Хронограф
18152229
29162330
310172431
4111825
5121926
6132027
7142128

<декабрь>

Путеводители

Подарок на Рождество для Карла Великого

В 800 году были заложены основы современной Европы со всеми её противоречиями

  
В базилике Святого Петра Лев III возлагает на голову коленопреклоненного Карла золотую императорскую корону

25 декабря 800 года, в первый день Рождества, в базилике Святого Петра в Риме шло праздничное богослужение. Божественную литургию совершал сам папа Лев III (pope St. Leo III, умер в 816) в присутствии «короля франков и лангобардов» Карла (Carolus Magnus, 768–814) и собравшейся в соборе франкской и римской знати.

Коленопреклоненный Карл истово молился, когда папа, неожиданно приблизившись к королю, возложил ему на голову золотую императорскую корону, после чего все находившиеся в соборе франки и римляне дружно, как по команде, трижды воскликнули: «Да здравствует Карл Август, миротворец и помазанник Божий, победоносный римский император!» Затем папа и все присутствующие преклонили колени перед Карлом, которому ничего не оставалось, как принять почести.

Так или примерно так, по скупым сообщениям средневековых хронистов, проходила эта церемония, которой суждено было стать одним из ключевых событий всемирной истории.

Франкский историк Эйнгард (Einhard, около 770–840), младший современник Карла Великого, оставивший нам его жизнеописание, пишет, что Карл был столь недоволен случившимся, что «утверждал даже, будто, знай он заранее о намерениях папы, он бы в тот день не пошел в церковь, невзирая на торжественность праздника».

Чем же было вызвано недовольство новоиспеченного императора? Какую роль в коронации сыграли ее главные действующие лица — король Карл и папа Лев III? Наконец, каково ее историческое значение для судеб Европы? Чтобы ответить на эти вопросы, нам придется обратиться к предыстории принятия Карлом Великим императорского титула.

  
В 1512 году Альбрехт Дюрер написал идеализированный портрет правителя — «Император Карл Великий»

Путь к империи

После падения в 476 году западной части Римской империи (которую современники воспринимали единой, несмотря на разделение на западную и восточную) на ее развалинах возникли многочисленные «варварские королевства» (бургундов, вандалов, остготов и т.д.). Одному из них, королевству франков, постепенно удалось возвыситься и поглотить большинство других «варварских» государств.

Возникновение Франкского государства связывают с правлением Хлодвига (Chlodwig I, 481–511), представителя династии, названной в честь легендарного прародителя Меровея (Merovaeus) Меровингами (Merovingi). В 496 году Хлодвиг принял христианство в его ортодоксальной форме (в отличие от других «варваров», бывших еретиками-арианами), что обеспечило ему поддержку Римской церкви. Последние Меровинги, прозванные «ленивыми королями», были слабыми и безвольными, и реальная власть постепенно сосредоточилась в руках управляющих королевскими имениями, т. н. майордомов (major domus — «старший в доме»).

Дед Карла Великого, майордом Карл по прозвищу «Мартелл» (Молот; Carolus Martellus, около 688 — 741), фактически правил государством самостоятельно при номинальном короле-Меровинге. В 732 году он остановил исламскую экспансию, выиграв у арабов, вторгшихся с Пиренейского полуострова на территорию современной Франции, битву при Пуатье. При нем была проведена важная реформа, положившая начало системе западноевропейского феодализма. Вместо того, чтобы раздаривать земли королевского домена в собственность, как это делали Меровинги, Карл Мартелл учредил так называемые «бенефиции», земельные участки, дававшиеся во владение на срок несения военной службы. Так в правление Карла Мартелла складывалось рыцарское сословие, ставшее опорой королевской власти.

Отец Карла Великого Пипин Короткий (Pippinus Brevis, около 714 или 715 — 768), свергнувший последнего из Меровингов, в 751 году был провозглашен королем франков. Пипин положил начало существованию суверенного папского государства, передав ему Римскую область и ранее принадлежавший Византии Равеннский экзархат (так называемое «Дарение Пипина»). С этого времени римские папы, до этого пользовавшиеся поддержкой константинопольских императоров, перешли под покровительство короля франков. Установившаяся политическая независимость от Константинополя подогревала амбиции римских пап на главенствующую роль в Церкви (на Востоке римский епископ (наименование «папа» закреплено за римскими епископами в 1073 году) считался лишь «первым среди равных»).

Еще при жизни Пипина в 754 году его старший сын Карл вместе с братом Карломаном (Karlmann, около 828 — 880) был помазан на царство папой Стефаном II, а после его смерти вступил вместе с братом на престол. После смерти Карломана в 771 году Карл становится единоличным правителем Франкского государства. 772 год открывает эпоху великих войн (с лангобардами, саксами, баварами, бриттами, аварами и др.), продолжавшихся более 30 лет.

