Страусиные хитрости

01 февраля 2004 года, 00:00

Благодаря своему росту и зрению страусы замечают опасность и обращаются в бегство

В Древнем Египте африканский страус считался символом истины и справедливости. Не случайно на изображениях суда над мертвыми его великолепные перья украшают головы божеств Маат и Шу –– «Властителей правды». Столь высокой чести страус удостоился потому, что в отличие от всех прочих птиц опахало его пера «справедливо» разделено стержнем на две абсолютно симметричные части. Но, по странной иронии судьбы, вряд ли найдется на Земле еще одна птица, к которой человек был бы столь несправедлив в своих суждениях и образ жизни которой на протяжении многих веков был бы окружен таким количеством сказок и небылиц.

Пасущиеся страусы поддерживают между собой постоянный визуальный контакт. Саванна полна неожиданностей, и птица, увлекшаяся кормежкой, рискует стать жертвой незаметно подкравшегося хищника –– льва, леопарда или гепарда. Поэтому во время пастьбы то один, то другой страус неожиданно вскидывает голову и секунду-другую внимательно озирает окрестности. И, несмотря на то что ни одна птица в стаде не берет на себя обязанностей часового, близко подобраться к кормящимся страусам чрезвычайно трудно. Вспугнутые страусы спасаются бегством. Известно, что по скорости и выносливости среди наземных позвоночных животных эти птицы занимают одно из первых мест в мире — они способны бежать со скоростью 50 км/ч около получаса. А вот на коротких дистанциях скорость их бега достигает порой и 70 км/ч, при этом шаги они делают длиной 3—5 м. Такой способностью страусы обязаны совершенному строению своих длинных мускулистых ног, оканчивающихся, как и у других признанных бегунов планеты — парнокопытных представителей отряда млекопитающих, только двумя мощными, уплощенными пальцами. Это сходство конечностей страусов с конечностями верблюдов получило свое отражение и в научном названии вида — Struthio camelus, что буквально означает «птица-верблюд». Короткие крылья этой птицы не способны ни на сантиметр оторвать страуса от земли, зато им отведена роль балансира при выполнении сложных скоростных маневров.

Однако все эти замечательные страусиные качества ничуть не впечатляли авторов средневековых трактатов о животных — «Бестиариев». По их мнению, расправляющий крылья, но неспособный к полету страус подобен ханжам и лицемерам, которые хоть и придают себе видимость святости, но из-за тяжелого веса своего земного богатства и забот не в состоянии устремиться в небесную высь. Что же касается широко распространенной байки о том, что испуганные страусы прячут голову в песок, то родилась она из-за особого маневра страусов во время бега.
 
Оказывается, спасающиеся от хищников птицы, особенно молодые особи и самки, иногда распластываются на земле и мгновенно исчезают из поля зрения преследователя. И происходит это благодаря защитной окраске их оперения.

Большую часть дня эти птицы проводят за кормежкой. И хотя страусы –– вегетарианцы, они тем не менее не упускают возможности пополнить свой рацион и разнообразной животной пищей. Длинная гибкая шея позволяет им с одинаковой легкостью щипать траву, выкапывать из земли корни и клубни растений, дотягиваться до семян на ветках высоких деревьев и кустарников и стремительным выпадом поражать крупных насекомых, ящериц и грызунов. Чтобы усвоить попавшую в желудок пищу, страусы постоянно заглатывают песок и камни, которые накапливаются в желудке и служат для измельчения твердых оболочек плодов, хитина и костей. Такая крайняя неразборчивость в еде и привычка заглатывать неудобоваримые предметы породила легенды о том, что страусы могут питаться камнями и даже проглоченные куски раскаленного железа не причиняют им никакого вреда, а, напротив, пройдя через кишечник, выходят наружу «еще более звенящими и сияющими, чем прежде»…

При наличии воды страусы охотно пьют и даже купаются, но и в этом вопросе они довольно неприхотливы, поскольку способны подолгу обходиться без нее, довольствуясь влагой, содержащейся в пище. Вместе с тем эти птицы обладают и специальными физиологическими приспособлениями для экономии влаги. В жару температура их тела повышается на 3—4°С, что выравнивает температурный градиент между телом и окружающей средой, способствуя тем самым уменьшению испарения. А холодными ночами аккумулированное за день тепло расходуется ими на обогрев. Кстати сказать, аналогичными «приспособлениями» наделены и «тезки страусов» –– верблюды, а длинные, оголенные шеи и ноги тех и других увеличивают теплоотдачу, предохраняя животных от излишнего перегрева.

