Хронограф
18152229
29162330
310172431
4111825
5121926
6132027
7142128

<декабрь>

Путеводители

Италия. Леонардо. «Тайная вечеря»

В 1492 г. Милан праздновал бракосочетание могущественного регента Лодовико иль Моро с прекрасной Беатриче Д`Эсте. "Праздничный водоворот не умещался в пределах замка Сфорцеско, и его частицы, подчиняющиеся центробежной силе, выплескивались наружу". Придворный инженер Леонардо да Винчи лично управлял торжеством и придумал немало хитрых вещиц на потеху гостям. Придворный поэт сочинил гимн в честь молодоженов, хвалебная песнь исполнялась под музыку Леонардо: Грянули хором: слава Моро! Слава Моро и Беатриче! Лишь тот узнает меру величья, Кто служит ей и великому Моро; Грянем же хором - слава Моро и Беатриче!

Беатриче Д`Эсте блистала красотой и молодостью. Впрочем, сердце Лодовико было слишком большим и любвеобильным, так что в нем хватало мета не только Беатриче, но и многим другим прекрасным дамам. До недавнего времени полновластной хозяйкой этого сердца была Чечилия Галлерани. За блестящий ум и поэтический дар современники сравнивали ее с Сафо. В ее внешности было что-то незаконченное, и это лишь добавляло очарования. Поэты называли ее каплею ртути, которая всегда в движении. Лодовико был поглощен мыслями о Чечилии и заказал у Леонардо да Винчи ее портрет. Художник изобразил примадонну с горностаем на коленях, и для потомков эта работа сохранилась под названием "Дамы с горностаем". Белоснежный зверек символизировал благородство, чистоту и власть. Что касается изображения самой Чечилии, то здесь художник использовал прием неуловимого движения. Кажется, что сеньору кто-то позвал, и она вот-вот встанет и уйдет. Поэт Бернарде Беллинчоне, живший тогда в Милане, увидев портрет синьоры Чечилии, сказал: "Ломбардским увальням и обжорам дан прекрасный урок: в конюшне, полной навоза, тосканец сумел отыскать изумительный перл чистоты и изящества…". Леонардо и сам был в восторге, правда, не от портрета, а от самой модели. Похоже, что и Чечилия не осталась равнодушна к художнику. Существует версия, будто их связывала то ли нежная дружба, то ли пылкая, но платоническая любовь.

Так или иначе, но в 1492 г. королевой праздника была не Чечилия Галлерани, которую приближенные иль Моро прочило в жены, а Беатриче Д`Эсте. Юная, капризная, не лишенная странностей - она обожала уродов, убогих и отвратительных карлов. Нижние комнаты замка наполнились этими человеческими экземплярами, и юная жена Лодовико находила в них утешение, как если бы играла с куклами. Все в ее жизни складывалось хорошо, муж выполнял любой каприз. К тому же сильно занемог Джан Галлеацо - законный герцог Милана. И у Лодовико были все шансы занять его место. По городу поползли слухи, что иль Моро приказал изобретательному Леонардо да Винчи отравить законного герцога. Повсюду шептались об отравленном дереве в его саду. Кто пустил слух, неизвестно, но экспериментальное дерево действительно существовало. В дневниках Леонардо можно найти следующую запись: "Если сделать сверлом отверстие в молодом де-реве и вогнать туда мышьяку и реальгару, субли-мированных и растворенных в водке, то это име-ет силу сделать ядовитыми плоды его или его иссушить. Но следует названному отверстию быть большим и доходить до сердцевины и быть сде-ланным в пору созревания плодов, а названную ядовитую воду следует впускать в такое отверстие при помощи насоса и затыкать крепким куском дерева". Неизвестно, чем на самом деле закончился эксперимент с наливными плодами, но в 1494 г. Джан Галлеацо умер, Лодовико Сфорца по прозвищу иль Моро стал правителем Милана, а город пребывал в уверенности, что это дело рук Леонардо да Винчи.

Флорентийца обвиняли в сговоре с темными силами. Матери прятали своих детей, когда он проходил по улице. Его считали антихристом или, на худой конец, колдуном с недобрым глазом. Опасения горожан не были лишены оснований. В замке Сфорцеско Леонардо демонстрировал ужасающие рисунки, которые шокировали даже Лодовико. "Это Бог войны", - говаривал правитель Милана, видя военные приспособления да Винчи. Колесница, оснащенная вращающимися ножами, больше походила на мясорубку. Всевозможные арбалеты, бомбарды, приспособления для уничтожения вражеских судов, костюм для хождения под водой и многое другое. Безумная фантазия Леонардо выходила за пределы человеческих представлений о войне. Вместе с тем да Винчи нельзя отказать в некоторых моральных принципах. Так, например, в одном из дневников он пишет: " Как и почему я не рассказываю о своем способе оставаться под водою столько времени, сколько можно оставаться без пищи. Этого я не обнародываю из-за злой природы людей, которые этот способ использовали бы для убийств на дне морей, проламывая дно кораблей и топя их вместе с находящимися в них людьми; и если я учил другим способам, то это потому, что они не опасны, так как над водой показывается конец трубки, посредством которой дышат…" Что это был за способ, до сих пор точно неизвестно. Видимо, да Вични изобрел некое приспособление, позволявшее обходиться без надводной трубки.

