Рабочий момент: сила есть

Рабочий момент: сила есть

Когда Джордж Лукас, изобретая спецэффекты для фантастического фильма, создавал одну из самых успешных кинофраншиз в истории, без магии, вероятно, не обошлось.

642086638.jpg
Джордж Лукас и шагоход AT-AT из «Эпизода V: Империя наносит ответный удар». 1980 год

Джордж Лукас всегда мечтал снять космооперу, но когда в 1970-е годы молодой режиссер предлагал голливудским киностудиям наброски сценария «Звездных войн», ему отказывали одна за другой. Не только потому, что фантастический фильм такого рода казался несвоевременным. Для воплощения эпической задумки требовались по-настоящему впечатляющие визуальные эффекты. Публика была уже в те годы взыскательной к их качеству, а технологий, чтобы это качество обеспечить, существовало мало, стоили они дорого. Когда Лукасу решила дать шанс киностудия XX Century Fox, режиссеру пришлось основать собственную компанию по производству визуальных эффектов, Industrial Light and Magic, поскольку студия распустила все отделы, специализировавшиеся на них. Часть сотрудников ILM никогда прежде не работала в кино; многие технологии пришлось изобретать и опробовать прямо в процессе, с трудом укладываясь во внушительный для того времени бюджет, выросший с 8 до 11 миллионов долларов. Съемки выбивались из графика, актеры не верили в успех проекта, считая, что играют в низкопробном кино. Однако фильм, вышедший на экраны 25 мая 1977 года, имел бешеный успех. Люди за несколько дней занимали очередь за билетами; фирма, производившая сувенирную продукцию к нему, не справлялась с количеством заказов. Первый фильм «Звездных войн», впоследствии получивший название «Эпизод IV: Новая надежда», был награжден семью «Оскарами». Картина установила рекорд по сборам, что позволило Лукасу сдержать данное самому себе обещание снять целую трилогию. И тогда режиссер, уже в роли исполнительного продюсера, и его команда продолжили отчаянные эксперименты на съемочной площадке.

Пространство: в далекой галактике

В 1970-е уже существовала технология хромакей, когда сцены снимались в студии на однотонном фоне, а потом совмещались с нужным изображением с помощью оптического принтера, сочетавшего функции камеры и проектора. Фон мог быть синим или зеленым; первый тогда использовался чаще, на нем снимали и оригинальную трилогию «Звездных войн». Что было революцией Лукаса и сотрудников ILM, так это разработка компьютерной технологии motion control, «контроля движения». Суть ее в том, чтобы запрограммировать камеру много раз повторять одно и то же движение с той же скоростью. Процессор для этого сотрудникам пришлось собирать самим: как выразился один из них в интервью, в те времена «компьютер нельзя было взять и купить в магазине». Статичные модели космических кораблей снимали в разнообразных ракурсах, создавая иллюзию полета, более правдоподобную, чем если бы двигалась не камера, а объект. К тому же стало возможно качественно совмещать в кадре снятые по отдельности предметы. Экспериментальная технология оправдала себя; motion control со временем стал использоваться повсеместно.

01AZSMBY.jpg
Так снимали сцену погони на спидербайках из «Эпизода VI»

Модели кораблей представляли собой сложные конструкции с подвижными деталями. Некоторые из них дистанционно подрывались на съемках. Небесные тела для сцены погони в астероидном поле в «Эпизоде V» делали из пенопласта, обмазанного гипсом. Говорят, что среди них «затесалась» и обыкновенная картофелина.

Техника: корабли и шагоходы

На производстве первой трилогии специалисты по созданию макетов трудились как целая фабрика. Для киновоплощения «Тысячелетнего сокола», корабля контрабандистов Хана Соло и Чубакки, например, требовалось сделать уменьшенные макеты, большой, занимавший один из павильонов в студии, а также декорацию-кабину, внутри которой снимали актеров. Эту кабину в ходе съемок полета «Сокола» собственноручно раскачивал Джордж Лукас. В лобовое стекло корабля актеры видели синий экран хромакея, на который потом накладывалось написанное красками реалистичное изображение Звезды смерти — космической крепости, уничтожавшей целые планеты. Объемные макеты Звезды смерти для фильма тоже сделали — и уменьшенный, и макет поверхности площадью в несколько квадратных метров. Последний частично взрывали в сценах налета повстанческих кораблей. Поврежденные фрагменты чинили, снимали дубли.

