Хронограф
18152229
29162330
3101724
4111825
5121926
6132027
7142128

<ноябрь>

Путеводители

ЮАР. Апартеид

ЮАР. Апартеид

Сотни убитых, тысячи искалеченных. Это была долгая изнурительная борьба. Белые стремились сохранить свое господство над черными, черные отказывались мириться с тем, что в конце XX века их продолжают считать низшей расой. Тем более что мир давно уже отказался от деления людей по расовому признаку. После второй мировой войны эта практика и вовсе была объявлена преступной. Однако в Южной Африке время словно остановилось. Почти до конца XX столетия закон делил граждан этой страны на белых, обладавших всеми правами, и черных, у которых было одно право - работать. Кейптаун, здание парламента Южно-Африканской республики. Здесь принимались законы, юридически закреплявшие господство белых над черными. Такая система получила название "апартеид" (в переводе с языка африкаанс - "раздельное существование"). Этот термин следующему поколению страны уже вряд ли что-то скажет. Но еще недавно он был у всех на слуху. "Южная Африка" и "апартеид" воспринимались как синонимы. Введение расовых законов власти пытались оправдать тем, что черных в ЮАР в пять раз больше, чем белых, и если допустить, например, смешанные браки, белых в стране скоро не останется вовсе. Ссылались идеологи апартеида и на то, что коренное население недостаточно пока цивилизованно и свободу понимает не иначе, как свободу грабить и убивать. На этом основании в стране было запрещено совместное обучение черных и белых в школах и высших учебных заведениях. Лиц с темной кожей лишили права на забастовку. Даже появляться в крупных городах они могли только в рабочее время с письменного разрешения работодателей. Все остальное время африканцы должны были находиться в так называемых "тауншипах", проще говоря, гетто, которые создавались на окраинах крупных городов. Один из самых крупных тауншипов ЮАР - Александра. Район Александра - типичное гетто Йоханнесбурга. Еще это место называют Dark City, то есть "темный город". Из миллиона здешних жителей - шестьсот тысяч безработных. Уровень безработицы здесь - один из самых высоких в ЮАР, соответственно - один из самых высоких уровней преступности. Полиция на этих улицах такое же уникальное явление, как и снег. Всякий, кто скрывается от полиции, оказывается здесь, в набитых людьми каменных коробках. Сегодня Александру уже нельзя назвать гетто - это обыкновенный негритянский район Йоханнесбурга, согласно статистике, самый неблагополучный в стране. Чужому, в особенности белому, появляться здесь даже днем не рекомендуется. Как ни тяжела была жизнь в Александре во времена апартеида, соседство с большим городом давало возможность что-то заработать и дать детям какое-никакое образование. Поэтому, несмотря на ограничения, население Александры быстро росло. В 50-х число нелегальных жителей гетто достигло критического уровня и власти стали насильственно переселять людей в соседние тауншипы. Марши протеста и столкновения с полицией стали в те времена в Александре постоянным явлением. Недовольство расистским режимом росло по всей стране.

В тридцати минутах езды от Йоханнесбурга находится город Соуэто. Здесь на площади свыше девяноста квадратных километров проживает более миллиона человек. Печальную известность этот город приобрел после событий 16 июня 1976-го. В этой части Соуэто, которая называется Орландо, проходила студенческая демонстрация. Около десяти тысяч молодых людей двигались по улицам. Здесь их встретили полицейские, вооруженные гранатами со слезоточивым газом и автоматическими винтовками R1. Без всякого предупреждения полиция открыла огонь. Студенты бросились бежать - полицейские спустили собак. По самым скромным подсчетам, в тот день погибло сто человек и более тысячи получили ранения. Поводом для демонстрации послужил провокационный указ Департамента образования. Школам и университетам предписывалось вести преподавание не на общеупотребительном английском, а на африкаанс - языке белого меньшинства ЮАР. Устроенная властями бойня всколыхнула все миллионное население города. До конца семьдесят шестого здесь не прекращались демонстрации, которые власти разгоняли с неизменной жестокостью. За полгода в Соуэто были убиты еще более шестисот человек, тысячи - ранены и десятки тысяч арестованы. Очевидец июньских событий - Хоуп Мабасо: "Я был еще совсем ребенком, но тот день помню очень хорошо. Вместе с друзьями мы возвращались домой из школы. Навстречу двигалась толпа студентов. Их были тысячи - они шли и пели, и конца им не было видно. Я пошел вместе с ними. На площади демонстрацию поджидали сотни полицейских, мне стало страшно, и я побежал. За спиной слышались выстрелы. Только вечером я узнал, сколько человек там погибло". Окончив школу, Хоуп Мабасо вступил в ряды АНК - Африканского национального конгресса, главной во времена апартеида оппозиционной силы в ЮАР. В шестидесятом году Конгресс был запрещен, тем не менее в семидесятых число его членов уже перевалило за сто тысяч человек. Почти такой же была численность боевого крыла АНК, которое называлось "Умконто Ве Сизве", или "Копье нации". Идейным вдохновителем и руководителем "Копья Нации" был Нельсон Мандела.

