Смерть под маской

01 июня 2007 года, 00:00

У маскированного оружия многовековая история, и естественно, что за долгий период было создано множество его образцов и видов. Диапазон его широк и по типу: холодное, огнестрельное, комбинированное, пневматическое, газовое, и «потребители» у него разные: агенты спецслужб, сотрудники полиции, криминальные элементы, простые граждане. Отличается это оружие также по масштабам производства — от единичных экземпляров до серии, причем к созданию различных образцов приложили руку как именитые оружейники, так и безвестные кустари.

Национальная служба криминальной разведки Великобритании (National Criminal Intelligence Service) на конец 1990-х годов насчитала более 60 видов ныне применяемого замаскированного огнестрельного оружия. Можно смело предположить, что их намного больше, просто не все зафиксированы. Давайте попробуем приглядеться поближе к этому разнообразию. Сразу придется оговориться, что о маскированном оружии ходит множество легенд. Их тиражированию немало способствуют «шпионские романы», «признания» перебежчиков и «журналистские расследования». Многие образцы долгое время были засекречены, сведения по некоторым остаются закрытыми. Иногда трудно точно установить, имело ли место применение подобного оружия или какой-либо бытовой предмет на переднем плане только закрывал реальное боевое.

Замаскировать «ствол» под безобидный с виду и не слишком примечательный предмет, который вполне привычно смотрится в повседневной жизни (часть одежды, аксессуары, ручная кладь, инструмент и т.п.), — значит получить преимущество внезапности и возможность оказаться вооруженным там и тогда, где и когда от вас этого не ждут.

История маскированного оружия делится на «кустарно-ремесленный», «мануфактурный» и «машинный» периоды, многие образцы до сих пор остаются продуктом исключительно ручного труда. Ну а зависимость развития этого вида оружия от развития технологий проявлялась двояко: с одной стороны, совершенствовались технологии оружейного и патронного производства, с другой — менялось представление человека о степени «обычности» тех или иных бытовых предметов в повседневной жизни. А чем привычнее предмет, тем выгоднее маскировка.

Интерес к такому оружию обычно резко возрастает в период жесткой конфронтации между государствами, «массированной тайной войны»: характерен, скажем, всплеск интереса к нему в годы Второй мировой. Общеизвестна поговорка, что у «шпиона в кармане всегда найдется зажигалка, похожая на пистолет, и пистолет, похожий на зажигалку», хотя также известно, что агентурная разведка предпочитает вообще не пользоваться оружием. Однако маскированное оружие может оказаться полезным в отдельных ситуациях как «оружие последнего шанса», а для так называемых «острых акций» (спланированных убийств. — Ред.) часто бывает единственно пригодным. Но далеко не всегда оно производилось или производится в интересах спецслужб или для военных целей. Его потребителями становились и «простые граждане»: одно время различные варианты маскированного оружия открыто предлагались на рынке и пользовались тем большим спросом, чем более неблагополучной была криминальная обстановка. Правда, законодательства многих стран запрещают хождение подобного оружия. В США, например, «Закон об оружии» 1934 года отнес его к разряду «Прочее оружие», приобретение которого требует специальной регистрации, а в ряде штатов на него распространяется запрет как на «оружие скрытого ношения». Российский «Закон об оружии» 1997 года запрещает «оборот в качестве гражданского и служебного... огнестрельного оружия, которое имеет форму, имитирующую другие предметы» (статья 6), а также холодное оружие с выдвижным или складным клинком при длине клинка или лезвия более 90 миллиметров. Зато широко и повсеместно пользуются маскировкой ствола или клинка преступники, в том числе и террористы, именующие себя «политическими» или «борцами за веру». Можно проследить, как тот или иной тип оружия скрытого монтажа, появившись как средство самообороны от криминальных элементов, постепенно становился атрибутом этих элементов. Так что отнести этот вид оружия к «шпионскому», «диверсионному», «криминальному» или «гражданскому» не удается — все зависит от конкретного применения. С технической точки зрения и учитывая специфику, его можно отнести к «оружию специального назначения», когда речь идет о боевом оружии, или к «спецсредствам», если маскируется средство несмертельного действия.

