Шумящие в тропиках

Шумящие в тропиках

1. Летучий дракончик (Draco volans)
2. Малайский крайт (Bungarus candidus) — одна из смертельно ядовитых змей Вьетнама. Всего во Вьетнаме около 200 видов змей, среди них опасны только 10
Фото: CH'IEN LEE/MINDEN PICTURES/FOTODOM.RU

Во вьетнамских тропических лесах есть на кого посмотреть. И делать это надо как можно быстрее: редкие виды исчезают стремительно, как и сами леса

В детстве многие, начитавшись книг Редьярда Киплинга и Джералда Даррелла, мечтают увидеть настоящие джунгли. Учитывая быстрый рост населения планеты, которое отвоевывает все новые территории у лесов и болот, осуществление детской мечты лучше не откладывать.

Каждый раз собираясь в тропики, я слышу от кого-нибудь: «Там же змеи прямо на пляже!» На самом деле змея на пляже или в отеле — большая редкость: даже  в лесу турист, заметивший хвост убегающей змеи, может считать, что ему крупно повезло. Как правило, змей приходится специально выискивать в густых зарослях. Да и прочие опасения по поводу тропиков в большинстве своем миф. Так, во Вьетнаме нет смертельно опасных лягушек и гусениц. Крупные звери тоже не угрожают путешественнику — их истребили или вытеснили высоко в горы. Местные пауки боятся людей: чтобы увидеть огромных птицеедов (например, Chilobrachys dyscolus) (рис. 9), нужно разрывать их норы или искать их в пещерах.

Кого следует опасаться, так это обезьян — вездесущие макаки так и норовят стащить фотокамеру или очки, а более интеллигентные гиббоны могут выкинуть еще более странную штуку. Так, знакомый натуралист Алексей Яковлев рассказал мне о профессоре, который шел ночью по вьетнамскому лесу, и вдруг гиббон решил использовать его голову, как точку опоры для прыжка. Я же была свидетелем такой сценки в Камбодже — молодой гиббон, раскачиваясь на лиане, подлетел к моей подруге и… влепил ей пощечину!

Нелишние предосторожности

Путешествовать по вьетнамским лесам лучше в кроссовках и длинных брюках. Нужно внимательно смотреть под ноги — хотя змеи и предпочитают прятаться, все-таки их во Вьетнаме около 200 видов, из которых около десятка смертельно ядовитые. По словам герпетолога Эдуарда Галояна, после укуса кобры и крайта остается совсем немного времени, чтобы добежать до больницы и поставить капельницу.

Но рассказы об этих ужасных змеях предназначены для туристов, которые обожают страшилки. В действительности чаще всего змеи кусают босых крестьян на рисовых чеках, заливных полях, куда туристы не заходят. Для туристов же работают рестораны и змеиные фермы, где у живой змеи вырывают сердце, помещают его в сосуд с водкой и предлагают выпить для укрепления здоровья.

Нельзя хвататься в лесу за лианы и деревья — они могут быть покрыты острейшими колючками. Не стоит бродить ночью по густым зарослям без фонаря. А обнаружив в зарослях лори, умилительных большеглазых зверьков, похожих на плюшевых мишек, — не стоит спешить их потрогать. Толстый лори считается исчезающим видом из-за вырубки лесов во Вьетнаме. Рядом с локтями у него расположены специальные железы, которые выделяют сильный аллерген. Если зверька разозлить, он облизнет локти и укусит человека. У чувствительных к аллергену людей может развиться анафилактический шок.

*****
Благодаря сложности рельефа и малочисленности работающих во Вьетнаме ученых здесь каждый год обнаруживают новых животных и растения. Не всегда это мелкие насекомые: в 1992 году во Вьетнаме был открыт новый вид диких быков — саола (Pseudoryx nghetinhensis), а новые виды орхидей, в частности венериных башмачков (подсемейство циприпедиевые, Cypripedioideae), продолжают находить до сих пор.