В результате всех этих войн государство франков увеличилось почти в два раза по сравнению с тем, каким оно было при Пипине. На западе оно граничило с Кордовским халифатом Омейядов, а на востоке — с полабскими и поморскими славянами. Таким образом, Карл объединил в своих руках все земли в Европе с романо-германским населением, за исключением отдаленных Англии и Скандинавии.

  
Сцена изуродования Льва III, средневековая книжная миниатюра

Папа и король

Но вернемся к папе Льву III. Взошедший на престол в декабре 795 году понтифик имел много врагов среди римской знати, так как был простого происхождения. Противники Льва подняли против него мятеж, обвиняя его в прелюбодеянии и клятвопреступлении. 25 апреля 799 года на него было совершено нападение: Льва затащили в церковь и жестоко избили. Эйнград пишет, что «римляне нанесли тяжкие оскорбления первосвященнику Льву, лишили его зрения и вырвали язык». Вряд ли слепой и безголосый папа мог в дальнейшем играть активную роль в короновании Карла Великого, так что, по-видимому, Эйнгард ошибается. Или, возможно, попытка изуродовать папу действительно была предпринята, но оказалась неудачной.

Едва вырвавшись из рук врагов, Лев III вынужден был покинуть Италию, ища защиты у короля франков. В конце лета или в начале осени 799 года Лев III прибыл к Карлу в Падерборн. Сюда же пришли и письма его врагов, обвинявших Льва III в многочисленных преступлениях. Карл дал папе вооруженный эскорт и отправил его обратно в Рим, обещая вскоре последовать за ним.

Однако ждать папе пришлось целый год. Карл явно не торопился в Рим. Он принимал послов в своей будущей столице Ахене, затем отправился к Атлантическому побережью инспектировать строительство укреплений против норманнских пиратов. Затем он совершил путешествие по Галлии, посетив по дороге Тур, где навестил своего духовного наставника — ученого и поэта Алкуина (Alkuin, около 730 — 804).

Но «все дороги ведут в Рим». 23 ноября 800 года произошла, наконец, встреча Льва III с королем Карлом, следовавшим в Вечный город. На проходившем с 1 до 23 декабря судебном процессе с участием высшего франкского духовенства с папы, принесшего клятву в своей невиновности, были сняты все обвинения. Торжество папы омрачалось тем, что он оказался в полной зависимости от короля франков, силой вернувшего его на «престол Святого Петра».

Однако хитроумный понтифик сумел поправить положение, вынудив Карла принять императорскую корону из своих рук. Возможно, этим обусловлено недовольство Карла, не желавшего быть обязанным папе, который воспользовался церемонией, чтобы установить прерогативу епископа Рима присваивать императорский титул. Папа явно стремился укрепить свое влияние на светскую власть, в чем и преуспел.

Претензии пап на верховенство над императорами были позднее четко сформулированы в письме папы Иннокентия III (Innocent III, 1160 или 1161 — 1216) от марта 1202 года: «Право и власть подобного рода достаются от апостолического престола, который Римскую империю перенес в лице славного Карла от греков к германцам».

Спустя тысячелетие после Карла Великого новый «владыка Запада», Наполеон во время коронации в соборе Парижской Богоматери 2 декабря 1804 года выхватит корону из рук растерявшегося папы Пия VII (Pius VII, 1740–1823) и сам возложит ее на свою голову.

  
В анаграмме Карла Великого зашифровано его имя — Karolus. Фото: Алексей Бойцов

Византийская интрига

У Карла были и другие причины быть недовольным «самовольным» поступком папы (или, скорее, делать вид). Принятие Карлом императорского титула вызывало неизбежные осложнения в отношениях с Ромейской державой (Византией), чьи правители считали себя единственными законными наследниками римских императоров.

По представлениям того времени, изложенным в трудах Отцов церкви, особенно Августина Блаженного (St. Augustine of Hippo, 354–430), на Земле могла существовать лишь одна «христианская империя», включавшая в себя весь христианский мир. Империя мыслилась единой и универсальной, как «единая святая соборная и апостольская Церковь». Принятие Карлом императорского титула воспринималось современниками не как создание еще одной империи, а как установление его власти над единой Римской империей.

Это стало возможным благодаря тому, что в 797 году в Константинополе произошел переворот: император Константин VI (771 — после 797) был свергнут своей матерью Ириной (около 752 — 803), объявившей себя правительницей империи. По ее приказу Константин был варварски ослеплен, после чего вскоре умер. Ни папа, ни Карл не признавали законной узурпацию Ириной императорской власти, а посему византийский престол рассматривался ими как вакантный.

Собор римского духовенства 25 декабря 800 года провозгласил: «Поскольку в настоящее время в стране греков нет носителя императорского титула, а империя захвачена местной женщиной, последователям апостолов и всем святым отцам, участвующим в соборе, как и всему остальному христианскому народу, представляется, что титул императора должен получить король франков Карл, который держит в руках Рим, где некогда имели обыкновение жить цезари».