В сцене из первого фильма, когда воин из межгалактического ордена рыцарей-джедаев Оби-Ван Кеноби пытается отключить луч, притягивающий корабль героев к Звезде смерти, кажется, что персонаж находится на краю глубокой пропасти. Между тем декорация, на которой стоял актер Алек Гиннесс, была лишь немного приподнята над полом, а бездонную шахту нарисовали вручную на стекле, чтобы придать глубины. Потом сцены с Оби-Ваном наложили на изображение шахты и получили эффектный эпизод.

Гигантские шагоходы AT-AT из второго фильма, «Эпизод V: Империя наносит ответный удар», снимали в технике покадровой анимации. Это долгая и кропотливая работа: чтобы шагоход совершил секундное движение, нужно было снять 24 кадра.

Персонажи: те самые дроиды

Множество творческих задач было связано с «дизайном» героев картины: гримеры и другие специалисты с помощью технологий 1970–1980-х годов создавали убедительный облик инопланетян. Пришлось поработать и над роботами. Уже для первого фильма собрали много аниматронных дроидов, но двух главных, R2-D2 и C-3PO, играли люди. На роль первого искали взрослого актера очень маленького роста: ребенку тяжело было бы управлять изнутри корпусом дроида, это требовало больших физических усилий. R2-D2 сыграл эстрадный комик Кенни Бейкер ростом 112 см. Сидя внутри тесного корпуса, вращая руль и при этом почти не слыша режиссера и коллег, Бейкер ухитрялся выдавать актерскую игру: дроид двигался поразному в зависимости от настроения. Особенно тяжело артистам пришлось в начале съемок в Тунисе, где они работали в сильную жару. «Я не мог самостоятельно вылезти из робота, — вспоминал Кенни. — И когда говорили: „Снято, прервемся на ланч“, — случалось, что меня забывали вытащить».

EP4-BTS-2_R.jpg
Энтони Дэниелс облачается в костюм C-3PO 

Энтони Дэниелс, сыгравший C‑3PO, целиком облачался в пластиковый «доспех» и маску, из-за которой почти ничего не видел. Отношения с костюмом не задались сразу. «Первое облачение в костюм закончилось настоящим ЧП. Я сделал два шага, и вдруг левая нога пластикового костюма лопнула под давлением моей. Осколки пластика впились в мягкие ткани. И мы сняли пластиковую ногу. Я играл в одной „ноге“. Вот тогда-то меня и начала охватывать паника: на что же я подписался?» Впрочем, после успеха первого фильма Дэниелс, несмотря на все неудобства, исполнил роль C-3PO еще в девяти картинах франшизы.

На роль Чубакки без актерских проб взяли англичанина Питера Мейхью — опять-таки за рост, 221 см. Мейхью не был профессиональным актером, хотя и успел к 1977 году сняться в одной эпизодической роли. Он работал фельдшером в больнице. Однако в эпоху, когда показать разницу персонажей в росте с помощью технологий было непросто, физические параметры оказались важнее богатого опыта: чтобы пройти кастинг, Мейхью оказалось достаточно просто встать. Облик Чубакки придумал сам Джордж Лукас; прототипом режиссер называл свою лохматую собаку породы маламут, по обыкновению ездившую с ним в машине на соседнем сиденье, словно «второй пилот». Костюм инопланетянина собственноручно связала из шерсти ангорских коз, кроликов и яков жена специалиста по гриму и дизайну персонажей Стюарта Фриборна. Когда впоследствии фанаты спрашивали Мейхью, насколько жарко было работать «в шкуре» Чубакки, актер говорил: «А насколько жарко в микроволновке?»