С чего же начать изучение местной природы? В путеводителях из природных достопримечательностей в первую очередь отмечают остров, он же Национальный парк Катба (Cat Ba). Обычно сюда заезжают туристы, путешествующие из Ханоя в бухту Халонг. В ущельях и карстовых горах Катба сохранились недоступные для вырубки первичные леса: здесь живут редкие крупные животные — козерог серау (Capricornis sumatraensis) (ил. 5) и эндемичный, встречающийся только здесь, лангур златоголовый (Trachypithecus poliocephalus) (ил. 2) — обезьянка с золотым «ирокезом» на голове.

Встретить крупных животных во Вьетнаме нелегко, зато мелких здесь такое разнообразие, что глаза разбегаются. В Катба попадаются черви-планарии всех оттенков радуги, вьетнамские палочники (Baculum extradentatum) (ил.1) — забавные насекомые, которых у нас некоторые держат дома, яркие пауки, похожие на подушечки со шпильками (род Gasteracantha) (ил. 6), интересные лягушки, маскирующиеся под мох или птичий помет (Theloderma) (ил. 8), и многие другие.

Любителей пляжного отдыха во Вьетнаме ждут в Дананге. Даже здесь, среди роскошных пляжей и отелей, пытливый натуралист найдет себе интересное занятие. На пляжах резвятся крабыпривидения (Ocypode quadrata) (илл.7), летают бабочки эвплои, а в кустах сидит клоп дивной красоты (Chrysocoris stollii) (ил. 3) — изумрудно-блестящий с синими пятнами.

В восьми километрах от Дананга находятся живописные Мраморные горы, состоящие из пяти каменных холмов, бывших когда-то островами. Говорят, каждый из них представляет один из пяти элементов вселенной, поэтому холмы имеют соответствующие названия: Тхуйшон (Вода), Мокшон (Дерево), Хоашон (Огонь), Кимшон (Металл) и Тхошон (Земля). Внутри гор есть пещеры-святилища, а на одной горе мое внимание привлекают похожие на бабочек стрекозы (Rhyothemis variegata) (ил. 4) с желто-черными крыльями.

В 75 километрах от Дананга находится Мишон (My Son) — руины храма царства Чампа, более 70 возвышающихся посреди джунглей башен, украшенных скульптурами богов и демонов. Все вокруг увито густыми зарослями пуэрарии дольчатой (Pueraria lobata, семейство бобовые), которая придает деревьям и строениям причудливые формы.

Я нахожу в джунглях Мишона множество удивительных бабочек, кузнечиков, ящериц — сцинков многополосых  (Mabuya multifasciata), вьетнамского ужа (Rhabdophis subminiatus) (ил. 13), который сердится на меня и надувается, имитируя кобру, и моих старых знакомых — насекомых эриантусов (Erianthus versicolor) (ил. 10), которых я одно время держала дома в целях изучения виброкоммуникации. Эриантусы не стрекочут, как другие саранчовые, а общаются с помощью вибраций, постукивая брюшком по листьям и земле. Самцы ярко окрашены, и пятна на их теле — катафоты — светятся в темноте.

*****
Когда я еду в Далат, прекрасный город цветов, маршрутка периодически останавливается и специальный человек возле двери подсаживает и утрамбовывает пассажиров вместе с детьми, тюками сена и листовой капусты. Вскоре маршрутка, рассчитанная на 16 человек, наполняется примерно четырьмя десятками юрких вьетнамцев. Это не мешает им хохотать и расспрашивать меня о жизни. Одна девушка так любезна, что предлагает свою маску от пыли. «Как вас зовут?» — спрашиваю я водителя. «Гуонг, но иностранцы не запоминают это имя, поэтому мое английское имя — Чарли Чаплин».

По комфортности пребывания в стране тропики Юго-Восточной Азии дадут фору многим другим регионам. К тому же здесь все очень дешево — можно месяцами колесить по Индокитаю, потратив при этом смешные деньги. Хотя далеко не все вьетнамцы знают английский язык, они всегда придут на помощь, если рассказать им о своей проблеме жестами, показать что-то на карте или в нетбуке.

На полпути из Далата в Хошимин находится Национальный парк Каттьен (Cat Tien). Гулять по нему — одно удовольствие! Гладкую равнину пересекает сеть тропинок, а лианы и папоротники не настолько густые, чтобы рубить их мачете.

