Хронограф
18152229
29162330
310172431
4111825
5121926
6132027
7142128

<декабрь>

Путеводители

Италия. Леонардо. Лодовико Сфорца

"Пресветлейший государь мой, увидев и рассмотрев в достаточной мере попытки всех тех, кто почитает себя мастерами и изобретателями военных орудий, и найдя, что устройство и действие названных орудий ничем не отличается от общепринятого, попытаюсь я, без желания повредить кому другому, светлости вашей представиться, открыв ей свои секреты …" Такими словами Леонардо начинает письмо к Лодовико Сфорца - фактическому, но еще не законному правителю Милана. Далее Леонардо весьма красноречиво описывает свои способности, а также предлагает ряд изобретений, которые оказались бы полезны его светлости, как в случае войны, так и в мирных целях. Вооружившись этим нескромным, но правдивым посланием, Леонардо отправился в Милан. Впрочем, путешествие было не совсем добровольным.

Лоренцо Великолепный решил одним махом убить двух зайцев. Он предпринял весьма тонкий дипломатический ход. Зная о любви Лодовико Сфорца к музыке, Лоренцо даровал ему серебряную лиру в форме лошадиной головы, сделанную Леонардо. А поскольку никто, кроме художника, не мог играть на этом инструменте, то вместе с подарком в Милан был отправлен и сам музыкант. Таким образом, Великолепный заручался поддержкой хитрого Сфорца, а заодно выпроваживал из города Леонардо, который во Флоренции стал персоной нон-грата. Да Винчи догадывался о замыслах Великолепного. Позднее он написал: "Медичи меня создал, он же меня и уничтожил".

Но, как бы то ни было, а в 1482 г. Леонардо приехал в столицу Ломбардии - Милан, в город, раскинувшийся посреди равнины. Отсюда и его древнее название Медиоланум, которое в последствии сократилось до Милана. По приезде, Леонардо устроился у Амброджио де Предис - придворного живописца, чей дом находился на юге города недалеко от Тичинских ворот. Район называли Тичинской заставой, и каждый миланец знал мрачную историю этого места. Порто Тичинезе, как называют ворота в Милане, были построены в 1171 г. Тогда жители города готовились к очередному нападению Фридриха I, по прозвищу Барбаросса, или Рыжебородый. Миланцы не понаслышке знали, чего ожидать от императора Священной Римской империи. В городе еще помнили события 1162 г., когда после длительной осады Рыжебородый сломил сопротивление и разрушил город до основания. Так что спустя 9 лет миланцы, чтобы обеспечить городу лучшую защиту, выстроили ворота-крепость. Единственное в своем роде строение с мощными круглыми стенами. К сожалению, до наших дней от необычной постройки остались лишь камни, лежащие глубоко в основании. В XIV веке Порто Тичинезе были перестроены. Тогда же здесь разыгрались подлые, но вполне в духе времени события. В 1385 г. Джан Галеаццо Висконти в борьбе за власть устроил у Тичинских ворот засаду на собственного дядюшку Барнабо. Можно лишь предполагать, как выглядели те ворота. В XIX веке Порта Тичинезе были отреставрированы и основательно перестроены.

Но в эпоху Ренессанса ворота Тичинской заставы еще хранили свой средневековый облик. А в домах окрест них селились художники и скульпторы. Эта часть города почти не изменилась. Маленькие домики, чудом удерживающиеся на пологих берегах канала Новильо, лишь скромная ширма, за которой скрываются уютные дворы и арки. Обычно миланцы неохотно пускают чужаков на территорию внутренних дворов, но в районе Тичинских ворот дело обстоит иначе. Здесь все еще можно встретить лавки художников, бизнес которых держится на иностранцах. Трудно сказать, где именно располагался дом придворного живописца, у которого остановился Леонардо, приехав в Милан. Точных сведений об этом не сохранилось. Может быть, среди этих скромных построек.

Леонардо поражали природные странности Ломбардии. Здесь из-за частого тумана сам воздух казался матовым, так что все краски становились блеклыми и приглушенными, а очертания размытыми и призрачными. Но романтически-печальный образ был лишь искусной маской, скрывавшей истинное лицо города. А жизнь в Милане била ключом.
 
