Хронограф
18152229
29162330
310172431
4111825
5121926
6132027
7142128

<декабрь>

Путеводители

Несгибаемая воля «плохого христианина»

Президент Заира Сесе Мобуту не видел ничего плохого в воровстве, если воровать понемногу и по-тихому

«

Встреча президента США Ричарда Никсона и Сесе Мобуту в октябре 1973 года. Встреча проходила в Овальном зале Белого дома и касалась ситуации в Анголе. На голове Мобуту и его секретаря шапочки из шкуры леопарда — один из символов власти мвато-ямво, верховного правителя государственного образования Лунда, которое существовало в бассейне реки Конго в конце XVI–второй половине XIX века. Мобуту носил ее, как и деревянный посох с вырезанным орлом, чтобы продемонстрировать «историческую преемственность» своей власти.  Фото: White House Photo Office

24 ноября 1965 года в результате военного переворота в Конго (речь идет о государстве, которое в наши дни называется Демократической Республикой Конго, бывшем Заире —  в отличие от Республики Конго, расположенной по другую сторону реки Конго) и отстранения от власти законного президента Жозефа Касавубу верховная власть перешла к Сесе Мобуту, главнокомандующему конголезской армии. Как показала история, мало кому из африканских лидеров удалось стать политическими долгожителями. Но Мобуту здесь исключение. Он единолично правил огромной страной на протяжении 32 лет. Его можно назвать одним из самых «выдающихся» африканских диктаторов, на которых ХХ век оказался столь богат.

Сержант-интеллектуал

Мобуту родился 14 октября 1930 года в бельгийской колонии Конго (Бельгийское Конго), в городе Лисала. Его отец был поваром сначала у миссионеров-капуцинов, а затем у судьи-бельгийца. Он дал сыну христианское имя Жозеф Дезире. Когда Жозефу было восемь лет, отец умер, и воспитанием мальчика занималась мать, горничная в гостинице. Начальное образование Мобуту получил в миссионерских школах. Он пользовался авторитетом у сверстников, подбивал их на разные проказы, отличался недисциплинированностью и часто пропускал занятия. В 1950 году его отчислили как «плохого христианина».

В 19 лет юношу призвали в бельгийскую колониальную армию — «Форс пюблик» (Force Publique). К 26-ти он дослужился до старшего сержанта и зарекомендовал себя «интеллектуалом» из-за пристрастия к чтению книг из гарнизонных библиотек. Особенно его интересовали исторические сочинения и мемуары. Кумирами Мобуту были Вольтер (François Marie Voltaire, 1694–1778) и де Голль (Charles de Gaulle, 1890–1970). Не была сержанту чужда и классическая музыка. Офицерских званий в «Форс пюблик» конголезцам не давали, и дальнейшее продвижение по службе для Мобуту было закрыто.

В 1956 году он вышел в отставку и стал профессиональным журналистом в Леопольдвиле (Léopoldville), так в то время называлась столица Конго — Киншаса (Kinshasa). Вскоре его заметила бельгийская колониальная администрация и, как утверждают многие исследователи, служба безопасности. Мобуту обзавелся связями в журналистской среде, часто ездил в Бельгию. В 1958 году в Брюсселе он познакомился с лидером Национального движения Конго (НДК, Mouvement National Congolais, MNC) Патрисом Лумумбой (Patrice Émery Lumumba, 1925–1961) и принял его предложение вступить в ряды конголезских борцов за независимость.

Дебри Конго

В январе 1960 года на переговорах в Брюсселе между бельгийским руководством и конголезскими политиками  было достигнуто соглашение о предоставлении независимости Конго. Срок был намечен на 30 июня 1960 года. Бельгийцы рассчитывали передать власть «надежным» конголезцам, которые будут конструктивно сотрудничать с бывшей метрополией. Однако деловые и политические элиты других западных стран, прежде всего США, опасались, что удержаться Бельгии в Конго не удастся, и страну ждет хаос. «Ключ» от Африки может оказаться бесхозным, а то и попасть в руки коммунистам.