В Каттьене обращает на себя внимание синевато-серый в оранжевую крапинку геккон токи (Gekko gecko) (ил. 12), один из самых крупных гекконов, длиной до 30 сантиметров. Однажды вечером я вижу, как токи выбирается из-за картины на стене местного ресторана, подкрадывается к бабочке и ест ее, вызывая слезы жалости у туристки-американки. Токи славен не только размерами, но и любовью к задушевным беседам — самец издает громкие звуки, что-то вроде «ак-кей, ак-кей, ток-кей». Некоторые вьетнамцы едят толстеньких токи, а любители из России разводят этих ящериц в террариумах. Каждую ночь у моей кровати раздается мелодичный хохот: «Хо-хо-го-го-го-го! Ак-кей». Это и есть токи, хотя поначалу я принимаю его за какую-то ночную птицу.

В джунглях я почти всегда страдаю бессонницей — слишком уж вокруг шумно. Крупные насекомые — цикады — издают звуки, похожие на работу тоненькой электропилы, крохотные квакши поют так громко, как будто они размером с быков, обезьяны-лангуры перекликаются громким ауканьем, словно заблудившиеся грибники, а на рассвете, в 5:30, под окном раздаются трели бюльбюлей и других птиц. В зависимости от места расположения бунгало к этой какофонии примешивается шум прибоя или водопада.

Я согласна с исследователем Дэвидом Фэрчайлдом: «Ни разу не выбраться за пределы умеренного климата все равно что прожить всю жизнь на опушке мира». Тропический лес — нечто совершенно фантастическое! Деревья и папоротники причудливо переплетены между собой, а досковидные корни тетрамелесов выглядят как огромные столы или стулья.

Разглядывая лианы в лесу Каттьена, я вдруг замечаю, что на меня тоже смотрят... Среди переплетений воздушных корней сидит худенькая пятнистая ящерка и ловит муравьев. Если в нее кинуть шляпу, то она не убежит, а улетит. Летучие драконы (род Draco) (ил. 11) разных размеров и окраски — рептилии, которые заставляют поверить в существование сказочных животных. Их крылья представляют собой розовые кожные складки, натянутые на шесть удлиненных ложных ребер. С помощью этого приспособления ящерицы планируют на расстояние до 30 метров. Иногда можно набрести на группы дракончиков, порхающих с дерева на  дерево, словно легкие бумажные самолетики. Самцы сердито надувают горловые мешки оранжевого цвета, и создается впечатление, будто они изрыгают пламя.

В отличие от тропиков Нового Света, в тропиках Юго-Восточной Азии почему-то все летают — ящерицы, лягушки и даже змеи (неядовитые Chrysopelea ornata). В Каттьене возле ручья живет аннамский веслоног (Rhacophorus annamensis) — лягушка, которая запросто планирует с макушки дерева, растопырив летательные перепонки на лапах. С непривычки туристу трудно найти летающих лягушек, поэтому желающие могут воспользоваться помощью гида-натуралиста. Он же заботливо предложит высокие бахилы от сухопутных пиявок (они не переносят смертельных болезней, но надоедливы). Кстати, на пляжах у отелей пиявок нет, зато встречаются родственники летающих лягушек — веслоноги домовые (Polypedates leucomystax) (ил. 14).

Животные в Каттьене не пугливы, но многие ведут ночной образ жизни. По ночам сотрудники парка вывозят туристов на джип-сафари. Таким способом удается увидеть ночных птиц козодоев (род Caprimulgus) (ил. 16), оленей-замбаров, циветт, мусангов (Paradoxurus hermaphroditus) (ил. 17). Циветты и мусанги известны как помощники в изготовлении самого дорогого кофе в мире — кофейные зерна, проходя через пищеварительный тракт зверьков, приобретают дивный аромат и вкус меда, нуги и сливочного масла. В магазине килограмм кофе «от циветты» стоит примерно 300 долларов. Ночью в Каттьене попадаются и светящиеся грибы: чем не планета Пандора из фильма «Аватар»!

