Хронограф
18152229
29162330
310172431
4111825
5121926
6132027
7142128

<декабрь>

Путеводители

Папуа - Новая Гвинея. История Николая Миклухо-Маклая

Папуа - Новая Гвинея. История Николая Миклухо-Маклая

В конце XIX века ученые не имели точного представления, откуда на планете Земля появился человек. Впрочем, не имеют они его и сегодня. Но только тогда с опубликованием в 1859 г. книги "Происхождение видов" Чарльза Дарвина казалось, что долгожданный ответ вот-вот будет найден. Хотя эта теория и расколола общество. Очень многие не соглашались с тем, что человек не является творением Божьим, а произошел от обезьяны.

Именно в это время исключенный за приверженность идеям Чернышевского из петербургского университета молодой русский студент Николай Миклухо-Маклай оказывается в Европе. В Германии его учителем становится ярый дарвинист Эрнст Геккель. Тогда же йенский профессор выдвинул теорию, согласно которой в историческом прошлом между обезьяной и человеком существовало промежуточное звено, исходный материал, от которого в дальнейшем и произошли все расы. Молодой ученый становится ярым сторонником этой идеи и решает найти эту исходную форму, которая, по его мнению, еще сохранилась на Земле: на Филиппинах, островах Меланезии и Малакке. Двадцатитрехлетний исследователь решает отправиться туда, где до него еще не побывали этнографы. Он считает, что на Новой Гвинее ему уж точно удастся обнаружить искомое и обогатить человечество невиданным научным открытием.

Вся эта затея вряд ли бы смогла осуществиться, если бы председатель Российского Географического общества Великий князь Константин Николаевич не решил использовать молодого ученого в своих целях. Он надеялся, что Миклухо-Маклай сможет наладить добрые отношения с папуасами и найдет подходящие бухты для стоянок русских кораблей. К длительному плаванию по Тихому океану как раз готовился корвет "Витязь". Его капитан получил приказ взять на борт ученого, который будет заниматься изучением губок или чего-то в этом роде. Этнограф получает отдельную каюту и все необходимое для длительной жизни среди дикарей. После утомительного многодневного плавания корабль наконец бросил якорь у берегов Новой Гвинеи в заливе Астролябии. Место было выбрано самим Миклухо-Маклаем.

В 1971 г. папуасы торжественно отметили столетие прибытия на их землю русского исследователя Николая Миклухо-Маклая. Тогда военный корвет "Витязь" бросил якорь напротив мыса. Матросы построили домик для ученого, в котором ему предстояло провести целый год. По правде говоря, живым его никто увидеть больше не рассчитывал. Ведь папуасы совершенно ясно давали понять, что собираются убить незваного гостя, как только "Витязь" уйдет.

Появление белого человека отнюдь не вызвало среди местных жителей бурной радости. Они видели в нем захватчика и врага. Ученый, впрочем, также не обольщался насчет своего будущего. Он показал капитану место, где будут закопаны все рукописи на случай своей смерти, и проводил корвет.

Много лет спустя на месте хижины Маклая учеными из Советского Союза был поставлен скромный памятник. Или, вернее, мемориальный камень, который напоминает нам о первом настоящем ученом, посетившем эти гиблые места. Можно сказать, что это один из самых забытых и малопосещаемых памятников на земле. Ведь даже нашей съемочной группе пришлось приложить максимум усилий, чтобы добраться сюда. Хотя до города Маданга на побережье моря Бисмарка мы долетели без особых проблем. Трудности начались дальше.

Вначале нам было просто сказано, что проехать к Горенде и Бонгу, а именно так назывались те самые деревни, с жителями которых больше всего общался Миклухо-Маклай, невозможно. Тропические ливни размыли все дороги и мосты, и нужно плыть. Но подходящую лодку так быстро достать не получится. И вот когда мы уже почти отчаялись увидеть то место, ради которого и затевалась вся экспедиция, дожди внезапно закончились и вода спала. Местные гиды, наконец-то, решились отвезти нас туда, куда последние десятилетия белые вообще не ездили.

Наши провожатые и сами не очень хорошо представляли, где все это находится. После двухчасовой поездки по грунтовым дорогам и преодоления множества мелких речушек вброд они наконец-то вышли к намеченной цели. Последние километры пришлось преодолевать по полному бездорожью и зарослям, расспрашивая попутно местных жителей, где здесь находится камень, поставленный в честь "Тамо русс". Такое вот почетное прозвище 130 лет назад получил наш авантюрный соотечественник. Местные жители, как известно, не только не убили Миклухо-Маклая, но даже признали его чем-то вроде вождя — "тамо боро боро". И когда через год он собрался уезжать, дикари слезно просили его остаться, обещая ему жен, еду и множество других незатейливых туземных радостей. Когда же дело дошло до колонизации этих мест Германией и представители немецкой администрации попытались зайти в запертый заброшенный домик ученого, то папуасы решительно воспротивились этому. Они все еще верили, что Миклухо-Маклай обязательно вернется.
 
Чем же заслужил русский ученый такую любовь дикарей? Он был одним из немногих, кто отнесся к ним просто по-человечески, то есть как к равным, хотя и называл их несколько снисходительно "своими папуасами". Наверное, так оно на самом деле и было, поскольку еще долгое время стоило путешествующему по этим местам произнести имя Маклая, как перед ним открывались все двери, а самые свирепые туземцы становились безопаснее ягнят.
 
Впрочем, это сослужило им в конечном итоге недобрую службу. В октябре 1884 г. в этих местах появился немецкий этнограф Финш. Он выдал себя за брата Маклая и добился тем самым расположения папуасов. А дальше произошло то, чего больше всего опасался Миклухо-Маклай. Северо-восточная часть Новой Гвинеи стала немецкой колонией. Ни о каком независимом папуасском союзе, о котором так мечтал русский ученый, речи идти уже не могло. Попытки основания на этих берегах русской колонии также провалились. У русского правительства в ту пору были совсем другие заботы, нежели организация поселения на забытом Богом клочке суши неизвестно где.

Естественно, что исходный материал, подтверждавший бы теорию Геккеля, ученым также не был найден. Причем ни на Новой Гвинее, куда Миклухо-Маклай возвращался еще дважды, в 1876 и 1883 гг., ни на Малакке, ни в Индонезии. Не было найдено даже следов той эмбриональной формы, от которой должен был пойти процесс раздвоения человечества на черных и белых. Тем не менее ученым был собран богатейший научный материал. Он лег в основу дневника, который, к сожалению, был полностью опубликован лишь в 1923 г., через 35 лет после смерти великого исследователя. Эта книга, которую он дописывал уже в бреду, стала делом всей его жизни, поскольку больше у него не осталось ничего.

Нет, конечно, были двое сыновей и жена - Маргарет Робертсон, дочь бывшего премьер-министра Нового Южного Уэльса, дома в Сиднее и Петербурге, но в письме к брату незадолго до смерти он признается: "В деле относительно берега Маклая я потерпел почти что полное фиаско". Если же добавить к этому смерть в 42 года от многочисленных болезней, перенесенных во время своих путешествий, то получится, что жил он и умер только ради папуасов. Что же сегодня его мечта исполнилась - Папуа - Новая Гвинея независимое государство, а на берегу Маклая, где с тех пор практически ничего не изменилось, еще помнят русские слова.

Новости партнёров