Хронограф
18152229
29162330
310172431
4111825
5121926
6132027
7142128

<декабрь>

Путеводители

Флоренция при царе Иисусе

Савонарола был предвестником консервативно-революционных потрясений в Европе и самым демократичным из христианских аскетов

Судя по тому, как изобразил казнь Савонаролы на Площади Синьории 23 мая 1498 года ее очевидец Франческо Росселли (Francesco Rosselli, 1445–1513), это событие мало взволновало горожан

Для большинства наших современников, даже интересующихся историей, Савонарола — мрачный средневековый фанатик. При этом они, зачастую, упускают из виду важное обстоятельство: Савонарола был широко образован, и лучшие представители его эпохи — Пико делла Мирандола, Марсилио Фичино, Микеланджело и Боттичелли, да и сам Лоренцо Великолепный — восхищались им.

И тем не менее утром 23 мая 1498 года на площади Синьории во Флоренции собравшаяся толпа с любопытством следила за происходившим. Некоторые из жителей города пришли с факелами, нетерпеливо дожидаясь того момента, когда можно будет поджечь костёр. На глазах народа были повешены трое монахов-доминиканцев. Затем их тела были преданы огню. Когда последний из осужденных в судорогах повис в петле, кто-то из толпы закричал: «Пророк, наступил момент сотворить чудо!» Чудо, однако, не свершилось. Так умер человек, оказавший огромное влияние на своих современников — Джироламо Савонарола.

Савонарола для Флоренции и в самом деле оказался пророком. В течение четырёх лет (1494–1498) он был её религиозным и политическим вождём. И за эти четыре года Флоренция преобразилась до неузнаваемости. От привычного скептицизма в религиозных вопросах, от буйного карнавального веселья эпохи Лоренцо Великолепного (Lorenzo il Magnifico, 1449–1492) флорентийцы обратились к крайнему благочестию, провозгласив своим царем Иисуса Христа. Знатные дамы перестали надевать в церковь украшения, а их мужья возвращали неправедно нажитое добро. Кроме того, под руководством Джироламо Савонаролы во Флоренции, где шестьдесят лет правил род Медичи, была создана самая на тот момент продвинутая демократическая система в Европе. Этот город сначала не заметил Джироламо, потом превознёс его до небес, затем сжёг и наконец превратил в легенду.

Как стать пророком

Савонарола родился в Ферраре в 1452 года. Это было тяжелое время. С востока наседали турки, итальянские государства завязли в междоусобицах, а папский двор погряз в роскоши, коррупции и распутстве. Джироламо происходил из старинного дворянского рода и получил хорошее светское образование. Однако мальчик с ранних лет сторонился мирских развлечений и предпочитал поэзии Овидия и Вергилию теологию святого Фомы Аквинского. Окончательно уйти от мира он решил после того, как, девушка, в которую он был влюблен и имени которой мы, к сожалению не знаем, отвергла его руку. Она посчитала, что род Джироламо недостаточно знатен. В 22 года Савонарола тайно убежал из дома в Болонью, где поступил в доминиканский монастырь. В письмах домой он писал, что не мог долее переносить развращённость века и попрание добродетели в Италии.

Портрет Джироламо Савонаролы работы фра Бартоломео (Savignano di Prato, 1472–1517)

В монастыре в Болонье Джироламо провёл семь лет (1475–1482). Там Савонарола, как один из самых образованных монахов, занимался обучением послушников. В 1482 году он впервые побывал во Флоренции, в монастыре св. Марка. В тот приезд он остался почти незамеченным — его проповеди не имели успеха у утончённой флорентийской публики. Неудача смутила молодого монаха, и несколько лет Савонарола провел за изучением приемов искусства красноречия. Результат превзошел ожидания. На доминиканском капитуле в Реджо (1486) он произвёл неизгладимое впечатление на одного из виднейших учёных эпохи — молодого графа Пико делла Мирандола (Giovanni Pico della Mirandola, 1463–1494).

В конце 1480-х, судя по письмам, Савонаролу, начинают посещать сильные галлюцинации, раскрывающие перед ним страшные картины апокалипсиса и неумолимого божьего гнева, обращенного против беспечных итальянцев. Они давно привлекают внимание психиатров, которые, зачастую, видят в них «крайнюю шизоидную бионегативность». Так родился тот Савонарола, которому было суждено войти в историю пламенным обличителем, искренне уверенным в своем пророческом даре.