Патрис Лумумба. Советское руководство возлагало на Лумумбу большие надежды, стремясь превратить Конго в надежного союзника «на антиимпериалистической основе». Так предполагалось лишить Запад конголезской сырьевой базы. Но Лумумба рано погиб. В СССР Лумумба превратился в мученика и героя. Его именем был назван Университет дружбы народов, где ковались революционные кадры для стран третьего мира. Но парадокс заключался в том, что героем он был не только в СССР, но и в Заире. Так Мобуту стремился достичь национального единства и «отмыться» от своего участия в этой трагедии. Лумумба был назван «жертвой колониальных махинаций». Фото (Creative Commons license): IISG

Ожидания, что Конго ждут неспокойные времена, были обоснованными. Эта колония считалась неприветливым, неуютным и опасным для белых людей местом. Американский журналист и путешественник Генри Стэнли (Henry Morton Stanley, 1841–1904), добывший для бельгийского короля Леопольда II (Leopold II, 1835–1904) этот «лакомый кусок», называл Конго «страной ужасов», где «мы всем чужие и лишь ощупью пробираемся в этих дебрях». Другой столь же мрачный образ Конго как «сердца тьмы» создал писатель Джозеф Конрад (Joseph Konrad, 1857–1924).

По мере приближения срока независимости напряженность в отношениях между африканцами и европейцами нарастала. Американский этнограф Алан Мерриам, проводивший полевые исследования в Конго с августа 1959-го по июнь 1960-го, так описывал настроения чернокожих жителей Стэнливиля: «Стэнливильцы считали, что независимость освободит их от господства белых, что можно будет работать меньше или совсем не работать, что будет больше денег, не надо будет платить налоги, можно будет свободно пользоваться домами, машинами и женщинами белых». Обычным делом стали избиения европейцев, ограбления их домов и публичные оскорбления.

Несостоявшийся главнокомандующий

По итогам парламентских выборов в мае 1960 года НДК завоевало наибольшее число мест в Национальном собрании, нижней палате парламента. Лумумба стал премьер-министром. Он исповедовал популистский национализм левого толка, был блестящим оратором, наделенным харизмой и обаянием вождя. Мобуту Лумумба назначил своим личным секретарем (в ранге министра), ответственным за прохождение политических и административных документов. Президентом Конго стал Жозеф Касавубу (Joseph Kasa-Vubu, 1910–1969).

30 июня 1960 года на церемонии провозглашения независимости в ответ на патерналистскую речь бельгийского короля Бодуэна (Baudouin I, 1930–1993) Лумумба заклеймил бельгийский колониализм. Обратившись к королю, он сказал, что конголезцы «не макаки» и пообещал показать миру, «на что способен черный человек, когда он трудится в свободной стране», а также превратить «Конго в центр всей Африки».

Не прошло и недели, как Конго погрузилось в анархию и хаос. Начались солдатские бунты и погромы жилищ и магазинов, принадлежавших белым. 8 июля правительство решило заменить бельгийское военное командование конголезским, несмотря на то, что среди конголезцев не было ни одного, даже младшего, офицера. Командующим Конголезской национальной армии (КНА) назначили дядю Лумумбы, Виктора Лундулу, сержанта в отставке, бывшего санитара «Форс пюблик», которому присвоили звание генерала. Мобуту стал начальником генерального штаба, его произвели в полковники, большая часть вооруженных сил перешла в его непосредственное подчинение. Однако новоиспеченный полковник, метивший на пост командующего, счел себя ущемленным. Мобуту даже подал заявление об отставке, но Лумумба его отклонил.

Конго в большой игре сверхдержав

Бельгия ввела в Конго войска. Конголезское руководство обратилось в ООН с просьбой срочно оказать стране военную помощь для «защиты национальной территории против акта агрессии, совершенной войсками бельгийской метрополии». СССР и США поддержали отправку в Конго миротворческих сил ООН. Руководствовались они разными мотивами. Президент США Дуайт Эйзенхауэр (Dwight David Eisenhower, 1890–1969) рассчитывал оградить Конго от «коммунистического проникновения». Советский лидер Никита Хрущев (1894–1971) надеялся нанести Западу чувствительный удар в «мягкое подбрюшье» и повысить авторитет СССР в третьем мире как главного борца против колониализма и империализма. Между противниками по холодной войне началось соперничество за влияние над обширной территорией в сердце Африки, богатой стратегическими ресурсами.

11 июля из состава Конго вышла провинция Катанга (Шаба), которую называли «геологическим чудом», настолько её недра были богаты полезными ископаемыми. 9 августа её примеру последовала провинция Касаи, расположенная на одноименной реке, где были крупные месторождения алмазов.