С наступлением темноты страусы располагаются на ночлег. Спят они, сидя на земле и подогнув под туловище ноги. Они никогда не прячут голову под крыло, так что практически всю ночь шея птицы остается в вертикальном положении, и хотя глаза страуса при этом закрыты, сон его предельно чуток. Лишь несколько раз за ночь страус позволяет себе на несколько минут полностью расслабиться, опустив голову на землю и даже вытянув во всю длину ноги. Только в эти моменты он погружается в глубокий настоящий сон, полностью отключившись от внешнего мира и доверив свою жизнь своим сородичам, пребывающим в полудремотном состоянии.

С приближением сезона размножения размеренная, спокойная жизнь большого стада заканчивается. Голые шеи взрослых самцов окрашиваются в розовый или голубой цвет, и они, впав в состояние возбуждения, начинают выяснять отношения друг с другом, преследовать и стараться отбить от стада понравившихся им самок, самки же при этом всячески отгоняют от себя выросших птенцов. И через некоторое время стадо распадается на небольшие семейные группы, состоящие из взрослого самца и 4—6 самок.

Ученые, проводившие наблюдения за семейными группами страусов, заметили, что каждая птица в них занимает определенное социальное положение. Явление доминирования одних птиц над другими, впервые отмеченное среди обычных домашних кур и получившее название «порядок клевания», имеет место и в семейной жизни страусов. Самец и одна из самок, пользующаяся особым расположением самца, занимают в стаде доминирующее положение, и именно они решают, будет ли группа пастись или купаться в песке, отдыхать в тени или перемещаться на новое место кормежки, остальные же просто следуют их примеру. Как это свойственно многим особам высокого ранга, «любимая жена» нередко устраивает взбучку своим «товаркам», но зато именно она не расстается с самцом на протяжении многих лет, а в особо засушливые годы, когда кормовые условия не позволяют самцу собрать большой гарем, остается его единственной подругой.

Утром или во второй половине дня, когда спадает зной, самки, стараясь привлечь внимание самца, устраивают неистовые танцы, стараясь превзойти друг друга страстью и грацией, которые трудно заподозрить у этих массивных и неуклюжих на вид птиц. Самец, наметив избранницу, удаляется с ней в сторону, и птицы некоторое время пасутся рядом, тщательно копируя движения друг друга. Но вот возбужденный самец, распластав крылья, бросается перед самкой наземь. Ритмичные движения его черных крыльев и хвоста, отороченных пышным плюмажем из белых перьев, удивительно напоминают взмахи цыганских юбок. Сходство становится до забавного полным, когда страус, неистово трепеща всем телом, запрокидывает назад шею, касаясь затылком хвоста. Все это время восхищенная самка кружит вокруг него, едва не касаясь земли приспущенными крыльями и хвостом. Только после этого продолжительного и сложного ритуала ухаживания наступает его кульминационный момент – спаривание.

Страус-самец выбирает участок земли с хорошим обзором, в центре которого выкапывает в земле неглубокую яму диаметром около 3 м –– будущее гнездо. А затем регулярно патрулирует границы своих владений, площадь которых, в зависимости от кормовых условий и его физической формы, составляет от 2 до 15 кв. км. Заметив приближение птицы своего вида, страус принимает характерную позу угрозы: высоко поднимает голову, расправляет крылья, раздувает шею и оглашает окрестности глухим ревом, напоминающим львиный рык. Другие самцы обычно сразу понимают, что место уже занято и поспешно ретируются, хотя иногда между соперниками случаются и драки, во время которых птицы наносят друг другу удары клювом и ногами. Признавший свое поражение самец низко склоняет к земле голову, опускает крылья и хвост и в этой позе подчинения покидает поле сражения. Ну а если на гнездовую территорию самца забредет привлекательная самка, исход встречи будет целиком и полностью зависеть от ее готовности к спариванию.

В библейских текстах страус нередко приводится как пример крайне беспечного и нерадивого родителя, невнимательного и даже жестокого к своим детям, потому что он якобы откладывает яйца в песок, доверяя солнцу согревать их и забывая о том, что «нога может раздавить их, и полевой зверь может растоптать их». На самом деле это далеко не так.

Главная роль в инкубации яиц у страусов принадлежит самцу. Он насиживает яйца большую часть суток, включая ночь, и лишь днем его на несколько часов сменяет главная самка, которую трудно заметить на гнезде благодаря маскирующей окраске оперения. Другие самки наведываются к гнезду только для того, чтобы отложить очередное яйцо, и долго около него не задерживаются. Впрочем, порядки в страусином гареме не очень строгие, и самки вольны отложить яйцо в гнездо другого самца, если таковое окажется по соседству, а иногда, обойденные вниманием предводителя своего стада, спариваются с самцами, которые не имеют своих гнездовых участков и в одиночестве бродят по окрестностям.