Грехи Италии

В первую очередь гнев Савонаролы был направлен против папы Иннокентия VIII (Innocens VIII, 1432–1492), известного непотизмом, порочностью и продажностью. Это видели все. Поэтому призыв Савонаролы к обновлению Церкви попал на подготовленную почву, и быстро сделал его широко известным по всей стране. В 1490 году по настоянию Пико делла Мирандолы, Лоренцо Великолепный пригласил Джироламо во Флоренцию, где тот стал приором монастыря св. Марка (1491). Его проповеди о духовном обновлении и пророчества имели массовый успех даже среди светской публики. Зачастую храмы не могли вместить всех слушателей, и Джироламо выходил с проповедью на площадь. С 1494 по 1498 годы проповеди и гимны Джироламо вышли более чем в ста различных изданиях. Они переводились на французский, испанский, немецкий, английский языки — и даже на турецкий, по личной просьбе султана. Их эхо донеслось даже до далекой Руси. Знаменитый нестяжатель, Максим Грек (Михаил Триволис, 1470–1556) слушал Савонаролу и цитировал его слова в спорах с иосифлянами.

Савонарола брал фанатичной убежденностью, красотой слова хорошо образованного человека и бескорыстной искренностью. В последней не было никакого сомнения, ведь монах вступил в конфликт даже со своим благодетелем, самим Лоренцо Медичи, обвинив его в тирании.

Однако вскоре Лоренцо умер и влияние Савонаролы на флорентийские дела укрепилось. В 1493 году при помощи Пьеро Медичи, прозванного "Неудачником" (Piero de' Medici detto il Fatuo, 1471–1503) наследника Лоренцо, он добился восстановления Тосканской конгрегации доминиканских монастырей. Это высвободило его из подчинения духовным властям Ломбардии и дало достаточно власти для проведения реформы в монастыре св. Марка. Это была не просто реформа монастырского устава. Для Савонаролы это было началом задуманного им реформирования всего общества в соответствии с идеалами христианского аскетизма. Он максимально снизил расходы монастыря и избавился от всех предметов роскоши. Чтобы монахи могли сами добывать себе средства к существованию, Джироламо устроил для их обучения школы, в которых изучались архитектура, скульптура и живопись. Особое внимание он уделил богословию и изучению Священного писания, для чего ввёл преподавание греческого и древнееврейского языков. Преподавался также арабский и турецкий. Так Савонарола готовил миссионерские кадры. Эти нововведения привели к бурному росту популярности монастыря св. Марка и других, последовавших его примеру.

Памятник Савонароле в Ферраре (1875). Фото (Cerative Commons license): ho visto nina volare

Проповедник и король

Савонарола не только проповедовал, но и пророчествовал. Каков же был благоговейный ужас, охвативший флорентийскую публику, после того, как эти пророчества начали сбываться! Он предсказал не только скорую кончину Лоренцо Медичи, Иннокентия VIII, и неаполитанского короля Фердинанда I (1458–1494), но и близкое иноземное вторжение. Говоря о последнем, Савонарола возвещал приход нового Кира, который победоносно пройдёт всю Италию, не встретив препятствий и не сломав ни одного копья, и обновит Церковь. В 1494 году, казалось, его предсказание сбылось. Молодой французский король Карл VIII (Charles VIII, 1470–1498), горящий мечтой об освобождении Святой Земли, вторгся в Италию и легко одержал верх над своими врагами.

Узнав о приближении французов, флорентийцы изгнали Пьеро Медичи. После этого Савонарола стал фактически не только духовным, но и политическим лидером Флоренции. Именно в этом качестве он отправился пешком на встречу с Карлом VIII в Пизу. Свидание с Савонаролой, на котором монах говорил о божественном предназначении молодого монарха, произвело на Карла огромное впечатление. Когда они увиделись во второй раз, король подарил монаху мула, с тем, чтобы тот больше не ходил пешком. Однако Карл VIII не оправдал надежд Джироламо. Он не только не сместил нового папу Александра VI (1431–1503), отличавшегося от Иннокентия VIII только в худшую сторону, но и не вывел войска из Пизы, принадлежавшей Флоренции. Тем не менее Савонарола продолжал верить в Карла VIII и выступил против разрыва союза с Францией. При этом он неоднократно писал монарху письма, призывая выполнить свои обещания и реформировать Церковь. Монах угрожал ему небесным судом, сравнивая себя с Самуилом, а Карла VIII с Саулом.