Минерал сферокобальтит. Конго богато на природные ресурсы, здесь есть медные и кобальтовые руды, алмазные копи и нефть. Экспорт минералов приносит стране 85% всех доходов. Однако  эти деньги не вкладываются в производство. Внешний долг страны сейчас составляет $12 млрд. Фото (Creative Commons license): René Gervers

К концу июля в Конго перебросили 11,5 тыс. военнослужащих ООН, но их командование, состоящее из офицеров западных стран и стран третьего мира, не реагировало на просьбы Лумумбы помочь восстановить территориальную целостность Конго. Западные державы не хотели усиления позиций Лумумбы, который намеревался проводить самостоятельную политику. Советское руководство предприняло контрмеры. Правительству Лумумбы в обход ООН были предоставлены гражданские самолеты, грузовики, продовольствие и медикаменты. Лумумба решил подавить сепаратизм и навести порядок в стране собственными силами. На советской технике верные ему войска были переброшены на границу Касаи и развернули успешное наступление против формирований сепаратистов.

Руководство США «оценило» военные успехи Лумумбы. 25 августа специальная группа Совета национальной безопасности по тайным операциям приняла решение о свержении его правительства. На следующий день директор ЦРУ Аллен Даллес (Allen Welsh Dulles, 1893–1969) телеграфировал резиденту ЦРУ в Леопольдвиле Лоуренсу Девлину (Lawrence/Larry Devlin): «Отстранение Лумумбы от власти должно стать срочной и главной целью, высшим приоритетом наших тайных операций в нынешних условиях». Не исключалось и убийство Лумумбы, специалисты ЦРУ готовили его отравление.

Точно неизвестно, какие действия предприняло ЦРУ, но 5 сентября президент Конго Жозеф Касавубу, в нарушение конституционных норм, отправил правительство Лумумбы в отставку. По приказу начальника генштаба Мобуту наступление федеральных войск на Касаи и Катангу было остановлено. Касавубу назначил новых министров. Однако он не пользовался достаточной популярностью и влиянием, чтобы стать реальным противовесом Лумумбе. Парламент поддержал Лумумбу и предоставил ему «особые полномочия» для противодействия попыткам отстранить от власти законное правительство. Наступило двоевластие.

Гибель Лумумбы

В ночь с 13 на 14 сентября Мобуту попросил Девлина о встрече. Сразу приступив к делу, Мобуту заявил, что «Советы интенсивно проникают в Конго», а конголезцы «не для того боролись за независимость, чтобы другая страна установила над ними колониальное господство». В качестве доказательства «подрывной деятельности коммунистов» он представил советские пропагандистские брошюры, изъятые у конголезских солдат. Даже Девлин отнесся к таким «доказательствам» скептически. Брошюры были на английском, а многие солдаты едва говорили на ломаном французском. Мобуту поставил вопрос ребром: «Ситуация такова: армия готова сбросить Лумумбу. Но только при условии, что Соединенные Штаты признают правительство, которое заменит его правительство». В мемуарах Девлин утверждает, что дал ответ не без колебаний. Инструкций о поддержке государственного переворота у него якобы не было. По словам Девлина, он не верил, что «Лумумба был коммунистом или советским агентом», но в то же время он «был убежден, что Советы им манипулируют, и рано или поздно он попадет под их контроль». По словам американского разведчика, это был решающий аргумент, и он гарантировал Мобуту поддержку Соединенных Штатов.

Вечером 14 сентября леопольдвильское радио передало обращение Мобуту к народу. Он заявил, что «армия решила нейтрализовать два соперничающих правительства и обе палаты парламента до 31 декабря 1960 года, чтобы вывести страну из тупика». Касавубу оставлял за собой президентское кресло.

Для Лумумбы акция Мобуту стала полной неожиданностью, он не верил в предательство человека, который неизменно подчеркивал свою лояльность и даже называл его своим «духовным наставником». Лумумба надеялся на то, что сможет повернуть ситуацию в свою пользу, стоит ему только встретиться с бывшим начальником генштаба. Их встреча состоялась 15 сентября на территории военного лагеря в Леопольдвиле, но закончилась она совсем не так, как предполагал Лумумба. Договориться ни о чем не удалось, и как только Мобуту покинул лагерь, Лумумба был атакован толпой разъяренных солдат. Находившимся рядом миротворцам ООН с большим трудом удалось защитить Лумумбу и доставить его домой, под усиленную охрану «голубых касок». Вторым кольцом дом окружили части Мобуту. Лумумба оказался в полной изоляции. В этот же день Мобуту обратился к правительствам социалистических стран с требованием вывести свои посольства с территории Конго в течение 48 часов.