Во главе Миланского герцогства, хоть и не законно, стоял хитрый Лодовико Сфорца, получивший за темный цвет лица прозвище Моро, т.е. мавр. Добившийся при помощи злодеяний и коварства звания регента, он отстранил наследного герцога Джана Галеаццо от власти и самолично управлял городом. К тому же четырнадцатилетний наследник был болезненным и политике предпочитал охоту. Что же касается Лодовико, то спектр его интересов и амбиций был куда более масштабным. Как человек Возрождения, он знал, что такое истинный правитель. Примером для подражания был Лоренцо Великолепный, и Моро желал перещеголять его по части изысканности придворного общества, которое состояло из людей образованных и талантливых. Особое уважение оказывалось музыкантам. Оттого он и устроил грандиозный конкурс, на который съехались музыканты со всей Ломбардии. В этом мероприятии принял участие и Леонардо, покоривший всех звучностью голоса и виртуозностью игры. Флорентиец был единогласно признан лучшим.

В течение года Леонардо услаждал слух Сфорца и не переставал удивлять его своими способностями по части хитрых механизмов, которые да Винчи изготовлял для придворных праздников. Но Маэстро не был придворным шутом, его общество льстило Лодовико. Правитель Милана, метивший в герцоги, предчувствовал, что Леонардо способен принести городу славу. Он назначил художнику жалованье в размере 5 тысяч дукатов в год - по тем временам деньги немалые. Выделил грума и конюха. Теперь Леонардо перебрался в самый центр города. Согласно одной версии он жил недалеко от Миланского Дуомо, по другой - где-то в районе церкви Мария-де-Ля-Грация.

В апреле 1483 г. придворный живописец Амброджио де Предис получил заказ от Святого Братства Непорочного Зачатия на изображение Мадонны с младенцем, ангелами и пророками. Вместе со своим братом Еванджелисто он принялся за работу. По замыслу де Предис, это должен был быть триптих, центральную часть которого братья доверили Леонардо.
 
Со времен живописца Чимабуэ Мадонна изображалась на троне, что подчеркивало ее величие. Леонардо первый запечатлел Деву Марию на земле среди трав и камней, назвав картину "Мадонна в скалах". Эта работа вызвала немало нареканий со стороны Святого Братства. Монахи не заказывали изображения Иоанна Крестителя. Смущала их и картина в целом. Она притягивала, завораживала и пугала одновременно. Все в ней было двойственно от замысла до места расположения персонажей. Монахи чувствовали, что в полотне скрыта какая-то тайна, известная лишь ангелу. Крылатое существо, едва скрывая улыбку, искушало зрителя своим знанием. Братство Непорочного Зачатия решило, что это дьявол. Позднее появился второй вариант "Мадонны в скалах" - более светлый, лишенный мистики с ангелом, смотрящим вдаль.

Мнение монахов о "Мадонне в скалах" не могло повлиять на точку зрения миланских живописцев. У Леонардо появились почитатели, подражатели и обожатели. Его прозвали Флорентийским маэстро. Учиться у него было мечтой многих, но в дом Леонардо вошло лишь несколько человек, выбранных скорее из эстетических, чем практических соображений. Почти все ученики Леонардо отличались красотой: Чезаре да Сесто, Марко Д`Оджоно, Антонио Больтрафио, Анреа Солайи. Возможно, у молодых людей был талант, по крайней мере, один из них - Больтрафио - подавал большие надежды, но, войдя в мастерскую Леонардо, они навсегда остались лишь учениками великого и непревзойденного флорентийца. Впрочем, в то время юноши считали себя избранными и надеялись на блистательное будущее.

Что же касается Леонардо, то к похвалам он относился сдержанно, а возможно, и как к должному. Он знал, что может лучше. И лучшее было впереди. Печально знаменитое "Тайная Вечеря", грандиозный конный памятник Франческо Сфорца, мечты о полете и разработка крыльев, портреты, рисунки и бесчисленное количество изобретений. Но об этом в следующих программах "Вокруг Света".

Продолжение следует

Новости партнёров