Классификация такого оружия достаточно сложна. С учетом специфики допустимо разделить маскированное огнестрельное оружие не по таким признакам, как тип ствола (гладкий или нарезной), калибр и длина, не на «однозарядное», «магазинное» или «револьверное», а по тому, какие предметы используются для маскировки. Заметим, что сами эти предметы не предназначены изначально для стрельбы. Именно по этой причине маскированное оружие при прочих равных условиях, на какие бы ухищрения ни пошел его создатель, как правило, уступает обычному (того же калибра и той же длины ствола) по удобству прицеливания и удержания и практически всегда — по меткости.

Технология страха
Едва в середине XVI века в Италии появились первые короткоствольные «пистоли» с колесцовыми искровыми замками, итальянцы тут же нашли способы их маскировки для состоятельных заказчиков. Александр Фарнезе, герцог Пармы и Пьяченцы (XVI век), имевший все основания опасаться покушений в любое время и в любом месте, даже во время посещения церковных служб (а входить в храм с оружием запрещалось) не расставался с толстым молитвенником в богатом переплете, в который был вмонтирован пистолет. Для выстрела нужно было потянуть за торчащий из книги язычок закладки. С учетом тогдашних материалов и инструментов подобный «скрытый монтаж» потребовал от мастера немалого искусства. К концу XVII века относят французское изделие, хранящееся в Баварском национальном музее (Мюнхен), — книгу, на обеих досках которой изнутри укреплены стволы с кремневыми замками. Поскольку перезарядка оружия требовала немало времени, «удвоение» стволов вполне понятно. Хотя применение такой пары «пистолей» должно было выглядеть весьма оригинально. А вот как описывал оснащение своего кабинета начальник VI управления РСХА Вальтер Шелленберг: «Даже мой письменный стол напоминал маленькую крепость — в него были вмонтированы два автомата, стволы которых могли осыпать пулями помещение кабинета. Как только дверь моего кабинета открывалась, стволы автоматов автоматически нацеливались на входящего». Возможно, Шелленберг и приврал (что вообще свойственно проигравшим руководителям разведок и перебежчикам), но описанное приспособление выглядит вполне реально. За триста лет технологии продвинулись далеко вперед, а вот задачи поменялись мало.

Огнедышащие «палки»

К холодному оружию, от стилета до шпаги, сокрытому в трости или посохе, давно привыкли. «Стреляющие» же трости известны с конца XVII века. Кремневое огнестрельное оружие с массивным железным стволом и довольно крупным замком весьма затруднительно было спрятать, еще труднее привести в готовность к выстрелу. Поэтому прятали его обычно в предметах крупных. Вполне подходили для этого трости и дорожные палки — вещи, остававшиеся привычными на протяжении веков. К тому времени изготовление цельных железных и бронзовых стволов, сборка кремневых замков были вполне отработаны.

Так называемое «ружье браконьера» — разборное кремневое — включало «пистолет» с отъемным прикладом, скрываемые под одеждой, и ствол, замаскированный под дорожную палку

В 1700 году голландский мастер Эндрю Долеп, немало экспериментировавший с маскированным оружием, изготовил в Англии оружие, разбиравшееся на три части. Кремневый пистолет и отъемный приклад носились под одеждой (скрыть замок внутри трости было довольно сложно), а съемный ствол-удлинитель можно было носить открыто как дорожную палку. Ствол-удлинитель надевался на дульную часть пистолетного ствола и фиксировался крючком. Налицо пример частичной маскировки, используемой при доставке оружия на место применения. Австрийский вариант подобного оружия, изготовленный около 1740 года, отличался кроме калибра и формы пистолета обмоткой ствола-удлинителя, придававшей ему больше сходства с тростью, и его креплением на резьбе. Любопытна версия появления подобных «тростей»: якобы они понадобились браконьерам (не бедного сословия, видимо), поскольку законы запрещали даже появляться с оружием в частных лесных владениях. Но служили они и другим целям. В Кобургском музейном собрании хранится трость, изготовленная в Германии около того же 1740 года: в трубке из ореховой древесины укрыт бронзовый ствол калибра 7,7 миллиметра, крепящийся резьбой к верхней части трости с набалдашником. Кремневый замок с пороховой полкой смонтирован здесь открыто, так что трость предназначалась, видимо, для вполне официального ношения.