24 ноября 1960 года Лумумба сбежал из-под ареста и направился на восток страны, где собирались его сторонники. Однако вскоре он попал в руки мобутовским поисковым отрядам. При непосредственном участии Мобуту, Лумумбу и двух его соратников, Жозефа Окиту (Joseph Okito) и Мориса Мполу (Maurice Mpolo), передали лидеру катангских сепаратистов Моизу Чомбе (Moïse Kapenda Tshombe, 1919–1969). 17 января 1961 они были зверски убиты.

Сакральная стелла в честь Мобуту. Подобные сооружения были и в Древнем  Риме, где император тоже считался божеством. Фото (Creative Commons license): Julien Harneis

Чуть позже президент Касавубу, наконец, назначил Мобуту главнокомандующим конголезской армии.

Всемогущий воин

После четырех лет политической нестабильности, 24 ноября 1965 года, в результате бескровного военного переворота главнокомандующий конголезской армией генерал Мобуту стал президентом Конго. Парламент был распущен, политические партии запрещены. К концу 1960-х годов была сформирована жестко централизованная президентская система правления, а Мобуту сосредоточил в своих руках всю полноту власти. Правящей и единственной партией стало Народное движение революции (НДР Mouvement Populaire de la Revolution), созданное в 1967 году. Национальной идеологией была признана доктрина «подлинной аутентичности», или «подлинного заирского национализма». Она провозглашала возвращение к традиционным ценностям, раскрепощению духовного мира африканской личности, постепенное достижение полной экономической и политической независимости. «Ни вправо, ни влево, а движение в собственном направлении», — так звучал лозунг Мобуту.

Чтобы искоренить чуждое национальному духу внешнее влияние, власти объявили о проведении «африканской культурной революции». Произошла замена европейских имен и географических названий на местные: страна стала Республикой Заир, Мобуту взял имя Мобуту Сесе Секо Куку Нгбенду Ва За Банга («всемогущий воин, который благодаря своей стойкости и несгибаемой воле, идет от победы к победе, оставляя огонь на своем пути»). Обращения «мадам», «месье», «уважаемый», «превосходительство» были упразднены. Их заменили на «единое, простое, подчеркивающее солидарность и достоинство заирцев» обращение — «гражданин». Женщинам запретили носить брюки и короткие юбки, пользоваться косметикой и париками. Всех служащих обязали носить костюм особого покроя (брюки, однобортный с короткими рукавами пиджак, шарф вместо рубашки и галстука), называемый «абакос» (от сокращенного французского «A bas le costume!» — «Долой костюм!»).

Пропагандистский аппарат НДР насаждал культ личности Мобуту, обосновывал «ниспосланное свыше» верховенство вождя, «отца всей нации, добра и зла». Сам Мобуту любил напоминать, что «по нашей африканской традиции двух вождей не бывает», и вождя надо чтить: «Вождь есть вождь. Он орел, который летает высоко, плевок ползучей твари до него не долетит». Стремясь сакрализировать свою власть, Мобуту повел наступление на католическую церковь. Церковные школы были национализированы, а празднование Рождества запрещено. В общественных местах вместо распятий и изображений папы римского вывешивались портреты Мобуту. Создавалась квазирелигия, где «Христом» был Мобуту, а «апостолами» — верхушка НДР.

Государство развитого клептократизма

Новоиспеченный мессия заботился, прежде всего, о благах земных, материальных, для себя и своего ближайшего окружения. «Заиризация» экономики превратилась в передачу собственности бельгийских промышленников, торговцев и фермеров в руки узкой прослойке родственников и приближенных Мобуту. Первая жена Мобуту к 1975 году стала владелицей 30 крупных торговых фирм и десятков плантационных хозяйств. Многие заирские нувориши обогатились дважды. Доставшейся даром собственностью они пользовались нерачительно, заботясь только о прибыли. Когда бизнес приходил в упадок, его передавали в государственную собственность за солидную компенсацию. Правление Мобуту стало символом клептократии — режима, при котором все основные государственные решения принимаются, исходя исключительно из сиюминутных материальных интересов узкой группы политиков, стоящих у власти. Хищения, взятки и непотизм приобрели огромный размах. Мобутовская бюрократия паразитировала на разграблении природных ресурсов и казны, переводя наворованные деньги в иностранные банки, приобретая за границей недвижимость, предметы роскоши, игнорируя потребности национальной экономики. Пример подавал сам Мобуту, создавший личную «черную кассу». На одном из официальных (!) торжественных митингов он дал такой совет: «Если хочешь воровать, воруй понемногу и по-тихому. Но если ты воруешь много и в одночасье разбогател, тебя обязательно поймают».