Тем временем флорентийцы, изгнав ненавистных тиранов Медичи (что Савонарола тоже предсказывал), начали спорить о новом государственном устройстве своего города. И здесь авторитет Савонаролы был реализован в полном масштабе. Демократ по убеждениям, он считал политическую свободу необходимым условием свободы духа и нравственного обновления.

Флорентийская демократия

По предложению Савонаролы был учреждён главный законодательный орган управления — Большой Совет. В него вошли так называемые бенефициаты — флорентийские мужчины старше 29 лет, без неуплаченных долгов, у которых хотя бы один из предков до третьего колена состоял в одной из высших магистратур города. Таких набралось 3200 человек (население Флоренции тогда насчитывало примерно 90 тыс. человек). Раз в шесть месяцев на заседаниях Большого Совета выбирался Совет Восьмидесяти (сюда могли входить не только бенефициаты). Это был совещательный орган при правительстве Флоренции — Синьории. Все главные магистратуры города, (в которые также мог быть избран любой гражданин) переизбирались раз в 2, 4 или 6 месяцев, многие из них — по жребию. Савонарола предпочитал этот способ как наиболее демократичный. Демократия во Флоренции продержалась до 1512 года. Можно говорить о её несовершенстве, но тем не менее такие мыслители, как Николо Макиавелли (Niccolò Machiaveli, 1469–1527) и Донато Джаннотти (Donato Giannotti,1492–1573) считали её идеальной формой государственного устройства.

Под влиянием Савонаролы была также осуществлена судебная реформа (упорядочены законы, разрешена апелляция по политическим делам). В свою очередь, поземельный налог был заменен подоходным, не превышающим 10%. Долги флорентийцев были списаны. Им снова разрешили носить оружие. Ростовщиков сменил ломбард, а для поддержки малоимущих открыли ссудную кассу под минимальный процент. Савонарола даже настаивал на выдаче беспроцентных займов, но эта идея не была реализована.

Аскетизм Савонаролы находился в определенном противоречии с его демократизмом. Сожжения «сует», проводившиеся им во Флоренции, заставляют вспомнить о других, более поздних «аскетах», уже не отличавшихся демократическими взглядами

Царём республиканской Флоренции был провозглашён Иисус Христос. И в этом не было никакого противоречия — ведь Христос был царем души, а не тела. Самих флорентийцев Савонарола провозгласил новым избранным народом, который поведёт мир и Церковь к обновлению. Всеобщий религиозный энтузиазм привёл к тому, что молодые люди из лучших семей города становились монахами — несмотря на то, что фра Джироламо их от этого отговаривал. Наконец, Савонарола сумел создать мощное молодёжное движение во Флоренции. Его юные сторонники выходили не на карнавал, а на торжественное религиозное шествие, пели не непристойные песенки, а духовные гимны, и собирали деньги для раздачи бедным.

Сожжение сует

Правда, молодые люди зачастую вели себя как фанатики. Они врывались в дома и выносили все, что по, их мнению, не соответствовало образу жизни настоящего христианина («суеты»). Ими же велся тотальный шпионаж за теми, кто подозревался в богохульстве, разврате или содомии. Если вина подтверждалась, грешнику грозили штрафы, заключение и даже смерть. Дважды — накануне Великого поста в 1497 и 1498 годах — Савонарола организовывал во Флоренции «сожжение сует». Это был финал религиозного шествия, которое мыслилось как антипод непристойному карнавалу. На площади Синьории (там, где будет сожжен и сам Савонарола) строилась ступенчатая пирамида «сует». Здесь были карнавальные костюмы и маски, украшения, музыкальные инструменты, шахматы и колоды карт, скульптуры, научные трактаты, картины и книги фривольного содержания. Так погибло не одно произведение искусства. За процессом наблюдало городское правительство (Синьория). После костра все вместе пели и танцевали.

«Плаксы» против «Бешеных»

Между тем, напряженность в городе нарастала. В 1494 году Савонарола настоял на полной амнистии сторонникам Медичи, что позволило, возможно, избежать большой крови, но развязало руки тем, кто хотел возвращения Пьеро Медичи во Флоренцию. В городе образовалось две партии. Сторонников Савонаролы называли «Плаксами» (Piagnoni), а его противников из аристократического лагеря — «Серыми» (Bigi). Последние два раза пытались убить Савонаролу. Но заговоры были раскрыты, а их участники казнены. В поисках поддержки против доминиканца «Серые» обратились к герцогу Миланскому Людовико Сфорца (Ludovico Sforza, 1452–1508) и к Александру VI и нашли у них понимание: герцог Миланский боялся нового нашествия французского короля, которого настойчиво приглашал в Италию Савонарола, а папа чувствовал себя мишенью его нападок на коррупцию и разврат в Церкви.