Возможно, для таких же «охотничьих» целей германский мастер Йозеф Прокоп изготовил где-то около 1750 года разборное пневматическое ружье, бронзовый ствол которого укрывался в ореховой трости. Верхней железной втулкой он крепился к казеннику с замком. С другой стороны к казеннику примыкал на резьбе приклад, представлявший собой железный баллон со сжатым воздухом, укрытый кожаным чехлом. Пуля вкладывалась перед присоединением ствола. Замок собран открыто на левой стороне казенника и внешне выполнен под кремневый (пневматические ружья того времени вообще часто «маскировали» под кремневые). Курок бил по верхнему плечу качающегося рычага, тот нижним плечом отжимал гнеток воздушного клапана. Оружие рассчитывали на прицельную стрельбу, благо импульс отдачи у пневматического ружья невелик. Для удобства прицеливания мастер даже снабдил приклад-баллон упором для щеки.

«Трость-ружье», запатентованное Теофилем Келлером (Франция, 1887 год), перед выстрелом переламывалось, образуя подобие приклада

Экземпляры маскированного оружия тех лет заставляют порой изумляться изобретательности мастеров-оружейников. Скажем, тот же Долеп изготовил около 1690 года оригинальный «хлыст-пистолет» с железной рукояткой. Спереди в рукоятку был вставлен ствол, прикрытый откидывавшимся кнутовищем, а в ее полости монтировался необычный ударный кремневый замок с боевой винтовой пружиной и продольно двигавшимся курком, взводившимся за кольцо, выступающее снизу рукоятки. Пороховая полка закрывалась крышкой. По-видимому, это необычное оружие предназначалось для кучера почтовой или пассажирской кареты — на случай нападения разбойников. В США сохранились «хлысты-пистолеты» неизвестных производителей XIX века. Защита экипажей там была весьма актуальна — вспомним объявления о найме в конную почту: «Сироты предпочтительны».

В 1814 году в Лондоне Генри Уильям Вандер Клефт запатентовал целый дорожный комплект, переносимый в разборной трости. Верхняя секция представляла собой кремневый пистолет, следующая вмещала либо «удлинитель» ствола, либо обычную зрительную телескопическую трубу. В нижней секции носились не только контейнеры с порохом и пулями, но и чернильница, стальные перья и свернутые трубочкой листы бумаги. Такой вот «джентльменский набор» для любителя пеших прогулок, которым не погнушался бы и агент «Интеллидженс сервис».

XIX век стал порой расцвета и огнестрельного оружия, и «секретных» тростей, мода на них распространялась все шире, и всякий, имевший хоть небольшой достаток, старался такой обзавестись. А немногим ранее, на рубеже XVIII—XIX веков, появились ударные капсюли — теперь затравочный порох не насыпали на полку, чтобы поджечь его искрой. Достаточно было положить его в специальное углубление или надеть на брандтрубку в казенной части ствола капсюль и далее — нанести по нему удар курком. Замок оружия становился компактнее, а действие надежнее. Да и маскировались такие замки лучше. Скажем, у английской железной трости 1850 года брандтрубка утоплена в выемке казенника ствола, курок укладывался в той же выемке, а спусковой крючок «выглядывал» наружу лишь при взведении курка.

Бельгийская дульнозарядная капсюльная трость с гладким стволом и плоским курком. Первая половина XIX века

Основой стремительного технического прогресса второй половины XIX века стали, как известно, достижения в металлургии и химической промышленности. Зарождается точное машиностроение. В области оружия появляются унитарные патроны с металлической гильзой и стальные стволы, уменьшаются калибры. Это открывает простор для создания самых разнообразных вариантов маскированного оружия. Развитие станкового парка, мерительного инструмента и появление новых материалов дало конструкторам новые возможности для реализации желаний заказчика и собственных фантазий. Образцы посыпались как из рога изобилия. Но стреляющие трости по-прежнему популярны — ведь теперь они казнозарядные, более удобны в обращении, а маскировка лучше. Служили такие трости обычно для самообороны горожан, путешественников, лесничих.

