Хронограф
18152229
29162330
310172431
4111825
5121926
6132027
7142128

<декабрь>

Путеводители

Италия. Дожи и наемники

Италия. Дожи и наемники

Прекрасная и романтичная Венеция некогда была могущественной, коварной и опасной для соседей торговой республикой. Начиная с VII века ею управляли дожи, которые избирались народом пожизненно. Слово "дож" происходит от латинского "дуце", что означает вождь. Центром управления городом стал Дворец дожей на площади Сан-Марко. Фасад Дворца дожей украшен рядом белых колонн, среди которых посередине выделяются две розовые. Это место, откуда дожи представали перед своим народом во время торжественных случаев.

Конечно, попадались среди правителей самые разные - глупцы, тираны, корыстолюбцы. Но самых неподходящих венецианский народ свергал, например жестокого дожа Пьетро Кандиано, который на деньги республики в личных целях нанимал иностранные войска. Восстание горожан было ужасным - они подожгли базилику Св. Марка, герцогский замок и более 300 домов, в те времена строившихся исключительно из дерева. Так что городу, стоящему на водах, грозила реальная опасность погибнуть от огня. Но в основном дожи все-таки старались сделать все возможное для процветания государства. Причем исходили, видимо, из принципа, что цель оправдывает средства. Хитроумный дож Энрико Дандоло заставил поработать на себя крестоносцев.

Случилось это так. В 1202 г. большое воинство рыцарей, в основном французов, собиралось отплыть из Венеции на восток для освобождения Гроба Господня. Девяностолетний дож Энрико Дандоло договорился с участниками Четвертого крестового похода перевезти их в Египет за восемьдесят пять тысяч марок серебром. Но хотя дож был почти слеп из-за давнего ранения в голову, это не помешало ему проявить завидную прозорливость. Он не слишком-то верил, что крестоносцы способны заплатить означенную сумму, и потому велел венецианским кораблям отвезти воинство на один из островов лагуны. Затем суда были отведены от острова и дож потребовал деньги вперед. Предчувствие его не обмануло. Рыцари смогли наскрести только чуть больше половины оговоренной суммы. Энрико Дандоло предложил крестоносцам в качестве компенсации захватить для Венеции город Зару. Тем ничего не оставалось делать, как забыть на время о своей высокой цели и стать простыми наемниками. Кстати, почти слепой девяностолетний дож сам принял участие в походе и возглавил флот. В результате захвата Зары Венеция получила корабельный лес и устранила торгового соперника. Вдохновитель крестового похода папа Иннокентий III отлучил венецианцев от церкви. Но Дандоло это не смутило. Недаром же про венецианцев говорили, что они очень сильно верят в Святого Марка, довольно сильно в Бога и совсем не верят в Папу. Более того, Дандоло убедил крестоносцев двинуться на Константинополь. Надо ли говорить, что энергичный старец и сам опять отправился с ними. И вот Венеции достался целый квартал в Константинополе, а также часть прежних владений Византии на побережье Греции, с Критом и еще несколькими островами в придачу. Так Венеция окрепла и вступила в долгий период процветания, ибо к ней перешло господство в торговле между Европой и Востоком.

Несмотря на тесную, хоть и вынужденную связь Венеции с крестоносцами, город относился к ним с некоторым сомнением. Конечно, венецианцы всячески привечали доблестных рыцарей, но, зная их разнузданный и вспыльчивый нрав, на всякий случай старались держать их подальше от центра. И потому Оспедале-деи-Крочифери находится на окраинной (по тем временам) набережной Санта-Катерина. "Крочифери" по-итальянски значит крестоносцы, а "оспедале" - госпиталь. Это заведение было чем-то вроде реабилитационного центра или дома отдыха для воинов, вернувшихся после ратных трудов. Видимо, для того, чтобы крестоносцы не расслаблялись и не забывали о своих противниках сарацинах, Оспедале был устроен недалеко от площади мавров - Пьяцца-деи-мори, - где по углам стоят заброшенные и загадочные фигуры в восточных одеждах и тюрбанах, неизвестно кем и зачем поставленные сюда в XIII веке.

Благодарность, которую испытывали венецианцы к наемным солдатам, всегда носила несколько странный и двусмысленный характер. Свидетельство тому - памятник кондотьеру, то есть наемному полководцу, Коллеони. Бартоломео Коллеони не имел наследников и все свое состояние завещал Венецианской республике. Правда, выдвинул условие, что за это ему поставят памятник на площади Сан-Марко. Венецианцы, конечно, не хотели отказываться от солидного наследства. Но в Венеции на Сан-Марко никому нельзя воздвигнуть памятник. И уж если этой чести не удостоились великие венецианцы, то тем более нельзя потакать какому-то выскочке из Бергамо. Даже при всех его заслугах перед республикой. И тогда власти города, как им не раз случалось, пошли на хитрость. Они воспользовались неточностями в завещании кондотьера и поставили ему монумент возле Сан-Марко… Но не возле собора, а возле скуолы - здания религиозной организации, основанной с благотворительной целью, - которая также носила имя Сан-Марко. Так что Венеция получила деньги, а кондотьер Коллеони - собственное изваяние на коне работы Вероккьо на площади Сан-Джованни-и-Паоло. Не совсем там, где он хотел его видеть, но разве это важно для мертвого?

Новости партнёров