Во втором фильме появился новый главный герой — мастер Йода, старый мудрый джедай и учитель Люка Скайуокера. Создатели «Звездных войн» долго обсуждали, как воплотить в жизнь маленького зеленого инопланетянина с большими ушами, была даже идея, что его должна сыграть обезьяна. В итоге решили, что Йода будет управляемой актерами куклой. Создавая лицо мудреца, Стюарт Фриборн придал ему некоторые свои черты, а взгляд и морщины вокруг глаз скопировал с известной фотографии Альберта Эйнштейна. В павильоне, где снимали сцены с участием Йоды, выстроили высокий помост с декорациями и в полу прорубили щели, чтобы находившиеся внизу актеры управляли персонажем. Такой же куклой был криминальный авторитет межзвездного масштаба Джабба Хатт в третьем фильме, «Эпизод VI: Возвращение джедая» (в первый фильм эпизод с компьютерной версией персонажа добавили позже, при доработке в 1997 году). На кожу пятиметрового Джаббы ушло две тонны клея и 300 килограммов латекса. Движениями инопланетянина управляли шесть человек, трое из них находились внутри куклы, указания режиссера слышали в наушниках, а на небольших мониторах видели, как выглядит Джабба снаружи. А вот на роли похожих на маленьких медведей инопланетян-эвоков из того же «Эпизода VI» набрали очень низкорослых актеров.

EP4-BTS-1553.jpg
Кенни Бейкер внутри R2-D2 

Чтобы обитатели далекой галактики обрели свои инопланетные голоса, звуковому дизайнеру Бену Бёртту пришлось проявить фантазию. Он собрал целую библиотеку звуков. Чубакка, например, разговаривал комбинациями рева нескольких животных: медведя, льва, тигра, моржа — даже барсука. R2-D2 общался с миром смесью созданного на синтезаторе писка, речи взрослого человека и бормотания младенца. Тяжелое дыхание Дарта Вейдера записывали, приделав микрофон к маске акваланга, в которую дышал Бёртт.

Вещи: оружие джедая

Чтобы мир киносаги выглядел настоящим, нужно было продумать каждую деталь. Например, оружие рыцарей-джедаев, знаменитые световые мечи. Для первой трилогии их делали деревянными и покрывали светоотражающим материалом, а свечение дорисовывали отдельно. Расход реквизита был немалый, поскольку мечи часто ломались, когда актеры сражались ими.

01AZSM41.jpg
Британский актер Алек Гиннесс в роли джедая Оби-Вана Кеноби

А настольная игра дежарик из «Эпизода IV» (что-то вроде голографических шахмат, где фигуры живут собственной жизнью), из-за которой ссорятся Чубакка и дроиды, — это кукольный мультфильм, снятый отдельно и наложенный на доску.

***

Уже от первого фильма первой трилогии «Звездных войн» зрители пришли в неописуемый восторг, и среди них коллега Лукаса, режиссер Стивен Спилберг, сказавший потом в интервью: «Я никогда не видел спецэффектов, которые были бы такими настоящими. Я был поражен». Создателей моделей и декораций фанаты осаждали с просьбами дать автограф, словно кинозвезд. А кукольный Йода так полюбился зрителям, что, когда в приквеле 1999 года этот герой появился в версии, созданной компьютерной графикой, многие были разочарованы. И в следующей трилогии снова снимали куклу. В наши дни для съемок космооперы совсем другие возможности, но первая по времени трилогия «Звездных войн» впечатляет сильнее, чем более новые фильмы франшизы, если знать, как в ней были сделаны спецэффекты.

Фото: GETTY IMAGES, LUCASFILM / DIOMEDIA (X3), LUCASFILM / WDSSPR (X2), © AND TM LUCASFILM LTD. / WDSSPR (X2), LUCASFILM / SHUTTERSTOCK / FOTODOM

Читайте также:
История: галактика не сразу строилась
Фактология: сильный бренд
Места силы: 6 улетных точек на Земле
Опыт: сила света
Инопланетяне: какими их видят ученые
Наследство джедаев

Материал опубликован в журнале «Вокруг света» № 12, декабрь 2019


Подписка на журнал
 
# Вопрос-Ответ
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