Сравнительно длинные стволы, как правило, укрывали во внутренней полости трости. Хорошим вместилищем был бамбук, благо в колониальную эпоху бамбуковая трость вошла в моду. Если она представляла собой цельную стальную трубу, приходилось красить ее под дерево, с распространением же металлических — надобность в такой окраске отпала. Правда, при выстреле цельнометаллическая трость нагревалась, что не добавляло владельцу уверенности. С 1870— 1880-х годов в быт входят искусственные полимеры — пластмассы, и стволы укрывали пластмассовыми трубками, так что «стреляющие трости» стали едва ли не первым типом оружия с пластиковым кожухом ствола (в «обычном» оружии такие кожухи стали использовать много позже).

 «Казнозарядная» трость начала XX века с 7,62-мм нарезным стволом. Патрон уже в патроннике, ударноспусковой механизм взведен, спусковой крючок вышел из паза, но дульная часть ствола пока закрыта наконечником

«Ружейные трости» начали выпускать даже небольшими сериями, как это делал, скажем, Дюмонтье в Париже примерно с 1880 года. Подготовка его продукции к выстрелу происходила следующим образом. Владелец вынимал латунный наконечник трости, закрывавший гладкий стальной ствол, затем поворачивал и оттягивал роговую рукоятку, вкладывал патрон и возвращал рукоятку на место. Последняя досылала патрон в патронник и запирала ствол подобно затвору, а укрытый в рукоятке ударник оставался взведенным. Надо было только повернуть медную втулку на рукоятке, чтобы складной спусковой крючок выглянул наружу. При выстреле владелец держал трость в руках на удалении от туловища — ведь упирать узкую рукоятку в плечо было бы неудобно и болезненно (эргономика всегда являлась главной проблемой маскированного оружия). При следующем отпирании рукоятку следовало резко оттянуть — тогда выбрасывалась стреляная гильза. Такие трости попадали и в Россию, некоторые сохранились в частных и музейных коллекциях до наших дней. Были и своего рода трости-кобуры — внутри полой палки помещался пистолет или малокалиберный револьвер под различные патроны, а его рукоятка служила рукоятью трости. Это было даже удобнее: действовать на малой дальности пистолетом или револьвером куда сподручнее, чем вскидывать массивную и сравнительно длинную трость. Так, в рукоятке «Триумфа» помещался 5-зарядный револьвер под патрон калибра .38, со складными рычагом взведения курка и спусковым крючком. Удлиненная вперед ось барабана имела на конце резьбу, которой револьвер и ввинчивался в гнездо палки. Заметим, что под именем «Триумф» изготавливалась и «ружейная» трость с гладким стволом 16, 20, 24, 28 и 32-го охотничьих калибров.

«Стреляющие трости» различных систем вполне официально выпускались на коммерческий рынок вплоть до Первой мировой войны, пока этому не препятствовало законодательство. Особенно удавались они французским и германским мастерам и мелким фирмам.

Трость оружейного мастера Николя Симона (Франция, 1895 год). Рукоятка представляет собой 6-ствольный «пепербокс» под патроны кольцевого воспламенения, со складным спусковым крючком и винтообразно закрученным штыком-стилетом

В Центральном музее МВД в Москве хранится солидная трость германского производства под русский 7,62-мм винтовочный патрон. Ствол укрыт внутри деревянной палки, с дульной части закрыт извлекаемым стальным наконечником. В съемной рукоятке имеется рычаг-взводитель и складной спусковой крючок, оба укладываются заподлицо с внутренней стороны рукоятки. Утверждают, что это оружие было изъято у «германского агента» в годы Первой мировой войны.