Мне улыбается редкая удача: во время одной из ночных вылазок я сталкиваюсь с дикой бенгальской кошкой (Prionailurus bengalensis). Красивое скрытное животное удивленно смотрит на меня, а я — на него. В России сейчас набирает популярность порода бенгальских кошек, полученная от скрещивания домашней кошки и дикого бенгальского кота.

Всего пару лет назад в Каттье не еще встречались последние дикие  аннамские носороги (Rhinoceros sondaicus annamiticus) — мелкий подвид яванских носорогов, численность которых также критична. Власти Вьетнама делают многое для охраны природы, но не всегда справляются, и вот результат — последний аннамский носорог был найден с пулей в теле и с отпиленным рогом.

Птиц в Каттьене много, и туристов они привлекают не только звонкими голосами, но и сказочным обликом: здешние пернатые украшены длинными хвостами и хохолками. Например, интересно наблюдать за ракетохвостыми дронго (Dicrurus paradiseus) (ил. 20). Это переливчатые сине-черные птички размером с дрозда. Когда они пролетают мимо, размахивая своим длинным (до 40 сантиметров) хвостом, кажется, что тот движется сам по себе: два тоненьких хвостовых пера заканчиваются подобием треугольных вымпелов, которыми дронго почти задевают головы людей.

Гораздо труднее встретить птиц-носорогов (Anthracoceros albirostris (ил.15) и Buceros bicornis) и пугливых наземных фазанов-прелат (Lophura diardi), но мне везет — однажды они выходят из кустов прямо передо мной. И совсем уж мечта — выследить краснокнижных, вымирающих павлиньих фазанов (Polyplectron germaini). Проще, но не менее увлекательно искать других «летунов» — бабочек. Самый обычный для Вьетнама вид — эвплоя (Euploea mulciber) (ил. 18) с черно-синими крыльями, а самый редкий — ночная сатурния аттакус атлас (Attacus atlas) (ил.19). Это одна из крупнейших бабочек в мире — размах ее крыльев достигает 26 сантиметров. Еще здесь по ночам летают бабочки, которые издают щелкающие звуки, но ученые пока не определили, что это за вид.

Не очень страшные звери

Мелкие виды гекконов (Hemidactylus, Gehyra и другие) бегают по потолкам вьетнамских отелей, пугая туристок: тем все время кажется, что «ужасные монстры» сорвутся с потолка им за шиворот. В действительности благодаря специальным щеточкам на лапах гекконы цепляются за микронеровности поверхности стен, потолков и даже стекол, так что и отодрать-то их непросто. Да и декольте туристок их не интересуют.

В джунглях можно наступить на огромных скорпионов-гетерометрусов (Heterometrus). Боль при этом сильная, но на второй день все проходит. Комаров во Вьетнаме гораздо меньше, чем в российских таежных лесах. Вспышки малярии бывают редко. А лихорадка денге, также переносимая комарами, не так опасна и чаще встречается ближе к Камбодже. Тем не менее в поездку стоит взять несколько фумигаторов и спреи от комаров. По ночам в отеле желательно использовать противомоскитные пологи.

*****
Далее мой путь лежит на остров Фукуок, где в одноименном национальном парке сохранились настоящие джунгли.

В джунглях Фукуока в первую очередь я замечаю разные виды ящериц, например пятнистого сцинка (Sphenomorphus maculatus) и водяную  агаму (Physignathus cocincinus) (ил. 21). На пляжах Фукуока, вырыв ямки в песке, лежат собаки с риджем на спине, полоской шерсти, растущей в обратную сторону. В мире существует три породы собак с риджем — тайский риджбек, родезийский риджбек и охотничья собака Фукуок (ил. 23). Собаки эти очень дружелюбны, умны и пока недороги (40–100 долларов), поскольку стандарт породы не разработан.

Кошек во Вьетнаме тоже любят, нередко их привязывают на тоненькие цепочки, чтобы питомцы не убежали. Кошки (ил. 24) здесь ориентального типа, с вытянутой мордочкой и большими ушами. На прилавках магазинов всюду стоят статуэтки манэки-нэко — манящих кошек, которые, подняв лапку, приманивают удачу. Эта мода пришла во Вьетнам из Японии, так же как и кошачье кафе, Ailucat Cafe, которое открылось в Ханое рядом с Западным озером. Здесь можно выпить кофе и потискать понравившуюся кошечку, которая лежит прямо на столе.

