Остров вне времени

Остров вне времени

Высокие пальмы и потухшие вулканы, яркие птицы и разрисованные с ног до головы люди — таким предстал тихоокеанский остров Нуку-Хива глазам мореплавателей Ивана Крузенштерна и Юрия Лисянского. Прошло больше 200 лет, но на острове мало что изменилось. «Вокруг света» продолжает серию публикаций об удивительных уголках планеты, в которых побывал парусник «Седов»

Добравшись в 1804 году до Маркизских островов, корабли — участники первой русской кругосветки встали на якорь в бухте Таиохаэ на острове Нуку-Хива. «Один из членов экспедиции Крузенштерна, Тилезиус, сделал несколько десятков рисунков, иллюстрирующих жизнь местного населения. Гравюры дожили до наших дней. Их копии я взял с собой в надежде найти изображенные Тилезиусом места, — рассказывает путешественник Леонид Круглов, принимавший участие в плавании на барке «Седов». — И это не составило труда. Удивительно, но остров сохранился в первозданном состоянии: те же виды деревьев и кустарников, птиц и животных, те же поселения, похожие дома…»

Первые люди появились на Нуку-Хиве около 150 года до н. э. Предположительно, они пришли с полинезийских островов Самоа и Тонга. По подсчетам Крузенштерна и Лисянского, население составляло около 18 000 человек.

В бухте Таиохаэ на острове Нуку-Хива, где 200 лет назад встали на якорь корабли первой русской кругосветки, сегодня ничего не изменилось. Леонид Круглов хотел в точности воспроизвести гравюру. Для этого кадра путешественник даже попросил местного жителя пройти на лодке мимо

Островитяне возводили дома на фундаментах из специально обработанных камней. Стены делали из морского тростника, крышу — из листьев хлебного дерева. В дом вела одна дверь, внутри перегородки отсутствовали. Нехватки в пище не было: здесь росли манго, банан, помело, хлебное дерево, сахарный тростник. Жители Нуку-Хивы охотились на диких свиней и ловили рыбу в океане. «Быт аборигенов с тех пор мало изменился. В главном поселении острова  деревушке Таиохаэ появились современные постройки, но большинство людей живет в домах, вид которых совпадает с тем, что описывали Крузенштерн и Лисянский. За внушительную сумму мне разрешили переночевать в одном из таких домов, где одновременно живет до десятка мужчин, и все они спят в одном помещении на полу, — продолжает рассказ Леонид Круглов. — Утром я проснулся от шума во дворе. В доме было пусто. Островитян я обнаружил на улице. Они возвращались с охоты, неся на длинной палке трофей — загнанную собаками свинью. Помимо охоты современные нукухивцы занимаются рыболовством, собирательством и земледелием. К фруктам, овощам и мясу с рыбой в рационе зажиточных, по местным меркам, островитян прибавились французские булки. И это видно невооруженным взглядом. Многие нукухивцы заметно округлились. Но в большинстве своем люди все еще так же стройны и атлетически сложены, как и их предки на гравюрах».

Жители острова Нуку-Хива поразили русских мореплавателей Крузенштерна и Лисянского своими татуировками. Традиция наносить на тело несмываемые рисунки сохранилась и сегодня. Разница между островитянином с гравюры 200-летней давности (слева) и современным жителем Нуку-Хивы практически незаметна 

Островитяне постоянно воевали друг с другом: жители одного поселения против жителей другого. Поверженному врагу отрывали голову, а тело его съедали. Считалось, что вся сила убитого переходит к победителю. Тот, у кого на счету было больше покоренных неприятелей, пользовался особым уважением в своем поселении. «Два года назад на острове пропал немецкий яхтсмен, — говорит Леонид Круг лов. — Сопровождавший его гид позже признался, что в целях самообороны убил европейца. Пошли слухи, что немец был съеден. Историю замяли, но, по словам местных, преступник отсидел четыре месяца в тюрьме и вышел на свободу. Изгоем он не стал, наоборот, о нем на острове говорят с почтением».  В 1842 году остров Нуку-Хива был аннексирован Францией. Незадолго до этого здесь появились христианские миссионеры. Европейцы избавили островитян от войн и каннибализма и попытались искоренить еще одну традицию, которая вовсе не была опасной.

Жители Нуку-Хивы, встречавшие русские корабли 200 лет назад, были с ног до головы покрыты черными узорами. Татуировка сообщала другим о происхождении ее обладателя. Расписывать тело начинали в подростковом возрасте, когда мальчик становился мужчиной, и продолжали в течение всей жизни. Процедура нанесения узоров была сложной и болезненной, выдержать ее мог только очень выносливый человек. На коже делались надрезы, в которые втиралась смесь воды с золой, дающей черный цвет. Местной знати — королям и жрецам, которым по статусу полагалось больше узоров, — татуировки наносили вторым слоем, когда на теле уже не оставалось свободного места. У женщин рисунки можно было обнаружить только на кистях рук и запястьях, мочках ушей, губах и подбородке.

«Мой гид Виктор, сын аборигенки и французского моряка, был татуирован частично, — говорит Круглов. — По его словам, долгое время после прихода европейцев татуировка считалась запретной. Но приверженцы старых традиций втайне от миссионеров продолжали разрисовывать тела. По словам Виктора, за последнее десятилетие на острове все больше и больше людей вновь обращаются к нательной росписи.

Сегодня на Нуку-Хиве один татуировщик. Он пользуется современными европейскими инструментами. А узоры, что удивительно, восстанавливает по русским гравюрам. Чтобы попасть к мастеру, нужно договариваться заранее — настолько он загружен. Среди всех разрисованных людей я обратил внимание на колоритного персонажа, покрытого татуировками с ног до головы. Наше знакомство длилось недолго: как только абориген понял, что я не собираюсь платить ему за общение и фотографии, его интерес пропал».

Такое потребительское отношение — отнюдь не влияние европейского общества. Крузенштерн и Лисянский отмечали, что нукухивцы с удовольствием шли на контакт. Но при каждой встрече едва ли не требовали подарков и подношений. Лишь однажды король Нуку-Хивы решил отблагодарить русских путешественников за презенты, подарив им свинью.

Сегодня население острова — около 2500 человек. Многие из них родились в смешанных браках европейцев и аборигенов. В деревнях построены католические храмы, по старым дорогам изредка проезжают иностранные автомобили, иногда сюда приплывают туристы. Аборигены не особо ждут их, как не ждали и 200 лет назад. Для них мало что изменилось. «Возможно, это единственное место на Земле, где время остановилось», — заключает Леонид Круглов.  

Фото: Леонид Круглов

 
# Вопрос-Ответ
Кто живет в Гренландии?

Эскимосы, датчане и другие европейцы

Где впервые ввели правила дорожного движения?

Первые такие правила ввел Юлий Цезарь в Римской Империи