Попытки совместить «стреляющую трость» еще и с глушителем, насколько известно, успеха не принесли, зато дали повод Яну Флеммингу упомянуть подобное коварное оружие в первом же романе об агенте 007 «Казино Рояль». А вот выстрел Джеймса Бонда из лыжной палки в фильме «Шпион, который меня любил» выглядит явной шуткой. Хотя почему бы и не попробовать?

После смерти в 1978 году в Лондоне болгарского диссидента Георгия Маркова пресса долго судачила о зонтике, стреляющем то ли капсулами, то ли иглами с производными рицина. Хотя «болгарский зонтик», похоже, оказался легендой (спародированной в известной комедии «Укол зонтиком»), стреляющий зонт все же существовал. Ведь он на первый взгляд кажется наиболее удобным для маскировки предметом. Его сложенное полотно может прикрыть и ствол, и рычажки взведения или запирания, даже легкий откидной приклад и прицельные приспособления. Неудивительно, что зонт привлекает многих изобретателей — скажем, во Франции «огнестрельный зонт» запатентовал Шарль Армимрекс. Спусковая кнопка выглядит на его рукоятке вполне уместно. Да вот беда — тяжесть такого оружия будет слишком явной. И не дай бог попасть с ним под дождь — придется его раскрыть, и тогда прощай вся маскировка!

  
Шестиствольный «Пепербокс», укрываемый в рукоятках велосипедного руля
«Перезаряжаем» обычный транспорт
«Велосипедный бум» 80—90-х годов XIX века, с одной стороны, и опасности, подстерегающие велосипедистов (особенно на сельских дорогах) — с другой, вызвали к жизни новые типы оружия. Включая и довольно экзотические. Так, во Франции и Бельгии выпускали миниатюрные многоствольные «пепербоксы», или револьверы со складным спусковым крючком, прятавшиеся в трубку велосипедного руля. Их рукоятки оформлялись под велосипедные, в трубке они крепились пружинной защелкой или на резьбе. В отличие от малогабаритных револьверов типа «велодог» такие варианты популярности не завоевали. Маскировка в транспортных средствах «оружия самозащиты» практиковалась и позже. Пулеметы в бампере автомобиля агента 007— конечно, шутка. А вот подъемные пулеметные установки под раздвижной крышей — вполне реальное оснащение для автомобилей эскорта. Так называемый «вашингтонский снайпер» — исламский фанатик, терроризировавший Вашингтон и Нью-Йорк спонтанными убийствами в октябре 2002 года, по утверждениям американской полиции, пользовался обычной 5,56-мм винтовкой «Бушмастер», но «снайперский пост» оборудовал в багажнике легкового автомобиля — откинув заднее сиденье, он устраивался и вел наблюдение и огонь через специальное закрываемое отверстие. Оригинальное стреляющее приспособление, относящееся к «автомобильной тематике», есть в ЭКЦ МВД в Москве. Приспособление выполнено в виде… рычага переключения передач к «Мерседесу». В теле «рычага» скрыт ствол под 5,6-мм патрон кольцевого воспламенения, внутри деревянного набалдашника — барабан и ударно-спусковой механизм. Ну, в самом деле, при таком интересе преступников к иномаркам почему бы владельцу и не держать под рукой подобную «запчасть»? Хоть это и противозаконно. Несмертельное газовое оружие, как известно, плохо подходит для защиты своего автомобиля. Хотя предлагаются и довольно остроумные варианты размещения баллонов с CS в порожках автомобиля — можно выпустить облако слезоточивого аэрозоля, не выходя из машины, можно совместить с противоугонной сигнализацией. А вот в ЮАР изобрели более жесткое средство. К порожкам автомобиля подведены трубки от газового баллона, на их концах смонтированы электровоспламенительные устройства. Управляется такой замаскированный огнемет малой дальности педалью на месте водителя — стоит грабителю с оружием оказаться возле автомобиля, водитель более секунды (чтобы исключить случайные срабатывания) жмет на педаль, и грабителя обдает пламенем. Изобретение вызвало интерес — благо для него требуется не вызывающий подозрений газовый баллон, вроде тех, что используются на газобаллонных автомобилях. Можно вспомнить и то, как в 1941 году в Северной Африке канадцы решили перенести на сушу тактику «кораблей-ловушек». В кузове обычного грузовика под тентом размещали 75-мм пушку, готовую открыть огонь по «клюнувшему» на приманку германскому танку. Российские войска в Чечне для сопровождения автоколонн также использовали грузовики, в кузове которых под откидываемым тентом ставили другое артиллерийское средство, весьма эффективное в горах, — зенитную установку ЗУ-23-3. Впрочем, это уже совсем другая тема.

