совместно с прославившимся в Тибете «расовым специалистом» Бруно Бегером он создал коллекцию еврейских скелетов. Бегер отбирал, обмеривал и подвергал различным исследованиям узников Освенцима, а Хирт потом умерщвлял их в газовой камере и препарировал трупы по собственной методике. Такой страшный «каталог» должен был стать идеальным индикатором «признаков еврейства» — даже в третьем и четвертом поколениях…

Когда американцы в конце 1944 года захватили Страсбург, они обнаружили в клинике Хирта плавающие в формалине, еще не «обработанные» до конца трупы 86 мужчин, женщин и детей. Вместе с документами «Аненербе», найденными после войны в одной из пещер в Баварских Альпах, эта страшная находка стала главной уликой обвинения в делах врачей-убийц из «Наследия предков».

Исполнительный директор общества Вольфрам Зиверс был приговорен Нюрнбергским военным трибуналом к повешению. Хирт (как, собственно, и Гиммлер) успел покончить с собой до суда.

Однако сотни филологов и историков из «Аненербе» отделались лишь временным запретом на профессиональную деятельность. С пеной у рта они доказывали, что являются обманутыми нацистским режимом романтиками и просто увлекаются древнегерманским прошлым. Однако созданные ими мифы об этом прошлом, к сожалению, превратились в угрозу человечеству, вооружив «новой религией» «черный орден». Поэтому Нюрнбергский трибунал объявил «Наследие предков» преступной организацией. История вынесла свой приговор «Аненербе».

Читайте также на сайте «Вокруг Света»:

Просмотров: 68094
Самая красивая страна