Болотное дело

Болотное дело

Иногда люди совершают необъяснимые поступки. Бегают наперегонки с быками, переплывают на льдине реку, проходят по канату над пропастью... Кто-то делает это из любопытства, кто-то на спор, ради преодоления собственного страха, по приколу, просто так — мало ли причин. Автор «Вокруг света» провел ночь с бегемотами

 

Национальный парк Серенгети

Парк расположен на территории Великого африканского разлома. Ежегодно сюда съезжаются толпы туристов со всего мира, чтобы своими глазами увидеть великую миграцию животных. В поисках более плодородных пастбищ и воды несколько миллионов антилоп, зебр и газелей устремляются из Танзании в Кению. За ними следуют жирафы, слоны и стада буйволов. Их путь пролегает по просторам региона Серенгети, название которого с языка масаи (коренного полукочевого народа Кении и Танзании) можно перевести как «бесконечные равнины».

Меньше года назад я с женой отправился в Африку, чтобы увидеть великую миграцию животных. План был прост: ночевка в Найроби, потом переезд на местной маршрутке «матату» через границу в танзанийский городок Аруша, затем пятидневное сафари по маршруту: национальный парк Серенгети — заповедник Нгоронгоро — озеро Маньяра — парк Тарангире. Сафари решено было оплатить на месте, чтобы сэкономить пару сотен долларов. Тогда я действовал по наитию, не предполагая, чем это обернется. Советчиков не было. Теперь могу советовать сам.
Совет № 1: никогда не экономьте в Африке.

В день нашего прибытия в Арушу его радикально настроенные жители решили поиграть в войну с полицией. С несправедливостью жизни они боролись, забрасывая камнями проезжавшие автомобили. Полиция отвечала шашками со слезоточивым газом. Изучить ценовые предложения местных турбюро оказалось невозможным. Поэтому мы приняли предложение назойливого агента, севшего нам на хвост еще в аэропорту. Я, конечно, сомневался в качестве его услуг, но цена устроила.

В сопровождении гида-водителя Абдулы, повара Масука и двух южнокорейских туристов, Кима и Чана, которых в целях экономии нам подсадил расторопный агент, мы двинулись в путь. Неприятности со стареньким джипом начались сразу. Первый раз мы заглохли на дороге к парку Серенгети, но невесть откуда взявшиеся масаи подтолкнули автомобиль за пару долларов. Спустя пять километров машина снова встала. На помощь подоспели другие водители, которые под улюлюканье американских туристов завели нас «с толкача». В довершение всего пошел ливень, и обнаружилось, что дворники авто не функционируют. Наши компаньоны-корейцы, до этого приветствовавшие каждого пробегавшего мимо суриката дружным криком «Тимон!», а бородавочника — «Пумбо!» (именами из мультфильма «Король-лев» их знание английского ограничивалось), смотреть в окошко уже не хотели. Жена тоже. Бурные потоки дождевой воды свели возможность обзора к минимуму.

Абдула давил на газ и гнал километров сто в час! Я бы по такой ухабистой дороге быстрее пятидесяти ехать не стал. Но когда начало темнеть и к неработающим дворникам прибавились неработающие фары, стало понятно, что Абдула не дурак, чтобы ехать во тьме. Я выдал нашему повару припасенный диодный фонарик. Прыгающее перед капотом пятно слабого света было лучше, чем ничто. Машина периодически ухала в ручьи, взбиралась на пригорки и… плавно спустившись в очередную низину, заглохла в третий и последний раз. Тишина. Телефоны и рации не ловят…

Встали мы около живописного озера, в котором метрах в ста от нас отдыхало, погрузившись с головой в мутные воды, стадо бегемотов. Туш эдак двадцать. Поначалу было интересно, мы увлеченно фотографировали, пока окончательно не стемнело... Решив согреться, выпили немного виски — ночи в Африке очень холодные.
Совет № 2: в любой непонятной ситуации в Африке пейте виски — это и универсальный антибиотик, и скорая помощь для желудка.  

Абдула предпринимал безуспешные попытки дозвониться в офис. Сигнала не было. Хотя сеанс телефонной связи с коллегами вряд ли улучшил бы наше плачевное положение посреди болота в сотне километров от цивилизации. Огромные звезды висели прямо над нами — такого черного неба с сияющим Млечным Путем я в России не видел. Зрелище завораживало... Всех, кроме Абдулы и Масуки. Они все время с опаской поглядывали в сторону бегемотьего лежбища: болото начинало оживать…

Недоброе похрюкивание и порыкивание все отчетливее доносилось до нас в ночной тишине. Фонарь выхватывал из темноты десятки пар светящихся красных глаз. Все они голодно смотрели в нашу сторону. Я вспомнил, что бегемот — один из самых агрессивных зверей, опаснее всей большой африканской пятерки (слон, носорог, буйвол, лев, леопард). Развивая скорость до 40 км/ч, он сносит на своем пути все живое. Особенно если ему почудится, что детенышам угрожает опасность. Я не стал расстраивать этой новостью жену и корейцев, но решил поделиться опасениями с проводниками. Их вид красноречиво говорил о том, что ребята и так в курсе грозившей нам опасности. Прижавшись друг к другу и негромко переговариваясь на суахили, Абдула и Масука велели нам сидеть тихо и не шуметь. Мне стало не по себе, потому что бегемоты, очевидно, начали интересоваться нашей жизнью около их озера, о чем они сообщали все громче, подбираясь все ближе. Умиляться «хорошеньким бегемотикам» перестала даже жена. Действие виски закончилось, и нам живо представились картины, как к утру от нас останутся только фотоаппараты и запаска.

Но тут мы услышали рев мотора. Уговаривать ночных рейнджеров взять нашу машину на буксир и вытянуть из низины пришлось минут двадцать. Как Абдуле удалось завести мотор, удивляюсь до сих пор.
Совет № 3: в Африке всегда полагайтесь на девиз «Акуна матата» (1). И все будет хорошо. 

1. Акуна матата (на суахили — Hakuna Matata) буквально означает «без забот», «не стоит беспокоиться».

 

 
# Вопрос-Ответ
Кто живет в Гренландии?

Эскимосы, датчане и другие европейцы

Где впервые ввели правила дорожного движения?

Первые такие правила ввел Юлий Цезарь в Римской Империи