Ручная кладь

Сумочка или кейс — более чем обыденный предмет, согласитесь. Их наличие в руках никого не удивляет, владелец может с ними практически не расставаться. В зависимости от размеров ручная кладь позволяет скрывать различное оружие и с различными же целями. Уже в начале XVIII века были известны «кошели-пистоли». Вальтер Скотт в романе «Роб Рой» так описывает кожаную поясную сумку-кошель легендарного шотландского разбойника: «В сумке спрятан маленький пистолет, а его курок соединен с задвижками в один общий механизм, так что, если кто-нибудь попробует, не зная секрета, открыть замок, пистолет непременно выстрелит».

  
«Кейс-автомат» фирмы «Хеклер унд Кох» (ФРГ) 
Хорошо известны и так называемые «кейсы-автоматы». Несмотря на интригующее название, речь идет о вполне обычных образцах малогабаритного автоматического оружия, снабженных ручками для переноски и легко сбрасываемым кожухом в виде атташе-кейса. В ФРГ таким образом замаскировали пистолет-пулемет MP5K «Хеклер унд Кох», в России — автомат 9-А-91. На ствольную коробку оружия сверху крепится ручка, подобная ручке «дипломата». Владельцу необходимо нажать рычажок на ручке, после чего кожух отбрасывается, и в руках оказывается готовое к стрельбе оружие. Здесь речь идет, скорее, не о его маскированном образце, а о способе скрытого ношения «обычных» образцов. Впрочем, та же «Хеклер унд Кох» разработала вариант «атташе-кейса», из которого можно вести огонь, не извлекая пистолет-пулемет (если, конечно, патрон находится в патроннике, а предохранитель выключен). Для этого МР5К дульной частью ствола вставляется в трубчатый «удлинитель», открытый в сторону торца «кейса», а напротив спускового крючка располагается выступ двуплечего качающегося рычага, отжимаемого снаружи. Чтобы кейс при стрельбе хотя бы не разворачивало, его приходится удерживать обеими руками. Но и тогда говорить о прицельной стрельбе не приходится. Лучше все же извлечь автомат и стрелять обычным образом.

В 1977 году испанские конструкторы Удмарте и Джименес-Альфаро запатентовали в Швейцарии двухствольное стреляющее приспособление, которое монтируется в рукоятку портфеля, «дипломата», хозяйственной сумки и даже в футляр для очков. Можно носить такое приспособление и просто в кармане, доставая в нужный момент вместо зажигалки. В небольшой обтекаемой коробке крепятся спаренные в горизонтальной плоскости стволы. Позади стволов находится колодка с двумя ударниками и шепталами разной длины, под стволами — подпружиненная клавиша. Сдвинув вниз полозок предохранителя и сжимая кисть руки, владелец надавливает на клавишу, та поочередно выжимает шептала ударников. Медленным нажатием клавиши можно произвести два отдельных выстрела, резким — залп.

Не менее экзотично выглядит стреляющий фонарик вроде предложенного в 1923 году фирмой «Коттрел энд Сан, Баффало». В его корпусе монтировался 5,6-мм револьвер с барабаном на семь камор под патрон .22 «лонг» и складным спусковым крючком. Прицеливание осуществлялось лучом фонарика (сейчас так используют крепящиеся на оружии обычные осветители или лазерные целеуказатели). Впрочем, в России нечто подобное предлагалось раньше: в августе 1915 года некий дворянин А.А. Доманевский представил проект своего «электроревольвера» для патрульных и сторожей. Револьвер с барабаном на 7 «нагановских» патронов калибра 7,62 миллиметра или 15 патронов «велодог» калибра 5,6—6,0 миллиметра вместе с электрическим фонарем монтировались в одном цилиндрическом кожухе. Правда, эта «маскировка» представлялась какой-то сомнительной.