Нельсон Мандела. Родился 18 июля 1918 г. в деревне Умвезу Восточно-Капской провинции. Настоящее имя - Ролихлахла. На языке коса это означает "приносящий беду". Нельсоном Манделу назвал его школьный учитель - уж очень зловещим ему показалось имя мальчика. Окончив школу, Мандела поступил в колледж, из которого был вскоре исключен за участие в беспорядках. Уже тогда он пришел к выводу, что режим апартеида можно уничтожить только силой, для чего необходимо создать боевую организацию. Вступив в середине сороковых в АНК, Мандела за считанные месяцы сделался одной из ключевых фигур партии. "Копье нации" было создано им в начале шестидесятых, но почти сразу, в июне шестьдесят второго, его арестовали. Суд приговорил Манделу к пожизненному заключению.

Место заключения Нельсона Манделы - тюрьма острова Роббен. Секция "Б". Камера номер пять. Квадратное пространство - два на два метра. Личные вещи заключенного, которому присвоили порядковый номер четыреста шестьдесят шесть, посуда из нержавеющей стали и войлочная подстилка вместо нар. Спать приходилось прямо на полу. Подъем в пять утра, отбой - в семь часов вечера. Весь световой день - изнурительный труд. Нельсон Мандела провел здесь ровно восемнадцать лет. В тюрьме острова Роббен побывали почти все лидеры Африканского национального конгресса и других организаций, выступавших против правящего режима. Ллевелин Дэймон, историк: "Секция "Б" была особенной. Здесь в одиночках содержались наиболее опасные с точки зрения властей политические заключенные. Обращались с ними достаточно почтительно: и руководство тюрьмы, и рядовые надзиратели понимали, что имеют дело не с какими-то уголовниками, а с людьми, сидящими за свои убеждения. Там были и учителя, и врачи, и священники, и доктора философии". Нчеба Факу, почетный мэр города Порт-Элизабет. На остров Робен он попал в неполные двадцать лет. Его приговорили к десяти годам тюрьмы за участие в движении Сопротивления. Нчеба Факу: "Я был одним из самых молодых заключенных на Роббен-Айлэнде, если не самым молодым. Несколько раз мне доводилось встречаться с Манделой. Даже в тюрьме он оставался открытым, доброжелательным, спокойным и в то же время несгибаемым человеком. Помню, как он сказал: "Выжить здесь можно, только если ты абсолютно уверен в собственной правоте".

К концу восьмидесятых даже власти ЮАР поняли, что дни апартеида сочтены. Сопротивление черного населения росло. США и страны Европы ввели санкции против режима Претории. Иностранные компании и инвесторы сворачивали свою деятельность в ЮАР, опасаясь дальнейшей дестабилизации. В восемьдесят девятом заболевшего Питера Боту сменил на посту президента Фредерик де Клерк, прежде возглавлявший Министерство внутренних дел. Де Клерк, которого впоследствии окрестили "южно-африканским Горбачевым", выдвинул пятилетний план демонтажа системы апартеида. Изменения в стране начались сразу после того, как Де Клерк возглавил ЮАР. Он отменил главные расистские законы - закон о расселении по группам и закон о регистрации населения; снял запрет на деятельность АНК и освободил из заключения Нельсона Манделу. Реакция на это была столь восторженной, что со стороны казалось, будто население страны в одночасье лишилось рассудка. В девяносто четвертом в Южной Африке состоялись первые общенациональные выборы с участием африканского большинства. Президентом стал Нельсон Мандела. К тому времени руководитель АНК уже был лауреатом Нобелевской премии мира, человеком, о котором снимали фильмы и писали книги.

Главный бестселлер Южной Африки последних лет - книга "На шаг от Манделы". История президентства Нельсона Манделы глазами руководителя его службы безопасности Рори Стейна. Человека, которого называли "тень президента". Бывший офицер полиции, Рори Стейн возглавлял службу безопасности Манделы с девяносто шестого по конец девяноста девятого. Выйдя в отставку, Стейн с женой и тремя детьми поселился в пригороде Йоханнесбурга. Годы, проведенные рядом с Манделой, он считает лучшими в своей жизни. Рори Стейн: "Девяносто процентов нашей работы было обеспечение так называемого "контакта с массами". Мистер Мандела очень любил общаться с людьми. Если он видел в толпе детей, то шел к детям. Если кто-то хотел пожать ему руку, с готовностью протягивал свою. Нашей службе приходилось учиться взаимодействовать с народом, который всегда с восторгом приветствовал своего президента. Нельзя было предугадать, где мистер Мандела захочет оказаться в следующий момент. Это абсолютно бесстрашный и непредсказуемый человек". О своем подопечном мистер Стейн может говорить часами. Но нам было интересно узнать, как он относится к переменам, произошедшим в ЮАР. Рори Стейн: "Теперь это совсем другая страна, и самое удивительное, что на все понадобилось каких-то десять лет. И не только внутри страны все изменилось. Например, раньше к нам, белым жителям ЮАР, за границей относились крайне настороженно. Думали: да там, в ЮАР, вообще кошмар! Теперь с паспортом гражданина ЮАР вас везде ожидает теплый прием. Говорят: о, ЮАР! Нельсон Мандела!!!"