На том месте, где был сожжен Савонарола и его ученики, теперь установлена мемориальная доска. Фото (Cerative Commons license): Rachel Scott

Борьба между Савонаролой и Александром VI длилась несколько лет. Сначала папа пригласил монаха в Рим, надеясь тайно устранить его. Но тот отговорился болезнью. Тогда последовало распоряжение об упразднении Тосканской конгрегации, которое Савонарола проигнорировал. Когда папа понял, что справиться с фра Джироламо нелегко, то решил с ним договориться и предложил сан кардинала. Однако Савонарола отказался. 12 мая 1497 года папа отлучил флорентийского проповедника от церкви. Но тот публично сжег буллу. Правда, горожане смотрели на все это уже без прежнего энтузиазма.

Дело в том, что Флоренция, сохранившая верность союзу с французским королем Карлом VIII, оказалась в полной изоляции.  Религиозная экзальтация пошла на спад, многих стали раздражать шпионы, строгая аскеза и апокалиптические лозунги. Используя эти настроения, инициативу в Большом Совете перехватила третья сила — «Бешеные» (Arrabbiaty), среди которых было много богатых аристократов, недовольных как тиранией Медичи, так и демократией. Поэтому второй интердикт папы от 26 февраля 1498 года, грозивший конфискацией всего имущества флорентийских купцов (среди которых были и знатные фамилии) возымел действие. Савонароле запретили проповедовать, тем самым лишив его возможности принимать участие в общественно-политической жизни республики. И монах ничего не смог противопоставить этому, кроме обвинений в ереси тех, кто занял сторону папы. Ведь он управлял только словом. Как скажет позже Макиавелли, он был «безоружным пророком». В последний момент доминиканец решился воззвать к европейским королям, чтобы те созвали собор и низложили Александра VI, но его письма были перехвачены герцогом Миланским.

Для Савонаролы все закончилось 7 апреля 1498 года. Накануне некий францисканец Франческо ди Пулья, отстаивая честь римского папы, вызвал одного из любимых учеников Савонаролы фра Доменико на испытание огнем. Они должны были оба пройти через костер, кто не сгорит — тот и прав. Савонарола не возражал — он был полностью уверен, что Бог на его стороне. Однако в день испытания, 7 апреля, Франческо ди Пулья так и не явился на площадь, где должно было пройти испытание. Его прождали целый день. Никого. Что ж, Синьория отменила испытание. Вот, казалось бы, и все. Но толпа повела себя совершенно непредсказуемо. В ярости она накинулась на Савонаролу. Здесь явно не обошлось без подкупленных «Бешеными». Люди кричали, что он должен был сам пройти через огонь. А раз он этого не сделал, стало быть чувствует себя виноватым. Начались уличные беспорядки. На следующий день разъяренная толпа осадила монастырь св. Марка. Савонарола был арестован вместе с двумя своими учениками фра Доменико и фра Сильвестро. Следственная комиссия так и не смогла доказать, что он еретик.  Попытка заставить Савонаролу признать себя еретиком под пыткой ничего не дала. И тем не менее был вынесен смертный приговор.

Через полвека, при папе Павле IV (1476–1559), Савонарола был оправдан. В XVII веке в честь него была составлена служба. Его фигура украшает пьедестал памятника Лютеру в Вормсе, поставленный в 1868 году. Джироламо стоит там в окружении других деятелей «предреформации» (Яна Гуса, Петра Вальдуса и др.). Но чувствует ли он себя там себя своим? Вопрос. Савонарола был реформатором, даже революционером, но это была консервативная революционность. Он всегда оставался искренним католиком. По своему характеру Джироламо был, конечно, фанатиком, и как любой фанатик, он был излишне прямолинеен. Вся его жизнь была посвящена только одной идее — идее создания общества тотальной религиозности. Остальное для него не существовало (вспомним, например, сожжение «сует»). Но нельзя не признать, что в отличие от большинства других людей такого психологического склада, он не был плосок и однозначен: в нем была глубина одаренности и красота интеллекта. О чем неоспоримо свидетельствуют хотя бы его государственные реформы.

Алексей Терещенко, 08.07.2008

 

Новости партнёров