Ныне в рукоятку фонарика иногда монтируют газовый баллончик, предлагая такое приспособление владельцам домов или тем же сторожам. Вполне обычная комбинация, в которой фонарик служит рукояткой короткой дубинки и вместилищем элетрошокера.

«Рихард Борнмюллер унд К°» в Зуле (Германия) выпускал под названием «Буко» (BUCO) однозарядное оружие самообороны, выполненное в виде сложенного туристского телескопа, — любопытное преломление идеи «дорожного пистолета». Внутри цилиндрической коробки помещались подвижный ствол, надетая на него боевая винтовая пружина, простой спусковой механизм. Для заряжания снимали крышку, вкладывали патрон в патронник, проталкивали ствол вперед, сжимая пружину, пока ствол не вставал на шептало, крышку закрывали. При нажатии на кнопку шептало отпускало ствол, тот под действием пружины шел назад, капсюль накалывался на жесткий боек, происходил выстрел. Калибр ствола 10,6 миллиметра при общей слабости конструкции заставляет предположить, что использовались шумовые, осветительные либо другие патроны несмертельного действия.

Позднее пригодился другой «оптический» прибор. Среди 637 покушений на кубинского лидера Фиделя Кастро упоминается и попытка убить его во время визита в Чили в 1971 году. Два агента ЦРУ были оснащены портативной кинокамерой (по другим данным — фотоаппаратом) с бесшумным стреляющим приспособлением. Это покушение также сорвалось — один из них слег с приступом аппендицита и вскоре был арестован. Более удачно оказалось применение подобного приспособления уже в контртеррористической операции. Террорист-одиночка, взявший заложников в детском саду в Люксембурге 31 мая 2000 года, был застрелен якобы из ствола, замаскированного в телекамере (многие из нас уже неоднократно видели применение такого приспособления в ряде боевиков). В целом, в телекамере можно упрятать весьма солидный «ствол».

Опасная утварь

Объектом фантазии российских оружейников-самодельщиков с некоторых пор стали домашний инструмент и кухонная утварь. Среди конфискатов УВД Тюмени, например, не так давно оказались «стволики» под широко доступный 5,6-мм патрон кольцевого воспламенения, аккуратно вмонтированные умельцем в ручки кухонного топорика, молотка (простейший ударно-спусковой механизм с Г-образным пазом в трубке рукояти подобен описанному выше для «стреляющих авторучек») и даже альпенштока. У последнего был еще и скрытый клинок в вывинчивающейся пробке: вынув пробку, можно произвести выстрел, затем, ввернув пробку другим концом, получить подобие стилета. Имей такой альпеншток в 1940 году, Рамон Меркадер, может, и смог бы уйти с виллы Троцкого.

Среди, пожалуй, самых бесполезных вариантов частичной маскировки оружия можно назвать столовый прибор, изготовленный в Германии в 1740 году. Здесь внутри бронзовых рукояток столового ножа, ложки и вилки укрыты короткие стволики. При небольших размерах рукояток и открыто смонтированных кремневых замках такая комбинация не годилась ни как оружие, ни как бытовой предмет.

 

Столовый прибор, изготовленный в Германии в 1740 году, с встроенными кремневыми пистолетами
(1) спусковой крючок
(2) ствол внутри бронзовой ручки
(3)пробка, вынимаемая перед выстрелом

Можно упомянуть и странноватый способ защиты полей, предложенный американским фермерам неким изобретателем, запатентовавшим в 1852 году… плуг с вмонтированным в него ружьем. Плуг был максимально облегчен, чтобы можно было быстро вскинуть его на руки и выстрелить в покушавшихся на поле птиц или мародеров. Однако такое соединение «меча и орала» не привлекло внимания.

(Продолжение следует)

Читайте также на сайте «Вокруг Света»:

Рубрика: Арсенал
Просмотров: 16934