Сегодня Южно-Африканская Республика - это и в самом деле "совсем другая страна". Сэнтон-сити, Йоханнесбург - в недавнем прошлом район белых толстосумов. Здесь - самые дорогие особняки, самые роскошные рестораны, самые крупные торговые центры. Из чернокожего населения сюда имели доступ только те, кто обслуживал белых: уборщики, официанты, продавцы. За девять лет все радикально изменилось. Теперь здесь живут и белые, и чернокожие, и индусы, и арабы. Цвет кожи уже не имеет значения. Единственное, что важно - это деньги. "Хочешь денег? Заработай их честным трудом!" Только вот во времена апартеида черные фактически не допускались к хорошо оплачиваемым профессиям. С приходом к власти Африканского национального конгресса коренное население получило реальный доступ и к образованию, и к государственным должностям, и к занятию бизнесом.

Винодельческая ферма New Beginning, провинция Западный Кейп. После отмены апартеида белый владелец фермы разделил ее на две равные части. Часть он оставил себе, часть подарил чернокожим фермерам. Те организовали кооператив, который представляет собой совершенно отдельную фирму, никак не связанную с фирмой бывшего хозяина. Уолтер, менеджер New Beginning: "Безусловно, изменился весь уклад фермерской жизни. Сегодня, если ты умеешь работать - ты будешь зарабатывать приличные деньги, в независимости от того, какого цвета у тебя кожа. Никакой дискриминации нет и в помине. Есть конкуренция, но это нормальное явление". Джерри, работник фермы: "Лучше даже не вспоминать о том, что было раньше. Еще десять лет назад я работал с утра до вечера, и мне едва хватало на хлеб. Теперь я могу обеспечить не только самого себя, но еще и своих внуков. Их у меня трое". Вино, произведенное на ферме New Beginning, вам предложат практически в любом ресторане Западного Кейпа. Двери этих ресторанов сейчас открыты для всех. Увидеть табличку "Только для белых" теперь можно разве что в музее. Рори Ньюин - сомелье ресторана "Thirty four degree" - вина New Beginning считает вполне конкурентоспособными, но к изменениям в стране относится крайне скептически. Рори Ньюин: "Равноправие - это, разумеется, очень важно, но в данный момент мы столкнулись с проблемой "утечки мозгов". Последние несколько лет АНК проводит в жизнь программу affirmative actions: теперь, при устройстве на работу, предпочтение отдается людям с черным цветом кожи. Белому специалисту найти себе работу - все труднее, а потому многие хорошо образованные и способные люди уезжают за рубеж. Все бы ничего, только компетентных специалистов среди черных пока очень мало".

Программа affirmative actions - в переводе "позитивные действия" - была заимствована новой властью ЮАР у американцев. Во времена президента Линдона Джонсона в США запустили такую программу с целью устранить последствия расовой дискриминации, обеспечить афроамериканцам равные не на бумаге, а на деле возможности с белыми. Но отставание, копившееся веками, за несколько лет не преодолеешь - считает Джанет Черри, преподаватель социологии в университете города Порт-Элизабет. Джанет Черри: "Если посмотреть, какая часть черных детей, оканчивая школу, имеют хоть какое-то представление о той же математике, то картина будет безрадостная - число их по-прежнему очень невелико. Но не надо забывать, апартеид отменен неполных десять лет назад - за такой срок решить проблему образования просто невозможно. Огромное достижение уже то, что правительство этим вплотную занялось. Осталось набраться терпения и ждать".

Восточно-Капская провинция. В этом районе живут в основном представители племени коса. Эта деревня называется Умвезу. Знаменита она тем, что в ней восемьдесят пять лет назад родился Нельсон Мандела. С тех пор здесь мало что изменилось: те же самые домики с покосившимися соломенными крышами, те же загоны для скота. Правда, год назад в Умвезу провели электричество. Водопровода пока нет, поэтому зимой, когда пересыхают окрестные ручьи, жителям приходится возить воду издалека. Но даже и без водопровода свобода - великая ценность. Требуется только правильно ею пользоваться. Коренному населению, живущему в ЮАР в наши дни, этому еще предстоит научиться.

Новости партнёров