На Фукуоке множество рыбацких деревень, где в тазиках выставлено на продажу все что угодно — раки-богомолы, яркие моллюски мело и волюты (Melo melo и Voluta nobilis), синие крабы (Portunus pelagicus) (ил. 27), морские коньки и другие персонажи мюзикла «Русалочка». Эту красоту предлагают съесть или засушить для лекарственных целей. Рядом уже сушеные летающие дракончики, гекконы и многое другое. Здесь же разные корневища и, например, препараты из грибов от бессонницы. Во Вьетнаме режут и едят почти все, что шевелится. Недавно в одном из местных ресторанов ученые заметили новый вид агамы-бабочки (Leiolepis ngovantrii) — этих ящериц подавали здесь в поджаренном виде. Агамы оказались партеногенетическим видом — они размножаются без помощи самцов.

*****
В Хошимине я узнаю об открытии нового парка Дай Нам в 40 километрах от города. В парк с шести утра до трех часов дня от станции рядом с рынком Бен Тхань отправляются автобусы. Ехать около  полутора часов, и стоит это в пересчете на наши деньги 30 рублей. Парк состоит из аквапарка, комплекса аттракционов и зоопарка. Зоопарк меня приятно удивляет — он совсем не похож на Сайгонский с тесными клетками и грохочущей музыкой, под которую подпрыгивают грустные бинтуронги (Arctictis binturong) (ил. 25). Бинтуронг — один из самых комичных и миловидных ночных зверьков. Относится к семейству мелких хищников — виверровых, куда входят циветта и генетта, а выглядит как помесь медвежонка, котенка и потрепанного черного коврика. «Охотится» бинтуронг на фрукты — для людей он безобиден, но, к сожалению, его лапы и когти считают целебными и используют для изготовления средств народной медицины. Иногда бинтуронгов и циветт держат в качестве домашних питомцев, но у них есть недостаток — зверьки могут орошать пол едкой мочой откуда-нибудь с люстры (в лесу они делают это с веток дерева).

В зоопарке Дай Нам чисто, решеток нет, животные ухоженные. Им немного скучно, поэтому они развлекают публику — солнечные медведи (Helarctos malayanus) (ил. 22) закидывают лапы за голову, как люди, или ходят на двух ногах, белые тигры плавают в бассейне, а бинтуронги показывают язык. Возле вольера с жирафами построен помост: взобравшись на него, любой желающий может осуществить давнюю мечту — сфотографироваться в обнимку с ручными жирафами и потискать их за уши. На местные водоемы прилетают дикие птицы — белые цапли и змеешейки (Anhinga melanogaster) (ил. 26), занесенные в Красную книгу родственники бакланов, но с более тонкой и длинной шеей. В воде они напоминают змей, а в воздухе — летающие штопоры или коромысла.

Когда я теряю в парке фотографа (он убегает за змеешейкой и исчезает), служитель везет меня к нему на своем велосипеде — еще один из многих примеров вьетнамского дружелюбия. Мы плутаем по тропинкам, и я понимаю, что совсем не хочу отсюда уезжать. Прав был Редьярд Киплинг: «Кто услышал зов с Востока, вечно помнит этот зов».

Иллюстрации Дмитрий Лигай, Эльдар Закиров

Фото: BIOS/EAST NEWS, AGE/EAST NEWS (Х3), NPL/ALL OVER PRESS, MARTIN HARVEY/ALAMY/DIOMEDIA CH'IEN LEE/MINDEN PICTURES/FOTODOM.RU, BIOS/EAST NEWS, ALMY/DIOMEDIA, SHUTTERSTOCK, MINDEN PICTURES/FOTODOM.RU, НИКОЛАЙ ШПИЛЕНОК (СПЕЦИАЛЬНО ДЛЯ «ВОКРУГ СВЕТА»)

 
# Вопрос-Ответ
Кто живет в Гренландии?

Эскимосы, датчане и другие европейцы

Где впервые ввели правила дорожного движения?

Первые такие правила ввел Юлий Цезарь в Римской Империи