Ночные похождения Леонардо в госпитальные морги так же не добавляли ему популярности среди горожан. Его скрупулезные зарисовки мертвых тел и препарирование оных вызывали отвращение и брезгливость. Для миланцев того времени Леонардо был личностью непонятной и сложной. Человеком, который соединял в себе все самое отвратительное и самое прекрасное. Ведь те же самые руки, которые ночью изучали тела покойников, днем, вооружившись кистью, создавали самое светлое и самое прекрасное творение - "Тайную вечерю". Фреска должна была украсить стену трапезной доминиканского монастыря Мария де ля Грация. Огромное полотно было не просто иллюстрацией к Евангелию. "Когда пишешь фигуру, подумай хорошенько, кто это такой и кем ты хочешь его представить", - писал Леонардо в трактате о Живописи. И в "Тайной вечере" он не просто отразил характер каждого из апостолов, но и показал конкретную реакцию на конкретные слова "И вот, рука предающего Меня со мною за столом". Надо сказать, что сам предатель - Иуда - написан согласно представлениям доминиканцев. Он сидит среди прочих апостолов, что говорит о преднамеренном злодействе и добровольном отказе от Божьего милосердия.

Обыкновенно же Иуду изображали сидящим отдельно, подразумевая тем самым, что он жертва проклятия, павшего на него вопреки его воле. Джорджио Вазари - биограф да Винчи - писал, что приор монастыря "настойчиво требовал от Леонардо, чтобы он кончил свое произведение, ибо его удивляло, что мастер по полдня стоит в трапезной и, сделав всего один мазок, долго изучает свою работу". То ли из-за этой медлительности, то ли по другим каким причинам, но творение Леонардо, будучи еще незаконченным, начало обрастать легендами. Одна из них рассказывает, будто лик Мессии так и не был закончен. Другая - еще более невероятна, так как в ней говориться о том, что прообразом для Иуды и Христа послужил один и тот же человек. Все это лишь домыслы, так как из дневников Леонардо известно, что образ Мессии был собирательным. Да Винчи пишет: "Христос - Жиован Конте, тот, что служит у кардинала Мортаро… Алессандро Кариссими из Пармы, для рук Христа".

Рукам своих персонажей Леонардо совсем неспроста уделял такое пристальное внимание. Во-первых, руки характеризуют своего хозяина не меньше, чем лицо, а во-вторых, Маэстро и здесь не обошелся без загадок. Итальянские исследователи творчества Леонардо считают, что руки апостолов - это нотные знаки, и картину художника можно не только увидеть, но и услышать. К сожалению, точно расшифровать музыкальный ребус Леонардо пока не удалось. "Тайная вечеря" уцелела чудом. Картина начала разрушаться еще при жизни Леонардо. Маэстро слишком увлекся, экспериментируя с красками. По словам современников, да Винчи долгое время стоял перед своим творением, видя, как влажность уродует лики апостолов и Мессии. Масляные краски, которые опрометчиво использовал Леонардо для написания фрески, вздувались и отслаивались. Мириады трещин избороздили картину. Но на этом несчастья "Тайной вечери" не закончились. Спустя столетие реставраторы изуродовали полотно почти до неузнаваемости, а во вторую мировую войну в помещение монастырской трапезной попала бомба. Картину удалось восстановить только в XX веке. Реставраторы собрали ее буквально из пыли.

Более горькая участь была у другого шедевра Леонардо. Конной статуи легендарного предка Лодовико иль Моро - Франческо Сфорца. Да Винчи начал работу над колоссом еще в 1483 г., как только приехал в Милан. Многочисленные рисунки, эскизы и наброски лишь отчасти могут дать представление о том, каким мог быть памятник. Это произведение флорентийца так и осталось незаконченным. Современники Леонардо видели только семиметровую глиняную модель колосса. К сожалению, до отливки статуи в бронзу дело и так не дошло. В 1499 г. французские войска, под предводительством Людовика XII вторглись в Милан. Выпившие солдаты устроили состязание - кто точнее попадет в голову великого Франческо Сфорца. Глиняный колосс был уничтожен. И снова Леонардо был свидетелем, как рушится его творение. К этому времени Лодовико иль Моро уже покинул Милан. Ему не понадобились военные разработки Леонардо, да и памятник великого предка его уже мало интересовал. А великий флорентиец, по его милости, остался почти без средств к существованию. Моро заботился о своей судьбе, где уж ему было подумать о жаловании придворному инженеру. "Лилия расположилась на берегу Тичино, а течение унесло и берег, и лилию" - вот и все слова, которыми Леонардо охарактеризовал произошедшее. Ведь Тичино - это та самая речка, давшая название Тичинской заставе, на берегу которой поселился Леонардо, когда только приехал в Милан.

Продолжение следует

Новости партнёров