Сам Мобуту не мелочился. По самым скромным подсчетам, его личное состояние оценивалось в $ 10 млрд. В Заире у него было 11 роскошных резиденций. Дворец в городке Гбадолите, родине отца Мобуту, по описанию итальянского журнала «Panorama», был «огромен и напоминал некоторые неоклассические виллы на бульваре Сансет в Голливуде. Комнаты были отделаны с необычайной роскошью: поразительно белые стены, позолоченные зеркала каррарский мрамор, арабские ковры. <…> Рядом с главным зданием находились виллы родственников и друзей Мобуту, резиденции его 15 детей, помещения для верной президентской гвардии: 4500 человек, обученных израильскими инструкторами». Он также владел шикарными особняками в Западной Европе.

Свою «черную кассу» Мобуту регулярно пополнял тремя способами: прямым изъятием валюты от экспорта полезных ископаемых, огромными комиссионными за посредничество при заключении контрактов с западными фирмами, и, наконец, расхищением иностранной гуманитарной и финансовой помощи

Экономика Заира, одной из богатейших стран Африки, превратилась в руины, абсолютное большинство заирцев жило за порогом бедности. Глубокие социальные противоречия и острые политические конфликты оставались нормой жизни при правлении Сесе. Они порождали крестьянские бунты, студенческие демонстрации, забастовки рабочих и служащих и даже вооруженные восстания.

Мобуту правил железной рукой. Несколько соперничавших между собой спецслужб каждые шесть часов направляли ему доклады о положении в стране. Тотальный сыск и слежка, аресты, «исчезновения», пытки, казни противников режима стали неотъемлемым атрибутом повседневной жизни Заира. Репрессии против оппозиционеров Мобуту сочетал с компромиссами и подкупом их лидеров.

Преданный Западом

Себя президент Заира позиционировал как непримиримого борца с коммунизмом в Африке и проводил прозападную внешнюю политику. Так, он предоставил свои военные базы США и Бельгии, в частности, для поставок оружия в Анголу, в которой шла гражданская война между просоветской МПЛА (Народное движение за освобождение Анголы, Movimento Popular de Libertacão de Angola, MPLA) и прозападным УНИТА (Национальный союз за полную независимость Анголы, Uniao Nacional para a Independência Total de Angola, UNITA). Регулярные части Заира вместе с войсками ЮАР участвовали в прямой военной агрессии против  Агостиньо Нето (António Agostinho Neto, 1922–1979). Западные державы не обделяли своего верного союзника экономической помощью и оказывали политическую и военную поддержку. После окончания холодной войны столь одиозный диктатор стал им не нужен.

В 1994-м Мобуту допустил ошибку, оказавшуюся для него роковой. Он позволил обосноваться в восточном Заире сотням тысяч хуту, хлынувшим из Руанды, когда там пришли к власти представители народности тутси. Но на востоке Заира жили те же самые тутси, что привело к резкому росту межэтнической напряженности. В 1996 году Мобуту отправил войска, чтобы изгнать беженцев, а заодно и заирских тутси. Сопротивление тутси быстро переросло в мощное полиэтническое антимобутовское движение, которое возглавил сторонник Лумумбы с тридцатилетним стажем партизанской войны Лоран Дезире Кабила (Laurent-Désiré Kabila, 1939–2001). Ему оказали существенную помощь оружием и деньгами правительства Анголы, Бурунди, Замбии, Зимбабве, Руанды, Уганды. Не встречая серьезного сопротивления мобутовских войск, отряды Кабилы быстро продвигались к Киншасе.

Мобуту запросил помощи у США. Прибывший в Заир представитель США в ООН Билл Ричардсон (Bill Richardson) сказал Мобуту: «Этот бардак ваш, а не наш. Вы просто не управляете своей страной». 17 мая 1996 года повстанцы вошли в Киншасу. Мобуту бежал из Заира. Ему отказали в предоставлении политического убежища во Франции и Того. Бывший диктатор, ставший изгоем, смог найти приют в Марокко, где 7 сентября 1997 умер от рака.

Сергей Мазов, 24.11.2008

 

Новости партнёров