Однако Карл понимал, что после Ирины в Константинополе все равно изберут своего законного императора. Тогда возник план «соединить восточные и западные области империи», заключив брак Карла с Ириной. В Константинополь прибыло посольство от папы Льва и Карла, принятое весьма благосклонно. И могло бы случиться так, что на троне Константина Великого утвердилась бы франкская династия, если бы не дворцовый переворот 31 октября 802 года, в результате которого Ирина была низложена, а византийский престол занял новый император Никифор (министр финансов при Ирине). Низложенную императрицу выслали на остров Лесбос, где она и умерла через год.

  
Реликварий для десницы Карла Великого из позолоченного серебра (дар Людовика XI, 1481 год), хранящийся в сокровищнице Ахенского собора. В книге «Рейн» Виктор Гюго рассказывает о своем посещении собора. Католическая церковь разобрала царские останки по косточкам, как это делают со святыми, и выставила на всеобщее обозрение реликвии. В ризнице священник показывал их «по установленной таксе — за 3 франка 75 сантимов мне удалось увидеть десницу Карла Великого, десницу, которая держала земной шар... После руки я увидел череп, тот самый череп, под которым созрела мысль о новой Европе, — ныне всякий церковный сторож может постучать по нему ногтем...». Фото: Алексей Бойцов
Первое время Карлу удавалось поддерживать с Никифором хорошие отношения, свалив всю ответственность за принятие императорского титула на папу. Чтобы не обострять отношений с византийцами, Карл внес коррективы в свой титул. Карл не называл себя «императором римлян», официальным титулом византийских императоров, но “imperator Romanum imperium gubernans” (император, управляющий Римской империей), сохранив за собой также титул «короля франков и лангобардов». Тем не менее в Константинополе категорически отказывались признавать «самозванца». Враждебность между двумя державами грозила перерасти в войну, но втянутая в войну с Багдадским халифатом Аббасидов, союзником Карла, Византия вынуждена была пойти на уступки, и в 812 году послы византийского императора Михаила I (к тому времени Никифор погиб в Болгарии, а его сын Ставракий, занявший императорский престол вслед за отцом, ушел в монастырь) приветствовали Карла в Ахене как императора.

Появление двух соперничающих империй подорвало концепцию единства христианского мира. Византия утратила последние остатки своего влияния на Римскую церковь. Различия между западной и восточной церквями в догматике, организации, обрядах после создания империи на Западе продолжали нарастать, приведя в 1054 году к расколу христианского мира на католический Запад и православный Восток.

Рождение Европы

Если мы говорим о Западе, подразумевая некое условное единство романо-германских народов, связанных общностью исторической судьбы, то истоки этого единства следует искать в империи Карла Великого. В 843 году империя распалась, но она породила феодально-католический Запад.

Империя Карла Великого была плавильным котлом, в котором шли процессы образования новых европейских народностей, приведшие к созданию национальных государств, существующих и сегодня.

Карл Великий оставил в наследие потомкам имперскую идею и модель универсального государства, ставшие «архетипом» для последующих европейских империй (от Священной Римской империи до империи Наполеона I).

В современной Европе Карл Великий считается одним из предтеч европейской интеграции. С 1950 года в Ахене, столице империи Карла, проводится ежегодное присуждение премии имени Карла Великого за вклад в единение Европы.

В то же время Карл Великий невольно содействовал расколу Европы на католический Запад и православный Восток, имевшему глубокие, во многом трагические, последствия. Но, как обычно бывает с историческими фигурами такого масштаба, Карл Великий вместил в себя все противоречия своей эпохи.

Карл Великий прославился не только как завоеватель и создатель империи. С его именем связано т.н. «Каролингское возрождение». Основанная Карлом придворная Академия, в которую вошли лучшие умы Европы (Алкуин, Ангильберт, Теодульф, Эйнхард), стала очагом научных и религиозных знаний, впервые осветивших Темные века европейской истории.

После своей смерти Карл Великий сделался героем эпических сказаний, наряду с Александром Македонским и королем Артуром. Один из эпизодов похода Карла в Испанию лег в основу сюжета героической поэмы «Песнь о Роланде».

Несмотря на огромную историческую дистанцию, отделяющую нас от Карла Великого, интерес к его эпохе не ослабевает. И это не случайно. Как пишет видный историк и писатель Анатолий Левандовский: «Никогда не понять ни средневековой, ни новой истории таких государств, как Франция, Германия или Италия, если забыть начало этой истории, если сбросить со счета их путь через империю Карла Великого… Ибо шла она, история эта, от «варварских» государств раннего средневековья к государствам новых народностей, через Империю — к Европе».

Павел Кузнецов, 25.12.2007

 

Новости партнёров