Яйца страусов, хотя и невелики по сравнению с размером самой птицы, весят около 1,5 кг, а по объему в 20—25 раз превосходят куриные. В одном гнезде их может скопиться несколько десятков, но насиживающая птица, как ни распушает оперение, может прикрыть своим телом не больше 20—25 яиц. Страусу-самцу по большому счету безразлично, чьи яйца он насиживает, но вот главная самка, сменив его на гнезде, имеет на этот счет собственное мнение. По едва уловимым нюансам окраски, размера, формы и структуры поверхности она безошибочно распознает свои яйца и располагает их в центре гнезда, а яйца других самок решительно выталкивает на периферию. Если кладка небольшая, то все яйца будут благополучно насижены, в противном же случае птенцы вылупятся только из яиц главной самки и нескольких яиц, отложенных другими самками. Однажды в Кении была найдена кладка страусов, состоящая из 78 яиц, из которых насижено было только 21! Надо сказать, что подобная расточительность имеет глубокий биологический смысл: многочисленные хищники в первую очередь подбирают яйца, разбросанные вокруг гнезда, не трогая те, что лежат в его центре.

В течение 40—45 дней, пока длится насиживание, страусы охраняют гнездо и поддерживают в нем определенные температуру и влажность, прикрывая яйца ночью от холода, а днем – от испепеляющих лучей солнца. Уже за несколько дней до вылупления родители слышат доносящийся из яиц писк и ответными звуками подбадривают птенцов, стимулируя их попытки выбраться на свободу. Как и птенцы других птиц, страусята пробивают отверстие в скорлупе, используя как долото особый выступ на клюве – так называемый птенцовый зуб, который исчезает по мере взросления.

Но даже с помощью такого приспособления страусятам было бы непросто пробить скорлупу яйца, не уступающую по прочности фарфору, если бы не то обстоятельство, что стенка их «тюрьмы» значительно истончается за время развития зародыша, так как содержащийся в ней кальций расходуется на строительство скелета птенца. Едва вылупившиеся из яйца страусята покрыты курчавыми буроватыми волосками и имеют размер хорошо упитанной курицы.
 
Спустя 2—3 дня после вылупления выводок покидает гнездо и отправляется в долгое странствие по саванне. Несмотря на то что страусята с первых дней жизни способны кормиться самостоятельно, они на протяжении почти целого года нуждаются в опеке родителей, которые согревают их холодными ночами, защищают от солнца и дождя. При приближении опасности птенцы в сопровождении самки бросаются наутек или затаиваются в траве, а самец, нередко рискуя жизнью, пытается отвлечь хищников, притворяясь раненым и уводя их в другую сторону. Описаны достоверные случаи, когда защищающий выводок самец бросался в атаку и ударами своих мощных ног наносил смертельные ранения людям и даже львам. И тем не менее, несмотря на самоотверженную заботу родителей, большая часть страусят гибнет в первые месяцы жизни.

При встрече нескольких семей страусов с птенцами они иногда объединяются в одну большую стаю, но бывает и так, что после непродолжительного выяснения отношений одна пара страусов принимает на себя заботу о нескольких выводках. После чего можно встретить настоящие детские сады, состоящие из сотни разновозрастных птенцов в сопровождении только одной пары взрослых птиц.

Страусята растут очень быстро и уже через год почти не отличаются по росту от взрослых птиц, хотя и уступают им по весу. К этому моменту их детские перышки сменяются юношеским нарядом, очень похожим на наряд самок. И только на третьем году жизни, достигнув половой зрелости, самцы страусов одеваются пышным, шелковистым черно-белым оперением.

Красота страусиных перьев, которую первыми оценили жители Древнего Египта, едва не послужила причиной полного уничтожения этих птиц в природе. В XVIII—XIX веках повальная мода на веера, боа и шляпные украшения из страусиных перьев охватила буквально всю Европу, и миллионы самцов страусов были принесены в жертву этой моде. В результате был полностью истреблен единственный подвид африканских страусов, обитавший на Ближнем Востоке, чрезвычайно редки страусы стали и в северных и южных районах Африки. И только благодаря организации страусиных ферм, первая из которых была создана предприимчивым фермером в Капской провинции Южной Африки еще в 1838 году, их численность стала восстанавливаться.

Рубрика: Зоосфера
Ключевые слова: птицы, страусы
Просмотров: 23019